facebook_pixel
  • 17 сентября 2019, 14:45

    Искупалась в нефти — пиши заявление. Уволенные чиновники с трудом находят работу

    Над ульяновской чиновницей Светланой Опенышевой повис дамоклов меч из-за селфи в «шоколадной ванне». Раскрылось и то, что за год она заработала 2,1 миллиона рублей — то есть 175 тысяч рублей в месяц. Пока власти решают, увольнять ли женщину, «360» выяснил ее карьерные перспективы. Спойлер: они сомнительные.

    Искупалась в нефти — пиши заявление. Уволенные чиновники с трудом находят работу

    Опенышева работает советником губернатора Ульяновской области Сергея Морозова. За 2018 год она заработала 2,135 миллиона рублей, а в ее собственности: 90-метровая квартира, земля и гараж на 18,6 «квадрата», автомобиль Тоуоtа RАV4 2012 года выпуска, а также жилой дом на 233 квадратных метра и еще один участок на 850 «квадратов».

    Опенышева стала героиней новостей после ее поездки в азербайджанский санаторий, где она приняла целебную нафталановую — то есть нефтяную — ванну, сделала селфи и поставила подпись: «Шоколада много не бывает». Сама поездка обошлась ей не так дорого — 59 тысяч рублей проживание в санатории, плюс восемь тысяч за перелет в обе стороны.

    Сам недельный курс целебных нефтяных ванн на курорте стоит 650 долларов (41 тысяча рублей) вместе с пятизвездочным номером и трехразовым питанием, узнало РИА «Новости». Сколько именно процедур заказывала чиновница, неизвестно.

    По московским меркам отпуск обошелся не так дорого — больше бы стоил тур в Турцию. Но люди, похоже, посчитали фотографии Опенышевой нескромными — или просто обрадовались очередной возможности обругать чиновника.

    Публикацию раскритиковал губернатор Ульяновской области Сергей Морозов, посоветовал коллеге «жить более скромно», и инициировал служебную проверку, пригрозив ее уволить.

    «Налет» в коммуникациях

    Чиновникам сложно найти работу, считает HR-эксперт Зулия Лоикова. В беседе с «360» она отметила, что в коммерческих организациях с опаской относятся к бывшим госслужащим не только из-за недостаточного понимания бизнес-процессов, но и из-за непривычной для них корпоративной культуры.

    Очень сложно им найти применение, потому что есть определенные особенности, связанные с корпоративной культурой, коммуникациями, которые на госслужбе приняты

    Зулия Лоикова.

    В коммерческих структурах мало кто рассматривает специалистов с госслужбы, так как есть определенный «налет» в коммуникациях и понимании результатов на выходе. В то же время таких кандидатам всегда рады в компаниях, связанных с GR (government relations, «взаимодействие с органами государственной власти»).

    Коммерческие работодатели не хотят видеть бывших госслужащих в своих рядах, в том числе из-за льгот, к которым привыкли сотрудники структур.

    «Чиновники привыкли, что они ходят на работу, у них такой-то оклад, есть доплаты, льготы. Когда они приходят в коммерческую структуру, здесь нет льготных категорий, здесь все едины и каждый работает на единый результат. Ты не спрячешься за результатами какого-то сотрудника. Рано иди поздно это начинает раскрываться», — сказала Лоикова.

    «Бывшие чиновники — своеобразная категория людей»

    Профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНХиГС Александр Щербаков в разговоре с «360» объяснил, что бывших чиновников охотно берут на работу в тех сферах и отраслях, какие они раньше курировали. Однако в других областях отношение к ним «бесстрастное».

    Бывшие чиновники — своеобразная категория людей, поэтому трудоустройство должно быть каким-то образом находиться в рамках государственного регулирования

    Александр Щербаков.

    Поэтому многие пытаются устроиться на те предприятия, которые они раньше курировали.