• «Боялся не зверей, а что люди будут стрелять». Как обвиненный в педофилии француз тайно сбежал из Иркутска в Париж

    В феврале 2015 года француза Йоанна Барберо арестовали и обвинили в изготовлении детской порнографии. Причиной стала фотография мужчины с его двухлетней дочерью, выложенная на сайте для молодых родителей. Иностранцу удалось сбежать и добраться до французского посольства, где он провел 14 месяцев. Позже мужчина нелегально пересек границу и направился во Францию. В эксклюзивном интервью «360» Барберо рассказал о своих злоключениях.

    Фото: Йоанн Барберо / Facebook

    Он мечтал увидеть Байкал. Был женат на русской — познакомился с ней в Ростове во время отпуска, но по-настоящему отношения завязались уже в Париже, куда девушка приехала на учебу. В январе 2012-го Йоанну предложили место директора французского культурного центра «Альянс Франсез» в Иркутске. Спустя три года местные власти обвинили Барберо в педофилии: на сайте для молодых родителей «Мама38» появились «двусмысленные фотографии».

    «Главная фотография была одна: на ней моя двухлетняя дочь одевалась после душа, а я был с обнаженным торсом, — рассказывает Йоанн Барберо. — Я часто снимал нас вдвоем: придумал такой „проект“: „Стареем вместе“. Фотография оказалась неудачной — плохо скадрированной, размытой. Руки не дошли ее стереть».

    Обвинения в том, что Барберо выложил фото в интернет, опровергает его сестра Элина: «Они залезли в его компьютер, создали профиль на сайте и выложили снимки в то время, когда Йоанн был на работе. Он просто не мог этого сделать. Да и зачем ему?»

    Фотографии оставались в Сети минут 10, пока их не убрал модератор. Но этого оказалось достаточно, чтобы некая дама отправила в ФСБ возмущенное письмо. Она приложила снимки с экрана компьютера. Позже Барберо узнал ее фамилию и профессию: Выгузова, дантист.

    Первым обвинением было создание и распространение в интернете документов педо-порнографического характера. Вторым — интимные отношения (на уровне касаний) с дочерью.

    «Это заказанное дело, однозначно, — говорит Элина. — Кем? Зачем? Мы не знаем. Но что поразительно — нет ни одного человека, кто обвинял бы Йоанна в чем бы то ни было. Вот только его дочь, Элоизу, вынудили поддержать обвинение». Прилетев во Францию, девочка рассказывала, как к ним в дом ворвались «убийцы». Потом был приговор, почти три года ожидания отца — без уверенности во встрече.

    Йоанн объясняет, что его жену — вернее, бывшую жену, с Дарьей он был в процессе развода, — заставили написать просьбу держать его в тюрьме, «потому что он опасен»: «Они сказали: или ты пишешь, или сама идешь в тюрьму, а твою дочь отправят в детдом». Оказавшись во Франции, Дарья объявила, что ее вынудили подписать эти бумаги, а все дело сфабриковано.

    После более двух месяцев тюрьмы и трех недель психиатрической больницы Барберо оказался под домашним арестом. Он имел право выходить на улицу на час в сутки и должен был сообщать о своих передвижениях приставленному к нему человеку, с которым вскоре сдружился. Поэтому по воскресеньям Барберо получал чуть больше свободы.

    Такой день был идеален для побега. Оставалось обернуть электронный браслет алюминиевой бумагой, чтобы заглушить сигнал, а чуть позже перерезать его специальной «кусачкой». Поменять несколько такси, путая следы, а мобильный телефон, находившийся под контролем, забросить в маршрутку, шедшую в Монголию.

    Барберо пересек страну, чтобы оказаться в Москве. Там он пришел во французское посольство с просьбой о помощи, где и остался на 14 месяцев. «Я выходил только поздно вечером, а так сидел взаперти целыми днями, мне твердили, что идут переговоры». К его словам сестра добавляет: «Это было еще хуже, чем в Иркутске. Он почти никого не видел, и мы чувствовали, что он все труднее выносит это заточение».

    Барберо надеялся, что его вывезут во Францию, но этого не происходило. Обращались с ним хорошо. «Я даже сдружился с поваром, так что питался отлично», — смеется он. Но в итоге ожидание ему опостылело: он купил рюкзак, компас и все, что требовалось для выживания, заимел поддельные документы и направился в сторону границы, меняя «блаблакары» и прикидываясь то швейцарцем, то бельгийцем.

