• Вскрытая переписка и продажа личных данных: главное об обвинениях Twitter в тотальной слежке

    Целые отделы для просмотра откровенных фотографий и чтения сообщений о личной жизни пользователей, тайные баны и торговля личными данными — сайт «360» изучил обстоятельства скандала, разгорающегося вокруг соцсети Twitter.

    РИА «Новости» / Наталья Селиверстова

    Пользователи социальной сети Twitter давно превратились в ходовой товар — практически любые сведения о них продаются рекламодателям. Это касается даже личных сообщений и фотографий с сексуальным подтекстом — сотни сотрудников соцсети буквально копаются в грязном белье «твиттерских». Таковы главные выводы журналистского расследования, проведенного независимой американской организацией Project Veritas («Проект Правда»).

    Шокирующие разоблачения «внутренней кухни» одной из самых популярных соцсетей основаны на серии интервью с ее бывшими и нынешними сотрудниками, снятыми активистами «Правды» с помощью скрытой камеры.

    Пенисы на продажу

    Стоит отметить, что официальная реакция Twitter однозначна — ничего плохого с данными пользователей не происходит, весь анализ и обработка ведутся в соответствии со строгими протоколами. Что касается интервью, то люди на видео говорят от своего лица, а не представляют позицию компании.

    Желание соцсети дистанцироваться от собственных работников вполне понятно. Ведь если верить каждому их слову, вырисовывается пугающая картина тотальной слежки и контроля за каждым действием пользователя. В ходе своего расследования активисты тайно записали разговоры сразу с несколькими программистами, принимавшими участие в создании внутренних алгоритмов соцсети.

    По их словам, рядовой владелец аккаунта Twitter, словно человеческая батарейка из фильма «Матрица», питает систему своими данными. Он становится заложником своего «виртуального профиля», в котором хранятся самые личные данные, ранее доверенные соцсети.

    Только для анализа фотографий с сексуальным подтекстом наняты сотни сотрудников, признался специалист по сетевой безопасности Клей Хейнс, не подозревая, что его слова записывают.

    «Этим заняты может быть три или четыре сотни человек. Да, им платят, чтобы они смотрели на фотографии *** [мужских половых органов]… Звучит ужасно, но если честно, я доволен и счастлив, что это просто члены или фотографии орального секса, все в таком духе», — добавил Хейнс.

    Я насмотрелся на пенисы на всю жизнь

    — Клей Хейнс.

    «На моем сервере есть все, что вы отправляли, от секс-сообщений до фоток вашего члена, и будет там храниться. Все ваши любовницы и подружки там же — отправлю их вашей жене, и она подаст на развод», — хвастается Пранай Сингх. Он представился как сотрудник, отвечающий за личные сообщения пользователей.

    Как рассказал Сингх, любой текст или картинка пользователя навечно остаются на серверах компании, где их анализируют, чтобы лучше понять интересы пользователей. Делается это сугубо из коммерческих соображений — все данные о конкретном человеке собираются в «досье», которое, в числе миллионов других, продается рекламодателям.

    Фактически, бесплатный Twitter таким образом взимает плату со своих пользователей — сами того не зная, они расплачиваются своими данными. Это следует из слов программиста Михая Флореа. Причем «платят» даже те, у кого нет Twitter-аккаунтов. «Вы отдаете гораздо больше информации, чем думаете. У нас, к примеру, есть сведения о тех, кто посетил Twitter в первый раз», — рассказал Флореа активисту. На вопрос, как защитить свои личные данные от нежелательного использования, программист ответил просто: «Никак, это невозможно».

    Даже сам президент США Дональд Трамп находится «под колпаком». По словам Хейнса, на серверах компании сохраняются не только его личные сообщения, но и любой удаленный им твит.

    «Сутенер» против «большого брата»

    Первым сюжетом в расследовании деятельности Twitter организацией О’Кифа стала информация о «теневых банах».

    Twitter агрессивно собирает вашу личную информацию, следит за каждым движением и продает виртуальное досье на вас тому, кто больше заплатит

    — Джеймс О’Киф.

    Как рассказал инженер по программному обеспечению Абхинав Вандреву, у соцсети есть особые фильтры, позволяющие забанить человека в выдаче результатов поиска и в лентах других пользователей. Он продолжает писать, думая, что на него никто не реагирует, но на самом деле его просто никто не видит.

    По мнению О’Кифа, эти фильтры используются для создания «черного списка» неугодных авторов и попадают туда преимущественно по идеологическим причинам — в основном консерваторы и активные сторонники Трампа.

    Это, пожалуй, главная претензия критиков расследования Project Veritas — считается, что проект слишком явно действует в интересах сторонников правых взглядов.

    О’Киф не только самое узнаваемое лицо организации, но и вдохновитель всех ее расследований, а также популярный активист консервативного движения. Он получил известность после скандальных роликов, снятых в офисах благотворительной организации ACORN, — активист выдал себя за сутенера, хотевшего получить совет об открытии «малого бизнеса» в виде борделя для проституток из Сальвадора. Вскоре организация потеряла федеральное финансирование.

    Новые акции О’Киф готовил уже в рамках Project Veritas, объединившего ряд активистов правого толка: в том числе он внедрял своих людей в движение антифа, готовившее протесты против сторонников Трампа, и тайно записывал журналистов The New York Times и CNN с целью уличить в необъективной подаче информации.

    По мнению ряда американских СМИ, Project Veritas иногда намеренно искажает информацию, редактирует свои видео и вырезает во время монтажа то, что мешает их однозначному восприятию. Также активисты никогда не предупреждают о съемках и встречаются со своими «информаторами» в барах и других местах, где люди расслаблены и часто не следят за словами. Сведения, изложенные на тайно снятых видео, технически верны, но серьезно преувеличены «пьяными идиотами», отмечает неназванный экс-сотрудник Twitter в беседе с Buzzfeed.

    Так или нет, но когда активист спрашивает специалиста по сетевой безопасности Клея Хейнса о его отношении к власти над личной жизнью пользователей, которая появилась у соцсети, его ответ звучит вполне искренне. «Это словно страшный „большой брат“…Я не хочу сказать, что боюсь, но точно переживаю [о том, что он может натворить]», — описывает Хейнс собеседнику свои чувства.

    Впрочем, вряд ли Twitter сохранит эту власть надолго, если О’Киф такими же темпами продолжит выпускать разоблачительные видео. В среду вечером вышла третья часть расследования — в ней бывший сотрудник соцсети признается, что компания «много делает для правительства Китая» и даже может банить пользователей по его требованию.