• «Это новое русское кино, аналогов назвать не могу». Режиссер «28 панфиловцев» о съемках фильма

    «Это новое русское кино, аналогов назвать не могу». Режиссер «28 панфиловцев» о съемках фильма
    Следующая новость

    24 ноября состоится премьера фильма молодых кинематографистов из Санкт-Петербурга Андрея Шальопы и Кима Дружинина «28 панфиловцев». Авторы экранизировали историю военного подвига советских бойцов у разъезда Дубосекова под Москвой в ноябре 1941 года.

    Деньги на производство пришлось собирать при помощи краундфандинга, съемки велись с 2013 по 2016 год в павильонах студии «Ленфильм» и на натуре в Ленинградской области. Режиссер Андрей Шальопа, выступивший также как автор идеи, автор сценария и продюсер, рассказал телеканалу «360» о своей ключевой задумке и о том, как героическую легенду переносили на экран.

    — История о подвиге панфиловцев — это история Москвы. Почему петербуржец выбрал именно этот сюжет?

    — История 28 панфиловцев — это история нашей войны, это история всей страны, тем более, что панфиловская дивизия сформировалась в Казахстане. В ней было много казахов, киргизов и других народностей тех мест. Тем не менее, защищая Москву, они сражались за нашу общую родину, это был огромный братский народ. То, что мы из Петербурга, не имеет большого значения. Для Ленинграда битва за Москву была в такой же степени значима, как если бы это была битва за Ленинград.

    — Почему съемки проходили в Санкт-Петербурге?

    — У нас питерская команда, все производство в Петербурге. Нам повезло — здесь, под Питером, мы нашли очень хорошую натуру. Если бы мы нашли хорошую натуру где-нибудь под Москвой, вполне возможно, снимали бы там.

    — Изначально идея снять фильм о подвиге панфиловцев принадлежала вам?

    — Я сценарист, это моя идея. Это был мой проект, но дело в том, что у нас два режиссера, мы снимаем кино вместе с Кимом Дружининым. Ким стоял на самых истоках проекта, мы эту тему обговорили еще до того, как появился сценарий.

    Поскольку у нас такой проект очень идейный, то многие люди из команды наши ценности разделяли. Очень многие привнесли свое: художники, операторы, ребята которые делали постпродакшн. Эти идеи мы обсуждали, принимали, поэтому тут в большей степени синергия. Меня нельзя назвать автором этого проекта. Однозначно меня можно назвать только автором идеи, а во всем остальном решало большое коллективное творчество.

    — Деньги на съемку вы собирали через краудфандинговую платформу. Как пришли к этой идее?

    — У нас не было своих денег, и мы не могли их найти, несмотря на то, что у нас был хороший сценарий и очень много материалов, которые мы успели к тому моменту сделать. В итоге в начале 2013-го мы сделали маленький тизерный ролик, который выложили в интернет, он вызвал довольно активный резонанс, после чего мой друг Михаил Федоров предложил собирать деньги с помощью краудфандинга, сам сделал сбор этих средств.

    Надо сказать, его очень быстро на своем сайте поддержал Дмитрий Пучков (блогер и переводчик, известный как Goblin — прим. «360»), благодаря ему много людей очень быстро отреагировали, и мы собрали довольно большую сумму на первом этапе сбора — три миллиона рублей, это была рекордная сумма. После этого мы уверовали, что краудфандинг — это возможный способ привлечения средств, и в дальнейшем мы построили свою собственную площадку, два года потом собирали на ней деньги. Мы собирали деньги, и все время их тратили, вкладывали их сразу же в производство. Это продолжалось вплоть до того момента, пока «Карофильм» не перевел определенную сумму, которая полностью исполнила бюджет. Тогда мы могли остановить сбор. В общей сложности за два года на краудфандинге мы собрали 35 миллионов рублей (общий бюджет фильма составил 1,7 млн долларов — прим. «360»).

    — Производство началось в 2013 году, почему съемки затянулись на 3,5 года?

    Три года от начала съемок до проката — это не очень большой срок, это не 10 и не 15 лет. К тому же, фильм снимался блоками. Реальные деньги у нас появились только осенью 2014-го. То есть, полноценный продакшн стартовал 1 декабря 2014 года. С тех пор прошло два года, это абсолютно обыкновенный период производства.

    — Ранее вы уже сотрудничали с Кимом Дружининым. В 2008 году вышел ваш фильм в жанре мокьюментари «Поймать ведьму». Почему спустя годы решили обратиться к военной теме, патриотическому кино?

    — Это вопрос для целой дискуссии. Ранее фильмов про подвиг панфиловцев не было, такой фильм снимается впервые. Идея снять классическую героику возникла у нас как раз в 2008 году, после того, как мы сделали «Поймать ведьму». Этот фильм был сделан за собственный счет, можно сказать, снимали без копейки в кармане. Уже тогда мы решили, что следующий наш проект будет настоящим большим кино для большого проката.

    Война — одна из ключевых тем для любого российского художника. Это то, что беспокоит всегда. Так или иначе, отношение к войне выражается авторами. Это не значит, что нас волнует только тема войны. Но мне вообще кажется, это одна из самых сложных тем в кинематографе.

    — К работе над фильмом вы привлекли внучку Ивана Панфилова Айгуль Байкадамову. Каково было ее участие в проекте?

    — Айгуль выступала и продолжает выступать в качестве информационной поддержки, потому что она человек, имеющий определенную известность, определенный вес. Она может поддерживать идеологически и организационно. Это наш пиар-посол, она нам всячески помогает и поддерживает.

    — Какими фильмами вдохновлялись?

    — Мы ничего не брали за основу, но есть фильмы, которые нам нравятся, а есть те, которые нравятся меньше. Среди тех, которые нам нравятся, я обычно называю «Они сражались за Родину», «У твоего порога», «Мир входящему»,«На войне как на войне».

    — Ваш фильм больше похож на современные патриотические фильмы, по картинке напоминающие голливудские, или на советское кино о Великой Отечественной войне? Или это совершенно новое видение?

    — Голливудская картинка — это не то, что нам нравится, мы вообще к Голливуду относимся очень скептически. То, что снимает Майкл Бей, например, «Перл-Харбор» — это в чистом виде «диснейленд», аттакцион, на который можно прийти вечером выходного дня, приятного провести время, посмотреть на красивых мальчиков и девочек. Яркие краски, сцены воздушных боев — это совершенно не то.

    Отчасти можно сказать, что «28 панфиловцев» похож на советское кино, только это кино XXI века, снятое с соответствующими возможностями. Это не похоже на голливудское кино, это новое русское кино. Положа руку на сердце, скажу без ложной скромности: сейчас так мало снимают, аналогов я назвать не могу.

    — С какими сложностями вам пришлось столкнуться во время съемок?

    — Было много совершенно чудесных историй, когда задачи были чрезвычайно сложны и почти не решаемы, но выход всегда находился, всегда появлялись какие-то возможности. Это проекция бесконечных, чудесных, мистических вещей, всего и не упомнишь, можно будет еще долго внукам рассказывать.

    Например, мы снимали эпизод, рассказывали всего о трех днях, а съемки проходили четыре месяца. Это зимняя история. Нужно было, чтобы сохранялось одинаковое состояние. В Петербурге зимы крайне нестабильные, тем не менее, нам повезло. На протяжении всех съемок нам настолько везло с погодой, мистическим образом, вплоть до того, что в Ленинграде не было ни снежинки, снег таял, а в 60 километрах от города, где мы снимали, все было засыпано красивым снегом — это было удивительно.

    Мы выходили на съемочную смену, там был страшный туман. Нам приходилось останавливаться и ждать. Туман рассеялся только к вечеру — съемочный день получился очень короткий, но мы все равно успевали снять весь запланированный материал. Каждый вечер, уезжая со смены, было ощущение удовлетворения от того, что в этот день снова все получилось.

    — Как бы вы охарактеризовали свою команду?

    — Работать с этими людьми — огромное счастье. Это лучшая работа, которая когда-либо у меня была. Работать в коллективе молодых, веселых, симпатичных людей, которым нравится то, что они делают — это очень круто.

    — Уже запланировали следующий проект?

    — Уже есть задумки. Когда мы поймем, что этот проект («28 панфиловцев» — прим. «360») завершен, мы сразу же возьмемся за следующий. Я пока не буду его анонсировать, скажу только, что он будет не о войне, это будет другая история.

     

    Следующая новость