• Геи и трансгендеры спасают Украину. Фотограф наглядно показал «с чего начинается Родина» для украинцев

    Казалось бы, кому какое дело на войне, кто из военнослужащих, кого больше любит ‐ мальчиков, девочек или, может, обоих сразу. Но реальность не всегда совпадает с мечтами, а потому ЛГБТ‐травля распространена везде. И мало кто задумывается, что вместе с гетеросексуалами на Украине воюют и геи. Украинский фотограф Антон Шебетко создал фотопроект «Мы были здесь» ‐ как раз о таких людях. Его историю приводит портал Bird in Flight.

    В конфликте на востоке Украины, участвовали больше 330 тысяч граждан страны, но никто никогда не говорил, сколько из них — представители нетрадиционной сексуальной ориентации. Консерваторы предпочитают думать, что в рядах их «героев» все «нормальные», и очень любят использовать этот аргумент, выступая против маршей равенства и «парадов гордости».

    Автор фотопроекта «Мы были здесь» Антон Шебетко рассказывает: «Проект призван показать людей, которые, с одной стороны, являются современными украинскими героями, а с другой — игнорируются большинством своих соотечественников. Проект рассказывает о представителях сообщества ЛГБТ+, участвовавших в АТО. Некоторые из них сейчас солдаты, добровольцы или волонтеры… Конфликт и целостность этих идентичностей нашли свое отражение в серии портретов».

    Фотограф подчеркнул, что многие мужчины из подборки попросили не называть свои реальные имена, поскольку не совершали каминг-аут «на гражданке».

    «Это считается чем-то постыдным»

    34-летний Влад — военнослужащий не по призванию, а по случаю. Молодой человек признался, что никогда не думал, что будет служить в ВСУ, но это его заставила сделать жизнь: в родном городке в Одесской области прилично заработать на жизнь оказалось очень сложно. На малой родине многие догадываются об ориентации солдата, но в открытую никогда не говорят. Мужчина сам рассказал о своих пристрастиях лишь самым близким, тем, в ком точно уверен.

    Не принято обсуждать предпочтения и на службе — «это считается чем-то постыдным».

    «Я бы сказал, что армия процентов на 90 гомофобна. За ориентацию не увольняют, но могут перевести служить в отдаленные места, чтоб никто тебя не видел, не слышал и не знал», — признался военнослужащий.

    «Отреагировали паршиво»

    32-летний Николай — военнослужащий и парамедик. Он признался, что тоже никогда не думал попасть в самую гущу военных действий, всегда работал в тылу. Но вскоре внезапно для самого себя решил, что пора.

    Николай — один из немногих, кто сделал публичный каминг-аут в своей части. Он рассказывает, что к этому его подтолкнул «кровавый КиевПрайд»: в 2015 году во время ЛГБТ-парада в Киеве на шествие налетела толпа молодчиков, которая распылила в толпе газ. Тогда украинец решил, что надо что-то менять, противостоять этой системе гомофобии.

    «Реакция была абсолютно разная. В одном из добровольческих батальонов отреагировали паршиво. Но даже в этом отряде нашлись ребята с мозгами, которые разжевывали остальным, что это не их проблемы. „Нормальный пацан: приезжает, делает дело, уезжает“».

    Николай отмечает, что на войне никому нет дела до того, кто кого любит. Приоритеты совсем другие.

    «С одним сержантом у нас были отношения»

    31-летний Виктор — демобилизовавшийся доброволец. Попасть в эпицентр боевых действий молодой человек пытался дважды, но взяли только во второй раз, когда срочно потребовались люди. Он признался о своей ориентации только самому близкому другу: тот опешил от неожиданности, но высказывать недовольство не стал. Никому больше Виктор не открылся, объяснив это тем, что, мол, там простые мужики, зачем им знать. Поэтому в части зачастую приходилось шифроваться и выдумывать подробности несуществующих романов с женщинами.

    Однако за полтора года службы отношения с «коллегой» все же случились. Расстались мужчины, выйдя на «гражданку»: не сошлись характерами.

    «Я считаю, что надо проводить просветительскую работу, чтобы окружающие понимали, что существуют люди другой ориентации, но раньше они об этом не говорили из-за бытовой агрессии. Люди не дебилы. Каминг-аут нужно делать, но также нужно объяснять, для чего ты это делаешь».

    «Внешность не соответствует паспортным данным»

    23-летний Августин — трансгендер. Он сменил пол еще в 19 лет, учась в университете. Когда началась война, пошел добровольцем, но не взяли: сказали, что «внешность не соответствует паспортным данным».

    В итоге парень переехал в Киев и стал активным участником трансгендерного сообщества, которое помогало воюющим со стороны — не как солдаты, не как волонтеры, но как очевидцы.

    «Часто люди, которым я мог помочь, ведут себя не самым лучшим образом. Пьянство, грубость, жестокость по отношению к другим. Кто-то едет (в Донбасс — прим. ред.) зарабатывать и развлекаться. В мою сторону отпускали сальные шутки, еще до начала перехода».


    Ранее евродепутаты предложили Петру Порошенко возглавить гей‐парад, назначенный на 17 июня. Они отметили, что так президент Украины попадет в историю, и своим примером покажет, как «усилить стремление страны к европейскому будущему».