• 01 ноября 2018, 16:26

    Главреда украинского Vogue уличили в плагиате. Она оправдала воровство плотным графиком

    Главного редактора украинской версии модного журнала Vogue Ольгу Сушко обвинили в плагиате и отстранили от работы. Пользователи интернета обнаружили, что она выдавала мысли других журналистов за свои, еще работая в структурах «Коммерсанта». Подробности скандала, мнение жертвы воровства и издателя глянца — в материале «360».
    Главреда украинского Vogue уличили в плагиате. Она оправдала воровство плотным графиком

    #сушкогейт

    Всего за два дня коллеги Сушко из разных изданий и пользователи соцсетей обнаружили несколько случаев, когда вступительное слово главреда издания подозрительно напоминало тексты других журналистов. Обличительную кампанию с хештегом #сушкогейт начали авторы Telegram-канала «Киев Фэшн Лавэз».

    «Первое изображение — письмо Шахри (шеф-редактор российского издания Harper’s Bazaar Шахри Амирханова — прим. „360“), Harper’s Bazaar июль–август 2006. Второе — письмо Сушко, Vogue UA, июнь 2018. Найдите 10 отличий! Главный редактор „главного“ издания о моде берет из своего архива журнал 12-летней давности и просто пишет чужой текст», — возмутились они

    Главреда украинского Vogue уличили в плагиате. Она оправдала воровство плотным графиком | Изображение 1
    Источник фото: Telegram-канал «Киев Фэшн Лавэз»

    О плагиате заговорили в СМИ и соцсетях. Скандал докатился до самой Амирхановой, которая отреагировала достаточно сдержанно.

    После произошедшего Сушко извинилась перед читателями и редакцией и попыталась объясниться. Она написала, что виной всему стала высокая загрузка — это не всегда позволяло ей самостоятельно писать вступительное слово редактора. Иногда эти колонки придумывал внештатный автор, с которым она много лет сотрудничает.

    «Шахри Амирханова Shakri Amirkhanova– талантливый журналист и большой профессионал своего дела. Приношу ей свои извинения и сожалею, что ее имя появилось в этой неприятной истории. Вот так случилось. Это моя ошибка. От ошибок никто не застрахован. Все мы делаем ошибки, о которых потом сожалеем. Это жизненный урок. И еще возможность подумать и стать мудрее. А в моем случае еще и понять, что слово редактора — не дежурная страничка, а способ прямого и личного разговора с читателем», — добавила она.

    Но «народный гнев» было уже не остановить. Пользовательница Facebook Карина Коломиец обнаружила сразу несколько заимствований Ольгой Сушко текстов российских журналистов — Геннадия Иозефавичуса и Марины Прохоровой.

    А это заимствованные мысли кинокритика Андрея Плахова, опубликованные в 2011 году в «Коммерсанте».

    Главреда украинского Vogue уличили в плагиате. Она оправдала воровство плотным графиком | Изображение 2
    Источник фото: Telegram-канал «Киев Фэшн Лавэз»

    Украинская журналистка Алена Мельник заявила, что Сушко использовала чужие тексты еще в те времена, когда она возглавляла приложение «Коммерсант-Weekend».

    «Ок, мне не дают покоя лавры человека, который может нагуглить все. И кажется, я нагуглила ответ о гострайтере. 2013 год, Ольга Сушко, „Коммерсант“, статья „Монаршей милостью“ о Ритц в Мадриде. Или же 2008 год, Виктория Завьялова, книга „Лучшие отели мира“. Это переходящий гострайтер пятилетней выдержки так лажал все время и никто не заметил? А был ли мальчик?»

    Еще один пример. На этот раз использован текст Валерия Панюшкина из «Сноба».

    Кроме этих примеров, в Telegram-канале приведены и другие свидетельства плагиата Сушко. Новых комментариев от уличенного в воровстве чужих мыслей главного редактора пока не было. Зато они последовали от обладателей прав на издание Vogue на Украине компании Condé Nast International и холдинга «Медиа Группа Украина».

    «Мы категорически против плагиата и начинаем внутреннее расследование, чтобы прояснить все обстоятельства и детали случившегося. На время расследования Ольга Сушко будет отстранена от должности главного редактора Vogue UA», — сказано в совместном заявлении.

    «Вот такие «папуасы“»

    Журналист Валерий Панюшкин, чей текст тоже позаимствовала Сушко, пояснил «360», что относится к плагиату крайне негативно. Но при этом отдает себе отчет, что в целом это явление стало нормой жизни. Студенты используют копипаст при составлении рефератов, чиновники «пишут» диссертации, воруя куски чужих работ.

    «Это общее падение профессионального уровня. И делать мне больше нечего, как сердиться на женщину, которую я не знаю и, наверное, и не узнаю и никогда», — сказал журналист.

    По его словам, подавать на главреда Vogue UA в суд и требовать какой-то компенсации за использование своего труда он не намерен. У него достаточно новых оригинальных идей, и скандалить из-за того, что «какой-то мелкий воришка что-то давно написанное спер», ниже его профессионального достоинства.

    «Ну, ворье, конечно, что тут скажешь. Если бы я ее встретил, то, не знаю… Понимаете, совсем не хочется тратить время и силы на нравоучения. Если ей мама и папа не объяснили, что воровать нехорошо, то что я ей объясню?» — добавил он.

    При этом уровень журналиста, ворующего чужие тексты, Панюшкин назвал низким, отметив, что таких случаев в последнее время стало много.

    «Вот такие „папуасы“, которые не знают, что заметки не надо делать копипастом, а нужно выдумывать из своей головы», — заключил он.

    В разговоре с «360» издатель журнала Maxim Дмитрий Седякин также выразил мнение, что плагиат всегда плох. Потому что текст всегда остается собственностью автора. Другое дело, если, опираясь на чью-то работу, люди создают что-то прорывное и новое. Хотя, по его словам, заимствования встречаются везде: 50% всей современной музыки базируется на чем-то созданном ранее.

    «Так же и в глянце. Тематические вещи часто становятся развитием чего-то уже опубликованного. Гораздо хуже, когда готовую идею забирают „под ключ“, выдавая за свое. Мы в Maxim с этим боремся. У нас часто воруют материалы, выкладывая в каналах „Яндекс.Дзена“, мы стараемся это отслеживать», — сказал он.