facebook_pixel
  • 28 марта 2019, 19:47

    Только для белых: Facebook ввел особый запрет на сепаратизм и национализм

    Не успели европейцы опомниться после принятия репрессивных поправок к закону об авторских правах, как Facebook объявил о начале тотальных блокировок за белый национализм и сепаратизм. За и против этого решения взвешивает колумнист «360».

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/03/32054_zahod-wn1.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Стрингер

    Руководство одной из крупнейших соцсетей в мире объявило о новом витке борьбы с идеологией ненависти. Отныне Facebook будет удалять любые посты, которые могут быть расценены как одобряющие белый национализм либо белый сепаратизм.

    Объяснение простое: эти идеологии тесно связаны с организованными группами, проповедующими ненависть по расовому признаку и превосходство белых, а значит, нарушают правила пользования Facebook.

    Почему только сейчас? Согласно официальной версии, раньше их относили к той же категории, что и, допустим, каталонский сепаратизм и американский патриотизм, однако последние три месяца компания вела переговоры с юристами, правозащитниками и активистами и пришла к выводу, что белый национализм особо опасен и все же должен быть запрещен.

    Вроде бы благое дело, очередной удар гражданского общества по правому радикализму и ксенофобии. Но, вспоминая о предыдущих экспериментах Facebook со свободой слова, невольно задумаешься — не будут ли модераторы соцсети действовать как обычно, с грацией слона в посудной лавке?

    Униформа цвета кожи

    Для начала напомним, что такое белый национализм и сепаратизм и с чем их едят. Эта система взглядов возникла на рубеже веков в США как ответ на растущую архаичность радикальных форм американского национализма.

    В Соединенных Штатах еще несколько десятков лет назад существовали по-настоящему могущественные массовые организации белых расистов, самая знаменитая из которых ку-клукс-клан (ККК).

    В конце XIX века ее летучие отряды убийц в масках и развевающихся белых одеждах держали в страхе все штаты американского Юга. Внезапно налетая конным смерчем на небольшие городки, они расстреливали, вешали и жгли своих врагов (это мог быть и прогрессивный политик, и чернокожий активист, и межрасовая пара), чтобы через несколько минут вновь раствориться в густом мраке южной ночи.

    В прошлом веке ККК пережил несколько расколов, а к началу нынешнего столетия окончательно деградировал — ходить по лесу в белых колпаках и жечь кресты в наши дни готовы совсем не многие. История его разложения иронично обыграна в оскароносном фильме «Черный клановец».

    Другие, еще более агрессивные группы праворадикалов — от нацистов до отдельных представителей неоязычества и сектантских форм христианства — также не смогли противостоять вызовам времени. Поэтому наиболее сообразительные представители этих маргинальных течений задумались над выработкой более привлекательной для большинства идеологии, не привязанной к конкретной религии и политэкономическим взглядам.

    Этнические маркеры европейского населения США размыты и, в отличие от Европы, где силен именно культурный и гражданский национализм, потомки ирландцев, итальянцев, немцев и англичан редко идентифицируют себя иначе как белые. Неудивительно, что праворадикалы назвали свою идеологию белым национализмом — это учение, согласно которому люди объединяются по генетическому признаку, а партийную униформу замещает цвет кожи.

    Сторонники этих взглядов верят, что условно «белые страны» (все европейские страны, а также их колонии с преимущественно европейским населением) должны закрыть свои границы, изгнать мигрантов и построить режимы, основанные на защите интересов исключительно белой расы. Отсюда вытекает еще более агрессивный белый сепаратизм, ставящий задачей уже сегодня создать расово чистые государства либо анклавы.

    Идеология и правда людоедская ничуть не лучше исламизма и джихадизма. Несмотря на обтекаемую форму подачи и любовь нового поколения белых националистов к классическим проявлениям интернет-культуры вроде мемов, это все тот же классический англосаксонский расизм, внутренне близкий к германскому нацизму и приведший, в частности, к порабощению части африканского населения и геноциду индейских племен на территории Северной Америки.

    Может, тогда право руководство Facebook и носителей подобных взглядов надо удалять с платформы без оглядки на свободу слова и права на дискуссию?

    Страх и ненависть в Facebook

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2019/03/32055_zahod-wn.jpg
    Источник фото: РИА «Новости»/Наталья Селиверстова

    Будем откровенны. Как бы ни объясняла соцсеть свое решение, причина одна: жестокий теракт в Новой Зеландии. Именно он и его необычно высокая «диджитализация», когда стрелок 17 минут беспрепятственно стримил расстрел людей через сервис Facebook, привлекли внимание к методам распространения ультраправых взглядов в Сети.

    Хотя в сообщении об этом нет ни одного слова, команда Цукерберга пытается снизить репутационный ущерб за счет введения еще более жестких ограничений свободы слова. Приведет ли это к желаемому результату?

    Русскоязычные пользователи хорошо знакомы с тяжеловесной политикой модераторов Facebook, когда причиной для бана может стать одно слово вне контекста его употребления или массовые жалобы, организованные специально ради травли конкретного пользователя. Что уж говорить о более серьезных моментах. Модераторы соцсети до сих пор избирательно банят проекты и аккаунты, связанные с Россией, иногда используя формальные придирки ради удовольствия сообщить новость об очередном забаненном аккаунте «российских агентов».

    Ситуация вряд ли исправится в ближайшее время — хваленые нейросети еще много лет не будут способны анализировать текст так же, как человеческий мозг, а модераторы-люди недалеко от них ушли. Причины банальны, ведь труд этот неблагодарный и низкооплачиваемый, а работы много — как бы ни хотелось Цукербергу и его команде, среди двух миллиардов человек достаточно тех, кто предпочтет обсуждать политику или историю вместо «безопасных» бытовых тем.

    «Вас много, а я одна» — неизбежная для большинства модераторов модель поведения, когда вместо подробного прочтения каждого спорного поста проще отреагировать на указанное в гайдлайне слово или количество жалоб. Так и с новым запретом. Сначала забанят ряд групп и лидеров белых националистов, дальше под гребенку онлайн-репрессий будут все чаще попадать случайные пользователи.

    Причем закаленные постоянным давлением со стороны властей ультраправые никуда не денутся. Уйдут в закрытые группы и каналы Telegram или любой из новых соцсетей, фокусирующихся на анонимности и защите личных данных пользователей. Так уж устроен современный интернет: всегда найдутся глубинные слои, куда свет прожекторов регуляций доходит крайне редко. Нельзя просто взять рубильник и «вырубить» те или иные группы, маргинальные в реальной жизни, но обладающие определенным запасом онлайн-прочности.

    Это не плохо и не хорошо — это данность. Что же делать? Самое очевидное — оставить сообщества радикалов в привычных соцсетях, но держать их под плотным контролем, фиксируя любые проявления незаконной деятельности. На это потребуется гораздо меньше ресурсов, чем на погоню за каждым отдельным белым националистом по сетевым просторам.

    Однако Facebook кажется важнее умыть руки и сделать вид, что внутри их огромной аудитории совсем нет людей с опасными взглядами. Мол, если они и совершают преступления, то пользуются совсем другими сервисами. Такой подход мало того, что не вызывает уважения, еще и крайне неэффективен.


    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.