• Император шести областей: стоит ли белорусам бояться быть русскими?

    Президент Белоруссии Александр Лукашенко на очередной пресс-конференции в Минске обвинил Россию в желании поглотить Белоруссию. «Нам говорят — [налоговый] маневр будет, когда будет более глубокая интеграция. А некоторые прямо говорят — мы готовы, чтобы вы шестью областями вошли в состав Российской Федерации. Шантажировать нас, пытаться наклонять, стать коленом на грудь бесполезно».
    Император шести областей: стоит ли белорусам бояться быть русскими?

    Лидера страны, составляющей вместе с Россией единое Союзное государство, не устроил тот факт, что в результате налогового маневра в российской нефтяной отрасли нефть в Белоруссию будет продаваться по ценам, близким к мировым. Тем самым может исчезнуть один из основных фундаментов лукашенковского экономического чуда — перепродажа российской нефти, полученной по близким к внутренним ценам, на мировой рынок.

    Не порадовал Александра Григорьевича и премьер-министр России Дмитрий Медведев, высказавшийся в Бресте на заседании Совета Министров Союзного государства за более углубленную интеграцию: «Россия готова и дальше продвигаться по пути строительства Союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра, единой таможенной службы, суда, Счетной палаты в том порядке, который предусмотрен договором о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года. В этом случае можно проводить и единую налоговую политику, политику в области ценообразования, тарифообразования». Скорее всего, эти слова тоже проходят у Лукашенко по разряду «поглотить».

    Конечно, в регулярных эмоциональных выплесках на грани истерики, на тему «никому и никогда не сдадим нашу незалежность и не дадим поставить нас на колени», случающихся у белорусского лидера, нет ничего нового. Обычно Лукашенко устраивает соответствующий спектакль к концу года, когда нужно в очередной раз продлить преференции на следующий год. Удивительно прежде всего то, что российская власть стала с ним все менее охотно разговаривать. Москва начинает настаивать на реальной интеграции двух государств, той самой, которую Лукашенко называет «поглощением».

    Есть ли что-то плохое в подобном «поголощении»? Абсолютно ничего.

    Прежде всего, «батьке» пора бы уже расплатиться по векселю, который он четверть века назад выдал белорусскому народу. В 1994 году он стал президентом, набрав 80% голосов, под обещание покончить с безумными националистическими затеями, прекратить раскол с Россией, начать двигаться к единству двух братских народов, которые, по сути, являются частью единого целого.

    Лукашенко, после первых нескольких лет своего правления, когда русский и белорусский язык уравняли в правах и был заключен договор о Союзном Государстве, взял прямо противоположный курс: лукаво, бочком-бочком, подальше от России. Чтобы ресурсы и деньги (российские) вместе, а политический и идейный табачок — врозь. Полтора десятилетия «батька» боролся с националистической оппозицией — «змагарами», но с того момента как в России обозначилось все более отчетливое стремление к восстановлению единства Русского Мира, идеологическая погода в Минске и окрестностях переменилась. Сегодня змагары стали по сути идеологическими комиссарами белорусского общества.

    Всюду царит истеричный культ «вышиванки». В нее не только наряжаются официальные лица, но и наряжают любую визуальную символику, включая колбасу. Хотя каким образом усвоенная древними славянами туника римского легионера, являющаяся общим наследием всех ветвей русского народа, может служить символом белорусского национализма — загадка. Всюду развешиваются таблички на «беларускай мове», еще недавнее двуязычие, при котором большинство белорусов пользовались русским языком, по сути начинает утесняться. И это при том, что для большинства белорусов официальный белорусский язык — не родной. Старики из болот Полесья, выросшие в изолированных деревнях, попросту не понимали и не понимают языка официального гостелевидения и предпочитают смотреть «понятную» Москву.

    Книжные магазины завалены публикациями о том, что белорусы, на самом деле, никакие не русские и не славяне, а… литвины, наследники «Великого княжества Литовского», в то время как нынешние литовцы — это самозванная жмудь. Ту же линию — «в эпоху ВКЛ Белоруссия была частью мирового сообщества и великой европейской державой, а потом ее захватили кляти москали» — проводят и государственные музеи. Правда непонятно, как согласовать эту абсурдную теорию с тем, что первыми князьями на территории Белоруссии были князья Полоцкие Изяслав, Брячислав, Всеслав, а в период литовского завоевания их сменили княжившие в Вильно — Гедеминас, Альгердас, Витаутас. Очевидно, что предком белорусов является тут кто-то один, либо Всеслав, либо Витаутас, причем и история, и генетика однозначно указывают на первого.

