• «Закон испугал не только верующих, но и правоприменителей». За что судят преподавателя йоги

    «Закон испугал не только верующих, но и правоприменителей». За что судят преподавателя йоги

    Преподавателя йоги Дмитрия Угая задержали в октябре прошлого года во время его лекции в Санкт-Петербурге, позже его отпустили и обвинили в незаконной миссионерской деятельности по части 4 статьи 5.26 КоАП, которая была принята в составе «пакета Яровой». 9 января 2017 года дело Угая начал рассматривать мировой суд. «360» узнал, что говорят эксперты об этом резонансном деле. Мнения разошлись — одни считают, что Угай не занимался миссионерством, другие убеждены, что преподаватель нарушил закон, а кто-то видит проблему в правоохранителях, которые пока не поняли, как исполнять новый закон.

    Эксперт информационно-аналитического центра «Сова» Ксения Сергазина заявила «360» что, по ее мнению, Угай не занимался миссионерской деятельностью.

    Помните такой известный случай, когда протестанты раздавали библию в электричке и их тоже пытались оштрафовать по этому закону? В результате адвокаты хорошо поработали, и их не оштрафовали, то есть не признали эту деятельность миссионерской. Я надеюсь, здесь будет то же самое. Но грустно, что приходится каждый раз доказывать, что ты имеешь право исповедовать какую-либо религию в государстве, где в Конституции написано, что у верующих есть права.

    При этом Сергазина упомянула, что по этому закону уже были осуждены несколько человек в разных регионах России.

    «Закон испугал не только верующих, но и правоприменителей». За что судят преподавателя йоги  | Изображение 1

    Президент Федерации Йоги России Сергей Репин в разговоре с «360» поразился тому, что дело Угая вообще дошло до суда — по его мнению, преподаватель не нарушил закон.

    Он читал лекцию о философии йоги. Практическая часть, то, что называется хатха-йогой — это 1/8 от науки, которую мы называем йогой. Это духовная практика, но никак не религия. И там довольно много вещей, которые относятся к общечеловеческим проблемам. Он ссылался на письменные источники, переведенные Академией наук. Совершенно непонятно, каким образом это дело дошло до суда, нет повода для осуждения.

    Репин также назвал все событие провокацией, отметив, что поклонники йоги, как правило, политически пассивны и сравнил судебный процесс с 1937-м годом.

    Это напоминает 37-й год, когда писали кляузы на соседа, чтобы занять его комнатушку. Я поражен, что власть на это не реагирует, потому что это страшная провокация. Причем против кого? Против йогов, которые вообще политически пассивны, занимаются духовными практиками, не пьют, на митинги не ходят, вегетерианцы в своем подавляющем большинстве и представляют такой спектр социальных слоев общества…

    Защитник Дмитрия Угая Михаил Фролов подчеркнул, что не стоит называть это дело гонением на последователей Кришны — по его словам, все дело в практике правоприменителей, которые пытаются работать в рамках нового закона.

    Мы не чувствуем, что есть какое-то преследование последователей Кришны. Это случайные эксцессы правопринименителей. Принят закон, и он испугал не только верующих, но и правоприменителей. Они понимают, что закон приняли для того, чтобы его исполнять и выявлять, а кого выявлять, что выявлять, зачем выявлять — они не знают. Поэтому пытаются применять этот закон и иногда это принимает очень абсурдные случаи.

    Юрист также позитивно оценил шансы Угая на победу в процессе, поскольку материалы дела, по его словам, были подготовлены «бездарно».

    «Закон испугал не только верующих, но и правоприменителей». За что судят преподавателя йоги  | Изображение 2

    Депутат Госдумы Виталий Милонов назвал деятельность Угая религиозной и при этом подчеркнул, что преподаватель не был представителем какой-либо зарегистрированной религиозной организации.

    Гражданин считал, что йога — это просто фигня на постном масле, а это еще и религиозная структура оказалась. Он читал лекции по йоге, то есть, по сути дела, занимался религиозным просвещением, то есть миссионерской деятельностью. Если бы он получил от своих йогнутых бумажку, что он представляет их интересы, тогда бы вопросов не было. А он занимался этим не будучи представителем какой-то зарегистрированной религиозной организации. Он понял, что лоханулся, и стал огульно обвинять, что всех хотят сделать православными. Мы, конечно, мечтаем о спасении его души, но насильно этого делать никто не собирается. Просто надо закон соблюдать.

    Сам Угай в разговоре с «360» заявил, что он в полном порядке, его поддерживает большое количество людей, но при этом он посетовал на реакцию своих единоверцев.

    «Закон испугал не только верующих, но и правоприменителей». За что судят преподавателя йоги  | Изображение 3

    Что меня на самом деле расстраивает — это реакция многих моих единоверцев. Волна уныния, какие-то жалобы, что я кого-то подставил, страх — меня это волнует. Единоверцы чувствуют свою вину только потому, что они кришнаиты. У них комплекс вины, потому что они кришнаиты. Меня это очень расстраивает. Я думаю, люди запуганы, и это очень плохо. Люди чувствуют себя под напряжением, потому что они верят в то, во что считают нужным. Люди от этого почему-то испытывают страх, а что в этом страшного — верить в то, что ты считаешь правильным?