• 31 января 2019, 19:20

    Сердце спрута. В России началась битва с мафией

    Клан — слово из компьютерной игры или фильма о шотландских горцах. Но сейчас оно звучит в контексте громких арестов отца и сына Арашуковых. Заказные убийства, устранение конкурентов, огромные суммы украденных денег — можно ли говорить о возникновении новой формации российской мафии и как ее победить?
    Сердце спрута. В России началась битва с мафией | Изображение 1
    Источник фото: пресс-служба Совфеда РФ

    В каждой стране есть свои формы организованной преступности. Раньше членов банд с жесткой иерархией в России называли «братками». Они появились с началом перестройки, став одним из первых симптомов зарождающейся рыночной экономики.

    Солнцевская, Измайловская, Медведковская и многие другие состоящие из бандитских «бригад» ОПГ наводили ужас на мирных горожан. Рэкетиры, киллеры, наркоторговцы успешно вливались в ряды молодой российской мафии.

    30 лет спустя, к концу десятых, большинство банд разгромлено или ушло в тень, их лидеры получили серьезные сроки, бежали за границу или давно лежат в земле. Однако есть ощущение, что самые опасные банды не уничтожены, а эволюционировали.

    Эта преступная формация не разменивается на сбор дани с уличных ларьков, масштабы ее криминальной деятельности поражают, а щупальца проникли в самые высокие эшелоны власти и опутали целые регионы страны. Речь идет о кланах, по всей видимости, подмявших под себя Дагестан, Карачаево-Черкесию и другие территории Северного Кавказа.

    Рождение мафии

    Арест сенатора Рауфа Арашукова шокировал многих — пожалуй, в стенах Совета Федерации еще ни разу не происходила такая драматичная сцена. Главы силовых ведомств зачитывают обвинения, затем «мускулистые ребята в штатском» уводят задержанного.

    Дальше — больше: задержан отец сенатора, топ-менеджер газовой отрасли Рауль Арашуков, затем обвинения предъявляются его двоюродному брату Руслану. Помимо прочего, их всех подозревают в участии или организации ОПГ.

    Такой тесный клубок семейных связей объясняет, почему журналисты заговорили о клане Арашуковых. Клан, члены которого подозреваются в мошенничестве на десятки миллиардов рублей и ряде заказных убийств, это уже настоящая мафия. Причем такого же типа, как и криминальное сообщество, впервые названное этим словом.

    Возникшее более 100 лет назад объединение сицилийских преступных кланов также изначально было привязано к конкретному географическому региону, но позже распространилось по всей Италии и крупнейшим городам США. В отличие от обычных бандитов, мафия не чурается власти, а наоборот, всеми силами пытается либо запугать и подкупить чиновников, либо внедрить в официальные структуры своих людей, что стало одной из главных причин ее живучести.

    Конечно, никто не виноват, пока его вину не признал суд. Адвокат задержанного сенатора уже сообщил прессе, что тот считает себя жертвой «политического заказа». Однако масштаб приписываемых семье Арашуковых преступлений говорит о том, что в Карачаево-Черкесии, как и в Дагестане, существуют влиятельные криминальные силы, пронизавшие все местное общество. Ведь украденные миллиарды не растворились в воздухе, а за убийствами стоят реальные заказчики.

    Именно зачистка коррумпированных органов управления Дагестана показала, как происходит смычка преступников с властью. Только за один минувший год в республике правоохранители арестовали имущества свыше чем на два миллиарда рублей и расследуют дела в отношении 40 высокопоставленных чиновников и глав предприятий. «В преступные сообщества на территории республики входили депутаты различных уровней», — отмечается в итогах года от дагестанской прокуратуры.

    Принимать это не хочется, но есть все основания полагать, что в России есть несколько могущественных мафиозных кланов.

    Столкновения с кланами

    Сердце спрута. В России началась битва с мафией | Изображение 2
    Источник фото: Wikipedia

    Как противостоят мафии в стране, где она зародилась? Итальянское государство с переменным успехом борется c гангстерами практически с момента своего основания, и эта борьба гораздо тяжелее той, что показал советским телезрителям популярный сериал «Спрут», хотя даже там главный герой, принципиальный комиссар Коррадо Каттани, в итоге погибает.

    К сожалению, наиболее эффективными оказываются неприемлемые в нормальной стране способы: фашистский диктатор Муссолини серьезно проредил мафиозные ряды постановочными процессами, когда приговор был заранее известен.

    Впрочем, и в демократическом обществе медленно, но верно выработали методику борьбы с мафиозными структурами. В Италии есть специальные антимафиозные законы. Они предполагают серьезное наказание за одно только членство в преступной группировке, еще более сурово караются ее руководители.

    Кроме особых подразделений полиции, следователей и судей, специализирующихся на крупных процессах над мафиози, в Италии уже полвека существует Антимафиозная комиссия, состоящая из членов обеих палат парламента. Она занимается как законодательной деятельностью, так и изучением иных вариантов борьбы с мафией. В отдельных случаях комиссия вправе требовать проведения расследования, а также является органом, перед которым дают показания особо важные свидетели.

    Нарушивших кодекс молчания мафиози называют пентито. Именно благодаря им, находящимся в особой программе защиты свидетелей, мафии были нанесены самые ощутимые удары. Первым важным пентито стал Томмазо Бушетта, чьи показания помогли провести в конце 1980-х годов процесс против почти 350 членов мафии. Он показал, что во главе сицилийской коза ностра находится небольшая группа людей, никогда не марающих руки лично, но несущих полную ответственность за все преступления.

    Аресты ключевых фигур коза ностра позволили разобщить и временно ослабить преступный синдикат. Недавно он вновь объединился под руководством «крестного отца» Сеттимо Минео. В конце прошлого года сицилийские правоохранители провели операцию «Купол 2.0», в ходе которой задержали самого Минео и еще 50 человек. Теперь их ждут длительные судебные разбирательства. Помешают ли они мафиози? Прошлый «крестный отец» Тото Риина по прозвищу «Зверь» спокойно управлял своей подпольной империей прямо из федеральной тюрьмы.

    Мафия пустила глубокие корни в итальянском обществе, и борьба с ней далека от завершения. Хочется верить, что в России все не так запущенно. Об этом косвенно свидетельствуют успешные операции правоохранительных органов в Дагестане и Карачаево-Черкесии. И все же очевидно, что без постоянной профилактики и контроля за коррупцией и непотизмом в органах власти их легко может поглотить мафиозный спрут.

    «Власть не должна допустить слияния с синдикатами, иначе она станет ими и никто уже не сможет обнаружить разделяющую их границ», — цитирует аналитик Андрей Бинев легендарного борца с мафией Джованни Фальконе, и это, пожалуй, главное, что надо знать о борьбе с этим почти бессмертным злом.