facebook_pixel
  • 02 октября 2019, 19:06

    Звездные персы. Иранцы рвутся в космос вопреки США

    Иран и Соединенные Штаты — два заклятых врага. Они противостоят друг другу на море и в воздухе, но способны развязать и «звездную войну». Президент-астронавт, летающие обезьяны и смертельное оружие в качестве транспорта — самое главное об иранской космической программе в материале «360».

    Звездные персы. Иранцы рвутся в космос вопреки США

    С приходом к власти Дональда Трампа в Вашингтоне почти перестали звучать голоса пацифистов, ранее добившихся «ядерной сделки» с Тегераном. Легко и непринужденно могущественный Иран стал одним из «государств-изгоев», оказавшись под градом предостережений, угроз и санкций.

    Самое большое государство Персидского залива легко может стать отправным пунктом конфликта, готового охватить всю планету. Невероятная концентрация ресурсов, наличие горячих точек и давняя неприязнь между ключевыми игроками превратили регион в пороховую бочку, а события последних месяцев все чаще напоминают летящие во все стороны искры.

    Достаточно вспомнить про серию странных нападений и захватов нефтеналивных танкеров или воздушный налет беспилотников на два НПЗ Саудовской Аравии. Хотя атаки дронов взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы, США вместе со своими ближайшими союзниками Великобританией, Францией и Германией обвиняют в этой и других диверсиях Вооруженные силы Ирана.

    Их поддерживает наследный саудовский принц Мухаммед бин Салман, обвинивший соседей в развязывании войны против королевства. «Мы предпочитаем мирное разрешение этого вопроса, потому что война между Ираном и Саудовской Аравией приведет к краху мировой экономики», — предостерегает принц.

    На фоне новостей о передислокации Пентагоном новых сил в район Персидского залива и введения санкций против Центрального банка и других финансовых институтов Ирана совсем незаметно прошло сообщение об ограничениях, наложенных Минфином США на космические ведомства страны.

    Формальным поводом стал запуск ракеты со спутником на борту в конце августа. Об этом заявил американский госсекретарь Майк Помпео, назвавший эти испытания «серьезной угрозой» и заподозривший иранцев в разработке технологий по доставке ядерного оружия. В итоге под санкции попали три крупнейшие организации иранской космической отрасли. И это несмотря на то, что запуск ракеты-носителя оказался провальным — она взорвалась прямо на стартовой платформе, что вызвало едкую иронию со стороны Трампа.

    Насколько же далеко на самом деле Иран ушел по дороге в космос?

    Матч за третье место

    Спустя 50 лет после самых жарких событий первой космической гонки крупнейшие страны постепенно втягиваются в новый виток борьбы за покорение пространства за пределами Земли.

    Лишь самые развитые государства, имеющие собственные научные школы и передовую промышленность, способны без чужой помощи совершать орбитальные запуски и формировать группировки сателлитов высоко над нашими головами. А уж пронзить мрак космоса звездолетом и высадить десант астронавтов на чужие планеты даже в теории могут только сверхдержавы.

    В элитный клуб пилотируемой космонавтики на сегодня входит лишь три страны, которые в прошлом неоднократно отправляли своих астронавтов к звездам: Россия, США и КНР. Существует и вторая тройка претендентов: мы уже писали о космических программах Индии и Японии, вплотную подошедших к участию в колонизации околоземных территорий.

    А вот кто может быть третьим во втором дивизионе будущих покорителей галактики — вопрос спорный. Объединенная Европа, Южная Корея, Турция, Малайзия и даже КНДР имеют необходимые технологии для выхода в космос. Пожалуй, один из самых неожиданных кандидатов — это Исламская Республика Иран.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/10/49151_%D8%B3%DB%8C%D9%85%D8%B1%D8%BA_-_%D8%A7%D9%81%D8%AA%D8%AA%D8%A7%D8%AD_%D9%BE%D8%A7%DB%8C%DA%AF%D8%A7%D9%87_%D9%85%D9%84%DB%8C_%D9%81%D8%B6%D8%A7%DB%8C%DB%8C_%D8%A7%D9%85%D8%A7%D9%85_%D8%AE%D9%85%DB%8C%D9%86%DB%8C%D8%B1%D9%87_4.jpg

    Неподготовленный человек может задаться вопросом: зачем теократии, живущей по законам шариата, исследовать космос? Не надо думать, что вопросы духовности и теологии мешают иранцам разглядеть перспективы, которые открывают перед теми, кто первый получит доступ к несметным сокровищам других миров или сможет надежно закрепиться на орбите Земли.

    Созданное в начале 2004 года Иранское космическое агентство стало главным координационным центром по подготовке к орбитальным полетам и запуску спутников. За 15 лет оно добилось нескольких впечатляющих успехов, однако неудач было не меньше, чем достижений.

    Особо неприятным оказался вызвавший волну санкций взрыв ракеты и находившегося на ее борту спутника «Нахид-1» в конце августа. Авария произошла сразу после старта с космодрома Семнан — бывшего военного полигона, ставшего одной из главных стартовых площадок для иранских космических аппаратов.

    Она стала третьим по счету провалом космической программы Ирана за 2019 год. В начале года иранцам не удалось вывести на орбиту зонд «Симург», затем похожая судьба постигла спутник связи «Дусти». Почему же американцы верят, что все эти потери и жертвы — лишь попытка замаскировать программу разработки баллистического оружия?

    Опасный посланник

    Объяснение очень простое: иранцы действительно совершают высокие полеты с помощью боевых ракет, в теории способных стереть с лица Земли целые города. Вернее, с помощью их модификаций.

