• 20 июня 2019, 23:05

    Германия решила защитить мужчин от домашнего насилия. Нужна ли такая программа в России?

    Фонд помощи мужчинам рассказал «360» о сложностях работы с мужчинами в борьбе со стереотипами

    В Германии запустили программу помощи мужчинам, пострадавшим от домашнего насилия. Пока только в двух регионах. Создатели планируют открыть горячую линию, онлайн-платформу для обращений, консультационные центры и даже приюты. Призывы создать такую программу звучат и в России. Что говорит об этом мировой опыт? «360» пообщался с председателем фонда ManKind Initiative в Британии и узнал о сложностях работы с мужчинами, пострадавшими от домашнего насилия.
    Германия решила защитить мужчин от домашнего насилия. Нужна ли такая программа в России?

    — Начнем с подхода. Насколько действенным его можно назвать? Я имею в виду разделение пострадавших по половому признаку — на мужчин и женщин. Не лучше ли иметь одну организацию и для тех, и для других?

    — Ключевой вопрос не в том, есть ли у вас одна организация, которая поддерживает мужчин и женщин, или же у вас отдельные фонды. Главное, чтобы вся поддержка, оказываемая мужчинам, пострадавшим от насилия в семье, действительно им оказывалась. И чтобы признавались барьеры, с которыми сталкиваются мужчины-жертвы. В первую очередь их повсеместное воздержание от обращения за помощью. Именно у мужчин присутствует страх, что их не воспримут серьезно. И, конечно, вся поддержка должна быть доступна нон-стоп.

    Если мы живем в инклюзивном мире, то крайне важно признавать факт наличия домашнего насилия и в отношении женщин, и в отношении мужчин. В Великобритании, например, каждая третья жертва домашнего насилия — это мужчина. В связи с этим мы очень поддерживаем данную инициативу в Германии. Мы надеемся, что все больше стран Европы проявит разумный подход к данному вопросу.

    — Когда создается подобная программа или фонд, что важно держать в уме? С какими сложностями организаторы могут столкнуться на государственном или социальном уровне?

    — По-прежнему существует мнение, хотя сейчас оно не так сильно, как раньше, что домашнее насилие является проблемой исключительно женщин. Крайне важно, чтобы полиция и местные органы власти обеспечивали доступность услуг и для мужчин. И чтобы все их сотрудники поддерживали мужчин, которые решаются дать показания. Чтобы наличие проблемы признавали. Слишком часто мы слышим, что мужчины сообщали о факте домашнего насилия, становились жертвами. А полиция и другие не верили им, не воспринимали их так серьезно, как если бы восприняли женщину с теми же показаниями. Ситуация улучшается, но предстоит еще пройти долгий путь, чтобы отношение к мужчинам и женщинам были одинаковым.

    Германия решила защитить мужчин от домашнего насилия. Нужна ли такая программа в России? | Изображение 1
    Источник фото: пресс-служба Скотленд-Ярда

    — Допустим, мужчина знает, что когда он пойдет в полицию, есть вероятность, что ему откажут или не поверят. Как организации помогут им? У них появится больше мотивации?

    — Да. Крайне важно, чтобы организации предоставляли помощь мужчинам, которые хотят сообщить о преступлении в полицию. Фонды помощи могут помочь мужчине собрать доказательства, научить разговаривать с полицией. Важно, чтобы, и у самих этих организаций были хорошие рабочие отношения с полицией. И сам полицейский должен убедиться, что он относится к любому пострадавшему мужчине точно так же, как к женщине. Если вы не выполняете это требование, то вы подводите жертв насилия, будь то мужчина, женщина или ребенок.

    — ManKind Initiative существует уже довольно долго. Могли бы вы сказать, за последние, допустим, лет пять, ситуация с числом пострадавших от домашнего насилия мужчин как-то изменилась?

    — За последние пять лет мужчин, которые обращаются за помощью к нам или в полицию Британии, стало в три раза больше. Они приходят и говорят, что стали жертвами. Это происходит не потому, что увеличивается количество пострадавших, а потому, что все больше мужчин чувствуют смелость и уверенность прийти и дать показания. И полиция также призывает их делать это. Великобритания, думаю, сейчас стала мировым лидером в поддержке мужчин, ставших жертвами домашнего насилия. И есть многое, чему другие страны могли бы поучиться.

    — А в каких странах такие инициативы нужны больше всего?

    — Везде должны быть подобные фонды и программы. Везде должна быть возможность для пострадавших чувствовать поддержку и обращаться за помощью — в каждой стране Европы. Если какое-то государство не имеет подобного сервиса, то ему следует срочно его основать. Потому что в таком случае они не смогут называть себя инклюзивными странами — я имею в виду, если они не поддерживают жертв-мужчин. Если нет такой организации, то она должна быть. Это в приоритете.

    Германия решила защитить мужчин от домашнего насилия. Нужна ли такая программа в России? | Изображение 2
    Источник фото: телеканал «360»

    — Такая организация смогла бы работать в России, учитывая разницу в менталитете? Или Россия нуждается в немного другом подходе? Что бы вы посоветовали людям, которые хотят создать подобный фонд?

    — Мне кажется, что в России, вероятно, сильна более «мужская» культура. Это накладывает отпечаток на признание проблем мужчин. Организаторам подобных фондов в России я бы посоветовал быть как можно более убедительными. Убедить власти, что домашнее насилие — это проблема не только женская, это касается мужчин и детей. Важно, чтобы эта проблема поднималась, чтобы о ней говорили. Нужно показать, что если мы искореним насилие в семье, это сделает крепче всю страну и общество! И нет никакой слабости в том, что мужчина оказался жертвой домашнего насилия. Слабой надо считать страну, которая не готова протянуть своему гражданину руку помощи в любое время.

    — Я думаю, что если государство не очень активно помогает, то стоит попробовать продвигать это через соцсети.

    — Да, определенно.

    — Вы часто говорили о том, что нужно признать насилие над мужчинами, что о нем меньше говорят. То есть все-таки стоит создать отдельные организации помощи мужчинам и женщинам, потому что так мы даем больше фокуса на проблеме?

    — Есть необходимость создавать организации, которые поднимают определенные проблемы. Важно, чтобы были отдельные службы помощи именно мужчинам и мальчикам. Эту их необходимость долго игнорировали, особенно в вопросах домашнего насилия. Главное — это сделать так, чтобы были сервисы, которые поддержат этих людей. Чтобы голоса мужчин были услышаны громко и ясно в коридорах власти, потому что в данный момент множество мужчин в уязвимом положении, их игнорируют, они не знают, как получить поддержку. Это проблема всей Европы.

    — Как помочь этим мужчинам, если государство не принимает участия? Подобные фонды как-то помогают в юридическом плане?

    — Ключевым моментом является то, что все организации собирают информацию и данные, чтобы встретиться с полицией, чтобы открыть дело поддержки мужчин-жертв. Десять лет назад в Великобритании было очень тяжело убедить полицию и государство принять дело с мужчинами в роли жертв домашнего насилия всерьез. После долгих лет убеждений и работы они теперь принимают их. Великобритания сейчас является мировым лидером по поддержке мужчин-жертв домашнего насилия. И это заняло у таких организаций, как наша, больше десятилетия. Мы рекомендуем другим организациям в Европе и России действовать так же.