• 03 сентября 2018, 16:24

    Есенин и Маяковский вне закона. Школьники оказались слишком молодыми для русской классики

    Семнадцатилетняя ученица из Екатеринбурга не смогла купить сборники стихов Сергея Есенина, Иосифа Бродского и Владимира Маяковского. Все книги были помечены маркировкой «18+», хотя произведения поэтов входят в курс школьной программы. «360» разбирался в современных законодательно-литературных казусах.
    Есенин и Маяковский вне закона. Школьники оказались слишком молодыми для русской классики

    Есенин «18+»

    Продавцы трех книжных магазинов Екатеринбурга отказались продать произведения русских поэтов 17-летней школьнице Алисе. Ученица безуспешно пыталась приобрести сборники Бродского, Есенина и Маяковского в торговых центрах «Парк-Хаус», «Гринвич» и магазине на улице Вайнера.

    «Ни в одном мне не продали. Просили предъявить документы, сказав, что „по закону детям эту литературу покупать нельзя“. Для меня это было очень странно, потому что мне не 10-12 лет, а уже 17. И мне „по закону“ нельзя культурно развиваться. Я проинформировала продавцов об этом, они не изменили своей позиции», — цитирует издание «Новый день» слова школьницы.

    Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова сообщила «360», что если какое-то произведение вошло в школьную программу, то оно получило оценки и рекомендации экспертов, педагогов и психологов. В ситуации с екатеринбургской ученицей, вероятнее всего, девочка хотела купить сборник, в который включили произведения не из школьного курса.

    «В этом случае, как мне видится, следует быть осторожнее с маркировкой. Если какое-то произведение вошло в школьную программу, то оно априори не может быть помечено такой маркировкой», — сказала сенатор.

    Чтобы избежать разночтений, добавила Гумерова, Министерству просвещения нужно синхронизировать с книгоиздателями подход. Например, выпускать рекомендованные к изучению произведения отдельными сборниками, без включения других работ автора.

    «В любом случае нужно понимать, что рекомендовано для детского чтения, а что нет. Ряд произведений школьникам, в силу их возраста и психоэмоциональной сферы, рано познавать. И не думаю, что ограждение их от таких произведений нанесет какой-то урон их культурному развитию», — отметила она.

    В то же время, подчеркнула сенатор, чрезвычайно важно «вместе с водой не выплеснуть и ребенка». То есть нельзя допустить, чтобы в погоне за маркировкой под запрет попали произведения, вошедшие в школьный курс и веками являющиеся базовыми для детского образования и развития.

    Было бы смешно, если бы не было грустно

    Учитель русского языка и литературы столичной школы № 14 Анжелика Зимина заявила «360», что крайне отрицательно относится к маркировке «18+» на произведениях русских классиков. Каждый учебный год педагог начинает с прочтения 10-классникам стихотворения «Зимняя ночь» Бориса Пастернака. А его теоретически можно промаркировать «18+».

    «Тем не менее я считаю, что одна из главных тем русской литературы — это тема любви. И если мы посмотрим на программу 11-го класса и возьмем такие произведения Ивана Бунина, как „Легкое дыхание“ или что-то из сборника „Темные аллеи“, то и эти произведения можно отнести к категории „18+“», — пояснила преподаватель.

    По ее мнению, если подходить к вопросу со всей строгостью, то можно дойти до исключения из программы старших классов части важных произведений. А изучать такую литературу, по ее словам, необходимо, поскольку «это наша классика».

    «К этому случаю я отношусь не столько даже негативно, сколько с некоторой долей иронии. У нас иногда бывает — заставь дурака богу молиться, он и лоб себе расшибет. Вот здесь, наверное, все соответствует этой русской пословице», — отметила Зимина.

    По словам детского психолога Татьяны Шишовой, необходимо или пересмотреть всю школьную программу по литературе, либо не ставить маркировку «18+» на книги, необходимые для учебного процесса.

    «Это очень странно, что стихи Маяковского и Есенина помечаются знаком „18+“. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Хотя нужно посмотреть, что это за стихи и чем руководствовались те, кто давал такую маркировку», — добавила Шишова.

    Она напомнила, что у русских классиков есть произведения, которые не стоит читать школьникам. Например, когда-то в курс включали «Лолиту» Владимира Набокова, которую лучше читать в более старшем возрасте, пояснила психолог.

    Бессмысленный запрет и реклама чтения

    Гендиректор магазина «Свой книжный» Ян Крусткалн пояснил, что если книгу желающему не продали, то ее все равно скачают и прочтут. Административное ограничение доступа учеников к классической литературе и привычному россиянам набору произведений не только бессмысленно, но и порождает больший к ним интерес.

    «Вот мы с вами сейчас об этом говорим. Можно сказать, что это выступает как реклама чтения, реклама этих произведений. В целом новость какая-то несуразная, но сейчас я оцениваю ее положительно. Мы много говорим о популяризации книг и чтения. Рекламы в СМИ и на телевидении не так много, но это однозначно реклама», — заявил он.

    По словам Крусткална, по большей части возрастные ограничения затрагивают литературу эротического характера. И за ее продажами продавцы пристально следят. Что же касается произведений русских классиков, то он никогда не видел никакого дополнительного контроля при их реализации.

    «Более того, могу сказать, что в некоторых современных зарубежных произведениях, например, в „50 оттенков серого“, незавуалированно говорится о том, что не стоит знать лицам моложе 18 лет. Там все написано прямым текстом. А это произведение не имеет ограничений в продаже», — пояснил гендиректор.

    Издатель и владелец книжных магазинов «Фаланстер» Борис Куприянов сообщил «360», что подобная ситуация могла произойти где угодно. По его словам, на многих сборниках стихов действительно есть маркировка «18+», поскольку это требование нового закона. Однако сам он считает ее ненужной и вредной. По его словам, сказка «Колобок» — типичный пример того, что нужно маркировать «18+». Ведь в произведении есть смерть, насилие и обман.

    «Произошедшее — ситуация бездарности работы книжных магазинов с одной стороны, а с другой — совершенно неработающего, вредного законодательства, которое не исполняется в нормальной форме, но существует. И когда оно принималось, все говорили о его вреде», — пояснил книгоиздатель.

    Куприянов напомнил, что долгие годы россияне жили без подобного ограничения, и «все было нормально, никаких проблем не было». «Я читал „Лолиту“ в 1989 году, в девятом классе. И ничего страшного не произошло. И не из-за этого Советский Союз рухнул. Да, я считаю, что такой запрет может помешать школьнице культурно развиваться. Любое запрещение книги мешает человеку развиваться», — заключил Куприянов.