    Иран находится под теми или иными санкциями почти с момента возникновения новой теократической республики, возникшей после свержения светского режима шаха Пехлеви. Санкции связаны не только с ядерной программой страны, но и с впечатляющей инженерной и научной базой местного ВВП, в рамках которой был создан один из самых внушительных ракетных арсеналов Ближнего Востока.

    Баллистические ракеты серии «Шахаб» («Метеор») спроектированы на основе северокорейских разработок и могут поражать цели в радиусе до двух тысяч километров. Представим, что такая ракета будет оснащена ядерной боеголовкой, и поймем, почему наличие у Ирана обогащенного урана вызвало такой сыр-бор на международной арене.

    Добавим к этому технологию, позволяющую увеличить дальность со средней до такой, которая сможет выводить грузы на орбиту, и получим межконтинентальное баллистическое оружие: место «полезной» нагрузки займет ядерный заряд, а точкой прибытия станет не ближний космос, а любой объект на планете.

    Вот почему любые тестовые и плановые полеты носителя класса «Сафир» («Посланник»), который, по сути, является усовершенствованным «Шахабом», вызывают такое беспокойство США, чьи союзники в регионе — Саудовская Аравия и Израиль — так не похожи друг на друга, но одинаково враждебны Ирану.

    Кто тут прав, а кто виноват, зависит от угла зрения. Сами иранцы утверждают, что даже их ядерные объекты нужны лишь для научных исследований и развития атомной энергетики, а уж космическая программа и подавно сугубо мирная инициатива.

    Американцы уверены в обратном, что привело к такому стремительному и жесткому объявлению санкций против космических институтов Ирана. Причем это не формальность: современная аэрокосмическая индустрия настолько сложна, что международное сотрудничество является одним из необходимых условий по созданию передовых космических аппаратов.

    Конечно, запреты Вашингтона не отрежут Тегерану все пути сотрудничества, но серьезно замедлят работы над новыми проектами в данной области.

    Через санкции в космос

    Является ли космическая программа частью масштабного перевооружения Ирана или самостоятельным проектом — вопрос для военных экспертов. Но можно с уверенностью сказать, что свои достижения у нее есть.

    Кстати, Россия вправе рассчитывать на благодарность иранских коллег — первый спутник «Сина-1» был отправлен на орбиту с российского космодрома Плесецк в октябре 2005 года.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/10/49152_1024px-Omid_0665.jpg
    Источник фото: телеканал «360»

    Собственные ракеты-носители появились в Иране чуть позже. Первым персидским гостем в космосе стал спутник «Офид» («Надежда») — его отправили распространять «монотеизм, мир и справедливость» на 30-летний юбилей исламской революции в 2009 году. Этот 27-килограммовый полупрозрачный куб должен был помочь в исследовании стихийных бедствий и землетрясений, которые порой обрушиваются на страну. Он благополучно закончил свою миссию через семь недель и, похоже, сгорел при входе в атмосферу Земли.

    За последнюю декаду было осуществлено еще несколько запусков научно-исследовательских зондов и спутников связи, но создать собственную группировку космических аппаратов для телекоммуникации и наблюдения за поверхностью планеты Ирану не удалось. Зато был достигнут прорыв в другой области астронавтики — полетах живых существ в космос.

    Орбитальные самцы

    В персидском языке фарси есть свое слово для «космонавта» — «фазанавард». Очень примерно его можно перевести как «поднимающийся в необъятное пространство». К сожалению, честь исследователей космоса зарезервирована исключительно за людьми, иначе бы первым фазанавардом в истории страны стал бы макак.

    Его называли «Солнечный свет», но после успешного суборбитального полета смелый обезьян получил новое имя — Пишгам (пионер). В специальной биокапсуле он был заброшен в ближний космос с помощью маломощной баллистической ракеты «Фатех-110» и спустился обратно на планету с высоты 120 километров — капсула чуть не сгорела при торможении в плотных слоях атмосферах, но в итоге все обошлось.

    По слухам, Пишгам стал вторым или даже третьим орбитальным самцом — его предшественники якобы погибли во время неудачных запусков. Так это или нет, но его полет в январе 2013 года через 11 месяцев повторил другой макак по кличке Фаргам — врачи отчитались, что оба самца пережили инициацию космосом без серьезных травм.

    Успешные запуски животных позволили Ирану утверждать, что первый пилотируемый полет будет осуществлен в пределах одного десятилетия. Еще ранее было объявлено о разработке первого иранского звездолета — небольшого космического корабля рассчитанного на экипаж из трех человек — и орбитальной лаборатории.

    На волне энтузиазма о желании стать первым иранцем, который выйдет в космос, объявил тогдашний президент страны Махмуд Ахмадинежад, известный своими колоритными выступлениями на любые темы.

    Не сложилось. Несмотря на желание Ирана закрепить свой статус космической державы, планы по созданию звездолета теперь отложены по крайней мере до 2021 года. Пока все усилия страны направлены на создание надежных ракет-носителей и спутников — в ответ на серию из трех провальных запусков и введение санкций США решено ответить подготовкой еще трех полетов.

    На этой неделе иранское гостелевидение объявило, что в течение трех следующих месяцев будет запускать по сателлиту, предназначенному для научных исследований в области навигации, сельского хозяйства и экологии. И это несмотря на однозначное предупреждение Белого дома о прекращении опытов с ракетами.

    Чего-чего, а упорства лидерам исламской республики не занимать. Поневоле начинаешь верить, что со временем Ирану удастся стать членом «звездного клуба» вопреки всем усилиям США. Впрочем, все может закончиться и более банально — огромным пятном гари на бетонной глади космодрома.