    Однако очень уж хочется прихватить кусочек чужой государственности и чужой славы назло москальскому соседу. В результате современный белорусский национализм выстраивает совершенно абсурдные конструкции. Например, в борьбе русского государства с польским паном, боровшимся за право угнетать белорусского крестьянина (мужиков спаивали водкой защищаемые панами шинкари, отпускавшие ее в счет будущего урожая, крестьяне жили в нищете и такой грязи, что характерным явлением их облика был «колтун» — плотно слежавшиеся грязные волосы, которых уже не отмыть, только отрезать), патронируемые Лукашенко белорусские националисты выступают на стороне… пана.

    Повсюду в Белоруссии можно встретить новенькие памятники польским мятежникам — участникам восстания 1863 года, издаются книги и проводятся конференции посвященные их памяти. Но нигде не найдешь даже намека на уважение к графу М. Н. Муравьеву, генерал-губернатору Западного Края, который, по сути, является отцом современного белорусского народа. Вместе с белорусскими крестьянами разбив мятежников, Муравьев добился земельной реформы в пользу мужиков, наладил образование на русском, а не на польском языке, вернул православие в край. Иными словами, именно русский губернатор, которого боготворили белорусские крестьяне (и очень ненавидели как «мужиколюбца» аристократические круги Петербурга), заложил основы современной Белоруссии.

    Император шести областей: стоит ли белорусам бояться быть русскими? | Изображение 1
    Портрет М. Н. Муравьева

    События 1863 года были освободительной войной белорусского народа против панов, однако в современном Минске вы об этом почти ни от кого не услышите, кроме кучки пророссийски настроенной интеллигенции, которую судят, бросают в тюрьмы, выдавливают из страны. Книги о подлинной, не «змагарской» истории Белоруссии выходят только в Москве и рассматриваются лукашенковскими идеологическими отделами как «иностранная пропаганда».

    По сути сегодняшних белорусов «украинизируют», выдумывая им искусственную историю, отдельную от России, искусственную идентичность, навязывая чувство враждебности к Москве. И все это без всяких внутренних, лежащих в человеческой душе оснований — даже сам Лукашенко признает, что, к примеру, Могилевская область — это более Россия, чем иные области России. Иными словами, белорусам запрещают быть русскими. Запрещают потому, что если нет оснований для «отдельности», то как заработаешь на перепродаже российской нефти, на продаже в Россию «белорусских креветок» и вообще на статусе посредника.

    При этом данные посреднические блага распространяются только на узкий круг белорусской номенклатуры. Благосостояние большинства белорусов находится в стагнации. Республика по сути работает на износ, чтобы экспортом в Россию хоть как-то свести концы с концами.

    В 90-е годы так впечатлявшее многих «лукашенковское экономическое чудо» состояло в том, что на фоне российских реформ и развала, в Белоруссии сохранилось промышленное производство и социальное государство. Однако Россия уже давно не ельцинско-гайдарочубайсовский деградант, а одна из мощнейших экономик мира, на нас, даже когда мы ошибаемся или проводим ошибочную политику, все равно работает отдача от масштаба. И пока Россия рвется вперед, растет качество жизни, Белоруссия так и осталась в 90-х. Да, в России есть кричащее неравенство между богатством и бедностью. В лукашенковской же Белоруссии только стон большей или меньшей бедности. Там, по большей части днем с огнем не сыскать даже знаменитых «белорусских товаров», так как большая часть из них вывезена в Россию.

    Экономика небольшого клочка русской земли, абсолютно искусственно вырезанного из тела России, попросту задыхается. Белоруссию не ждут на Западе — она не очень интересна ЕС, а для США представляет ценность только как форпост против России, да и так ли привлекателен сегодняшний Запад, совсем непохожий на себя четвертьвековой давности? Напротив, Россия для белорусов — это своя страна, это огромный рынок, это высокое качество жизни, причем в силу сохранения промышленности, это еще и фора даже перед другими российскими регионами, это новые возможности.

    Однажды меня с подковыркой спросили, что я могу предложить «существенного» молодым белорусам в качестве аргумента в пользу России, кроме «замшелой идеи русского мира», я не задумываясь ответил: «Хочешь айфон — будь русским». Белоруссия без России, тем более в качестве части анти-России, обречена на прозябание и деградацию, на возвращение в ад «колтуна». Белоруссия в качестве органической части России — это регион экономического роста и благополучия.

    Поэтому, когда Лукашенко пугает, что кто-то хочет, чтобы Белоруссия «шестью областями вошла в Россию», то жителям этих шести областей не стоит бояться. Чем меньше будет преград и перегородок с Россией, тем выгодней это будет для самих белорусов. Выдуманные границы, «национальные различия», искусственная история и прочее бьют по карману простого белоруса. И то, что бывший колхозник Александр Лукашенко этого не чувствует, говорит только о том, что сам он за четверть века оторвался от избравшего его народа.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции