facebook_pixel
  • 11 августа 2020, 16:13

    «Просыпаюсь в Новой Белоруссии». Истории людей из самого сердца протестов

    В Белоруссии два дня идет ожесточенная борьба силовиков с протестующими, один человек уже погиб. Но люди продолжают выходить на улицы, чтобы отстоять свое мнение и добиться честных выборов. Жители Минска и Бреста рассказали «360» о том, что происходит в протестных городах.
    «Просыпаюсь в Новой Белоруссии». Истории людей из самого сердца протестов

    Анна, Минск

    25 лет, переехала в Белоруссию вместе с мужем 1,5 года назад.

    Я не ожидала, что тут будет такое. Но чем ближе были выборы, тем понятнее становилось, что люди устали и не будут терпеть такие наглые действия со стороны власти.

    Все всегда говорили, что тут люди — терпилы и слабые, но вчера они доказали, что на самом деле это очень сильная и смелая нация

    Они объединились и общими силами отвоевывают свое светлое будущее. Они строили баррикады по нескольку раз — их сносили, а они снова строили. Люди выходят и кричат в один голос. Они объединились. Раньше такое сложно было представить.

    Власти вчера сыграли на том, что люди помогают друг другу: открывают подъезды, ставят воду и медикаменты. Они поставили отравленную воду (информация об этом ходила в соцсетях и подтверждения не получила — прим. ред.), а вовремя сообщить информацию сложно из-за нерабочего интернета. Очень важно сообщать информацию тем, кто протестует. Их лишили возможности знать что-то и координироваться.

    Виталий, Минск

    23 года, интернет-маркетолог.

    Люди настроены более агрессивно и решительно. Обстановка такова, что люди не выходят на работу. Но большинство все равно боится, и они поддерживают нас из дома, кричат и светят фонариками.

    Сейчас будет третий день, но кажется, что народ развивается в организации и помощи, как будто идет третий месяц: скорые организуют помощь, люди привозят продукты и медикаменты, строят баррикады, становятся в сцепки.

    В победу мы определенно верим. То, что Тихановская уехала в Литву, очень хорошо. Мы тут не за нее, а за перемены: она не лидер, а символ. Так что пусть пока отсидится.

    Люди не ломаются, выходят толпами — старики, дети, ветераны. Военные начинают бояться, потому что не знают, чего ждать. Думаю, что все кончится через пару недель, но мы многих потеряем точно, поэтому я езжу и оказываю помощь пострадавшим. Надеюсь, что до войны не дойдет.

    Анастасия, Минск

    23 года, блогер, активистка.

    Обстановка в Минске — что-то между войной и праздником. Люди в ужасе от жестокости силовиков, но в то же время выходят, радуются, поют песни, друг друга приветствуют на улицах.

    Я чувствую, что я каждый день просыпаюсь в Новой Белоруссии

    Все больше людей осознает, в какой могиле стоит трон Лукашенко, сколько пострадавших, репрессированных и загнанных. Даже те студенты, которые еще год назад боялись поставить подпись за непровластных кандидатов, сегодня идут на улицы и строят баррикады.

    Я не могу сказать, когда и чем это закончится, но я знаю, что Белоруссия на моих глазах просыпается, становится действительно независимой и смелой. У нас нет пути назад. Иначе нас ждет фрустрация и самая репрессивная осень.

    Помощь очень нужна, и она уже есть! Люди оставляют открытыми свои подъезды, чтобы протестующие могли спрятаться от разбойников. Некоторые выставляют бутылки с водой, передают медикаменты, бинты, раздают интернет.

    Пишут объявления в подъездах, в какой квартире можно по Bluetooth скачать Psiphon (благодаря ему пока можно хоть и с трудом и не всегда, но дорваться до интернета). Также они звонят демонстрантам и сообщают о том, куда направляется техника и силовики.

    В РУВД, в судах, в изоляторах временного содержания, в Центре изоляции правонарушителей никто не справляется с потоком, сами не знают, что им делать, и списки задержанных обновляются очень медленно. Непонятно, где искать людей, многие из-за этого паникуют и умоляют дать им инструкцию, где искать их близких. Но инструкции нет.

    Мария, Брест

    23 года, медицинский работник.

    Обстановка очень напряженная и пугающая. Больше напоминает момент перед взрывом, когда на табло остается 00:03 и нет возможности спастись и убежать. И ты понимаешь, что этот взрыв разорвет миллионы людей.

    Название «Беларусь» родилось из двух слов — «Белая Русь». И сердце разбивается от того, что твоя любимая Белая Русь становится красной от огня, фейерверков и крови мирных людей на дорогах.

    Страшно выходить из дома, страшно идти через главные улицы, страшно сидеть и ждать транспорт просто для того, чтобы уехать домой. Самое ужасное, что теперь окна даже страшно открывать, даже подойти к ним страшно, ибо могут попасть снарядом, как попали на балкон к семье с восьмилетним ребенком.

    Нам отрубили связь с миром, лишили человеческого права на свободную и доступную информацию, лишили связи с родственниками за границей. Якобы из-за кибератак, только за рубежом информации об этих атаках нет и в помине.

    Дают надежду те многие (именно многие, что всячески сами пытаются держаться), что снимают защитные шлемы, мирно просят разойтись и отказываются нападать на свой народ.

    Да, выходить страшно. Очень страшно. И близкие люди будут переживать. Но людям нужна помощь. И если ты можешь эту помощь дать и твое участие может спасти кому-то жизнь, то это долг каждого — протянуть руку и спасательный круг. Белоруссия верит и надеется на свободу и мирное небо! И будет за это бороться.