facebook_pixel
  • 28 февраля 2018, 18:40

    Журналисты обсуждают харассмент в своей работе. Их часто домогаются?

    Журналист Максим Кононеко назвал «смешными» обвинения в харассменте в адрес депутата Госдумы Леонида Слуцкого. Его коллега Екатерина Винокурова заявила, что повода для веселья нет — для всех девушек сексуальные домогательства являются «большой драмой». По ее мнению, журналисты беззащитны, ведь за любой неверный шаг их могут лишить аккредитации. «360» разбирался, есть ли место харассменту в СМИ.

    Журналисты обсуждают харассмент в своей работе. Их часто домогаются?

    С чего все началось

    О сексуальных домогательствах со стороны Леонида Слуцкого к представительницам СМИ сообщил телеканал «Дождь» 22 февраля. Всего о харассменте рассказали три журналистки на условиях анонимности: две из них работают в парламентском пуле, а еще одна занимает должность продюсера телеканала. Последняя заявила, что Слуцкий якобы согласился прийти на эфир, только если та согласится с ним поужинать. «Когда он пришел на эфир, он пытался поцеловать меня в губы и потрогать за ягодицы», — сказала продюсер.

    Единственной, кто открыто рассказал о сексуальных домогательствах со стороны Слуцкого, стала заместитель главреда RTVI Екатерина Котрикадзе. Она заявила, что верит всем обвинениям в адрес депутата, поскольку сама стала жертвой харассмента с его стороны.

    «Я позвонила господину Слуцкому с просьбой об интервью, и он пригласил меня в свой офис без камеры, чтобы обсудить то, как будет проходить интервью», — сказала Котрикадзе. Во время встречи парламентарий проводил ее в кабинет, после чего закрыл дверь на ключ. «Затем он стал меня трогать, пытался поцеловать… Я вырвалась и убежала», — заявила девушка.

    На тот момент Котрикадзе было 26 лет. О случившемся она никому не рассказывала, чтобы избежать неприятностей. «Об этом никогда не говорят вслух, поскольку мы понимаем, что особого смысла в этом нет — ты только рискуешь навлечь на себя оскорбления и обвинения во вранье», — подчеркнула она.

    Слуцкий все обвинения в свой адрес отрицает. Он заявил, что оставляет за собой право подать судебный иск против «Дождя».

    «В данном случае речь идет не о харассменте. Все, кто меня хотя бы сколь-либо знает, представляют, что я вряд ли способен на подобного рода поступки. Тем более странно — об этом уже говорили мои коллеги, — что это через год даже с лишним вылезли ниоткуда, поскольку сами виртуальные, анонимные носители этих нападок говорят о том, что это было давно. Следовательно, это некая провокация с целью внести ложку дегтя в мою репутацию», — заявил депутат в интервью РИА «Новости».

    Журналист Максим Кононенко назвал первое обвинение против Слуцкого смешным. Об этом он сообщил в своем Telegram-канале в ответ на заявление коллеги Екатерины Винокуровой, которая призвала вынести случай с парламентарием на рассмотрение комитета по этике.

    «Я вот вроде и возмущение девушек понимаю. И Винокурову тоже. Но, с другой стороны, вот это вот „провел ладонью по лобку“ — ну ведь это же смешно, а», — написал журналист.

    Екатерина Винокурова повода для смеха не увидела и назвала харассмент в отношении журналисток «большой драмой для девушек». «И да, журналистки — они совершенно беззащитны в этом плане, потому что шаг вправо, шаг влево — лишение аккредитации», — заявила она.

    Журналистика и харассмент

    Каждая представительница СМИ хотя бы раз в жизни сталкивалась с харассментом, рассказала Винокурова «360». «Безусловно, речь идет не о невинном флирте, а о жестких приставаниях. Конечно, в том, чтобы ухаживать за женщинами, нет ничего страшного. Но если одна сторона сказала слово „нет“, то второй надо остановиться», — заявила она.

    Винокурова уверена, что главный способ давления на журналистки — лишение аккредитации, поэтому многие женщины о случаях харассмента предпочитают молчать.

    У меня, например, есть подруга, которая стала жертвой харассмента и думала о суициде. Вот настолько это неприятно и мерзко. Последнее дело — это высмеивать эту тему, ведь женщинам это доставляет огромное неудобство и страдания <…> Проблема в том, что харассмент — достаточно сложно доказуемая штука, ведь журналисты, как и остальные люди, не держат в кармане вечно включенный диктофон

    — Екатерина Винокурова.

    Другой точки зрения придерживается ведущая Первого канала Марина Ким. По ее мнению, журналисты обоих полов редко становятся жертвами сексуальных домогательств. «Это люди рабочие, и у них нет времени на это. Это же не секретарши в офисе», — заявила она «360». Ким уточнила, что никогда не встречалась в своей работе с харассментом, а аккредитации сотрудников СМИ могут лишить по многим причинам.

    Я считаю, что харассмент — это глобальная проблема, но не могу сказать, что эта тема в журналистике процветает. Очень опасно, когда один случай превращается в такую волну. Не нужно обобщать всех, а каждый случай [нужно] разбирать отдельно. Неплохо, что такие случаи придаются огласке. Но иногда в этом обвиняют тех мужчин, которые совершенно ни в чем не виноваты

    — Марина Ким.

    Мужское мнение

    Россия не отличается от иных стран — у нас тоже есть начальники, которые способны потребовать от женщин сексуальные услуги взамен на продвижение по службе, заявил телеведущий Владимир Познер в интервью «360». «Кому журналистка может пожаловаться? Скажет начальнику, что к ней приставал какой-нибудь Иван Иванович? Может, он сам к ней пристает», — сказал он.

    Познер считает, что часто женщины боятся придавать такие случаи публичной огласке из-за осуждения окружающих. «Это непростое дело. А тех, у кого хватает смелости это рассказать, я только приветствую», — заявил собеседник «360».

    Взрослая женщина способна за себя постоять, но это не исключает того, что ее может лишить работы какой-нибудь влиятельный человек, считает журналист Максим Шевченко. «Такие случаи нужно очень внимательно рассматривать и серьезно к ним относиться. Поэтому здесь я на стороне женщин», — сказал он.

    Шевченко уверен, что за легкие приставания женщина всегда может дать обидчику «по рукам». Если речь идет о профессиональной зависимости, то эта история должна быть предана огласке.

    Я думаю, что женщины испытывают зачастую грубые и хамские домогательства. Ведь если ты подходишь к женщине, а она тебе отказывает в походе на ужин, то надо искать другую. А если вы начинаете распускать руки, то это вообще грубая манера хамских мужичков. Я считаю женщин достаточно беззащитными перед такими, как Слуцкий или Вайнштейн, которые считают себя такими мачо, что им не могут отказать. Это поведение, заслуживающее осуждения

    — Максим Шевченко.

    Реакция в Госдуме

    Депутат Госдумы Оксана Пушкина в интервью «360» сообщила, что намерена ввести ответственность за харассмент. Поправки будут внесены в законопроект «О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации», который рассматривается нижней палатой парламента с 2003 года. По словам Пушкиной, сегодня россияне защищены от многих видов сексуальной агрессии, но ответственность за домогательства на работе никак не регламентируется.

    «Мы можем говорить в целом о сексуальном домогательстве: соседа к вам, прохожего, но когда мы на работе, дальше вступает в силу очень много факторов, очень при этом специфических именно во взаимоотношениях сотрудников друг между другом. И один из них, допустим, может быть и женщина-начальник», — сказала она.