• «Харассмент по‐грузински»: журналистка выиграла суд по делу о сексуальных домогательствах

    Суд Грузии поставил точку в резонансном деле о харассменте. Журналистка Татия Самхарадзе стала первой грузинской женщиной, которая во всеуслышание заявила о сексуальных домогательствах работодателя, известного телеведущего Шалвы Рамишвили. Суд, несмотря на недовольство консервативной части общества, встал на ее сторону. Звезду телевизионного экрана признали виновным и приговорили к выплате компенсации. «360» подробно разобрался в этой истории.
    «Харассмент по‐грузински»: журналистка выиграла суд по делу о сексуальных домогательствах
    Следующая новость

    Карьерный рост за «услугу»

    История Татии Самхарадзе лишь отчасти похожа на сотни неозвученных рассказов жертв сексуальных домогательств. Симпатичная, амбициозная и современная, она стремилась сама создать себя. Она устроилась на популярный грузинский телеканал, где ее карьера шла по нарастающей. Но весной 2016 года журналистка столкнулась с тем, что в западном мире описывают словом «харассмент», а в Грузии — более понятным выражением «услуга за услугу».

    По слова Самхарадзе, ее бывший работодатель, телеведущий Шалва Рамишвили, потребовал от нее определенной близости в обмен на карьерный рост. Из-за постоянных притеснений девушка уволилась с работы и подала на ведущего в суд.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/01/24591_%D0%A8%D0%B0%D0%BB%D0%B2%D0%B0.jpg
    Источник фото: Facebook.com/pg/ShalvaRamishviliOffical

    Самхарадзе рассказывала, ей было сложно переступить черту, да и в успех не верила.

    Табуированная в Грузии тема сексуальных домогательств для журналистки обернулась чуть ли не обструкцией. На нее тут же обрушились с публичной критикой в социальных сетях. Тем удивительнее было решение суда: Рамишвили приговорили к штрафу в размере 750 долларов. Он попытался обжаловать приговор, но проиграл апелляцию.

    Самхарадзе призналась, что сумма штрафа для нее не имела никакого значения.

    Обратная сторона харассмента

    Несмотря на судебное решение, далеко не все в Грузии верят в виновность Рамишвили. Многие считают, что он сам стал жертвой закулисного лобби, а Татия Самхарадзе попросту воспользовалась именем телеведущего, чтобы заявить о себе и придать истории особое надрывное звучание.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/01/24592_1.JPG
    Источник фото: Аacebook.com/tamar.samkharadze.737

    «Здесь просматривается очевидное лобби. Реальной обиды на Шалву быть не может. Я участвовала в передачах, где они вместе работали, и никогда не замечала, чтобы он позволил себе лишнее. К тому же Шалву всегда окружали красивые женщины, которые выглядели не хуже, чем Татия, но почему-то никто и никогда не сказал, что Рамишвили как-то не так посмотрел или на что-то намекнул», — рассказала известная грузинская журналистка Лали Морошкина.

    Она пояснила, что знакома с Рамишвили со школьной скамьи и уверяет: дурного слова о нем в жизни не слышала. Хотя ситуации бывали разные, в том числе и такие, попадая в которые, случается, что человек дает слабину.

    «Мы вместе боролись против режима Саакашвили. Шалва сидел в тюрьме. Он очень талантливый человек, преданный друг. И знаете, если кому и вешаются на шею, то это Рамишвили. Поэтому кому-то он, наверное, стал поперек горла. Потому что такие вещи так просто не происходят. И то, что позволила себе Татия, это очень некрасиво. И, я думаю, она попадет под шквал критики и осуждения», — пояснила журналистка.

    Противоречивый закон о гендерном равноправии

    «Дело Самхарадзе против Рамишвили», помимо морального, имеет очевидный политический подтекст. Этой весной в грузинском парламенте планируют рассмотреть законопроект, который должен очертить границы дозволенного в общении между мужчинами и женщинами.

    Дело в том, что самого термина «сексуальные домогательства» в законодательстве Грузии нет. Есть близкие по сути законы, но в них либо не определены санкции за гендерные притеснения, либо вовсе не рассматривается понятие «сексуальное давление».

    Другое дело, что среди парламентариев и правозащитников до сих пор нет единства в вопросе: а что именно считать «сексуальным домогательством».

    По закону это некие действия сексуального характера, цель которых оскорбить достоинство человека. То есть формально речь в этом случае может идти как о конкретных физических действиях, так и о скабрезных высказываниях.

    Не удивительно, что некоторые политические деятели в Грузии называют законопроект «сырым» и «противоречивым».

    «У нас президент женщина. Мы страна царицы Тамары. У нас все главные религиозные объекты называются женскими именами. То есть Грузия, в принципе, — это страна матриархата. То, что мужчины у нас позволяют красивые тосты, ухаживания за женщинами, — это всегда адекватно воспринималось. Поэтому сейчас убивать то, что красиво позиционирует Грузию, попросту глупо. Понятно, что кому-то выгодно принять этот закон и потом получать большие гранты», — подчеркнула Лали Морошкина.

    Так или иначе, если этой весной грузинский парламент все же примет закон о «сексуальных притеснениях», то в нем будут очерчены четкие санкционные рамки. За домогательства в Грузии планируют штрафовать примерно на 400 долларов.

    Согласно исследованиям Женской организации ООН, каждая пятая грузинская женщина подвергается той или иной форме сексуального насилия и притеснения.

    Следующая новость