    Непосредственно до границы добираться Барберо пришлось пешком, через лес. «Я знал, что там водятся медведи и волки, я шел и чувствовал вокруг себя присутствие… Один раз волк выскочил прямо передо мной! Но я боялся больше не зверей, а людей — что будут стрелять. Так я шел 10 часов».

    Он досконально изучил спутниковые карты, но оказалось, что реальность отличается от них. Когда Барберо потерялся среди болот, оставалось одно: просто идти по компасу на восток. И как же Йоанн был счастлив, увидев опознавательный знак на границе! Правда, ему потребовался еще час ходьбы, чтобы убедиться — теперь он в безопасности.

    Страну, в которую Барберо удалось бежать после незаконного пересечения границы, он не называет, чтобы не скомпрометировать тех, кто помогал ему скрыться из России. Ранее некоторые источники утверждали, что это была Финляндия. Но Барберо опровергает такую информацию, заявляя, что это другая европейская страна.

    Сейчас Барберо во Франции, и в прошедшие выходные он смог увидеть дочь. Ей уже не пять лет, а восемь…

    Почему все это случилось с ним? Гипотезы выдвигаются разные. Например, есть такая: бывший мэр Иркутска Виктор Кондрашов приревновал Барберо к своей жене и решил отомстить за адюльтер. Еще ревнивцем называют прокурора Иркутской области… Йоанн смеется: «У меня никогда не было отношений с Мариной Кондрашовой, а жену прокурора я и в глаза не видел! Эти слухи просто говорят о том, что я попал в гущу местной политической борьбы».

    Более того, Барберо считает, что виной всему внешняя политика — когда все произошло, Крым воссоединился с Россией, Франция отказалась от «Мистралей», начинались санкции. «Думаю, в Иркутске нашлись люди, которые сказали себе: «Я продвинусь по служебной лестнице, если подниму шумиху с французом, работающим на свой МИД».

    Что огорчило — в обвинения никто не поверил, но публично защищать француза даже друзья не решались. Боялись: ведь вмешались правоохранительные органы, а «там не шутят». Разве что несколько депутатов попытались разобраться в случившемся.

    По словам Барберо, его дело обсуждалось президентами России и Франции (Владимир Путин и Эммануэль Макрон встречались в мае 2017-го года). Такую информацию он узнал от посла. Барберо считает, что соглашения достичь не удалось из-за того, что французам пришлось бы слишком дорого заплатить за возвращение соотечественника на родину.

    Йоанн Барберо обратился в Европейский суд по правам человека с просьбой переправить дело во Францию и наказать виновных, в частности, судью Иркутска. Ведь Барберо теперь разыскивает Интерпол, и если в Европе, как считает беглец, ему ничего не угрожает, то полной свободы передвижения у него нет: «А я ведь ни в чем не виноват!».

    Зол ли теперь Барберо на Россию? «Йоанн — большой русофил, — улыбается его сестра Элина. — Он собирался остаться жить в Иркутске, основать сеть булочных… Думаю, мой брат продолжает любить вашу страну».

    На фото: Элина Барберо

    Позиция МИД России и следствия

    Старший помощник руководителя по взаимодействию со СМИ СУ СКР по Иркутской области Карина Головачева в беседе с сайтом «360» не смогла дать развернутый комментарий. Она лишь отметила, что расследование велось как положено, после чего уголовное дело передали в суд. Начальник пресс-службы областного управления ФСИН Ольга Хинданова заявила, что сейчас розыском Барберо занимаются сотрудники ГУ МВД по Иркутской области.

    В середине ноября департамент информации и печати российского МИД опубликовал комментарий о ситуации с Йоанном Барберо. В ведомстве заявили, что вина француза была полностью доказана, в связи с чем суд приговорил его к 15 годам колонии строгого режима. Барберо также лишили права работать преподавателем на ближайшие шесть лет. После этого российская Генпрокуратура объявила француза в международный розыск.

    После того, как Барберо добрался до Франции и открыто заявил о побеге из России, правоохранители расценили это как очередное уголовное преступление. В российском МИД заявили, что власти намерены привлечь Барберо к ответственности и регулярно контактируют с французской стороной.

    Редакция «360» выражает признательность главному редактору «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову за информацию об этой истории.