• Россияне хотят дарить свои органы. Минздрав попросили узаконить эмоциональное донорство

    Жительница Краснодарского края Мария Дубовцева хочет отдать почку супругу, который страдает хроническим заболеванием. Законы в России запрещают такую передачу, ведь муж и жена не являются биологическими родственниками. Женщина разместила петицию с просьбой изменить действующее законодательство. Минздрав сообщил, что при поступлении петиции ее тщательно изучат вместе с экспертами. А пока «360» узнал, что об эмоциональном донорстве думают трансплантологи и депутаты.
    Россияне хотят дарить свои органы. Минздрав попросили узаконить эмоциональное донорство

    Процесс передачи органов в России очень строгий и четкий. Пересадка возможна лишь от донора, орган которого изымают посмертно, или от генетического родственника. При этом в России нельзя жертвовать органы супругам. С такой ситуацией столкнулась Мария Дубовцева из Краснодарского края — ее муж нуждается в почке, передать которую мешает законодательство. Дубовцева разместила петицию на сайте Change.org с просьбой ввести в законодательство понятие эмоциональное донорство, при котором супруг и близкий друг может пожертвовать свой орган. На момент публикации статьи петицию подписали 65 тысяч человек.

    Дубовцева рассказала, что хочет отдать почку мужу, который страдает хроническим заболеванием. В петиции она обратилась к министру здравоохранения Веронике Скворцовой, премьер-министру Дмитрию Медведеву и президенту Владимиру Путину. «Я хочу, чтобы закон официально разрешал трансплантацию не только от генетических родственников, но и от других близких людей, готовых поделиться органами со своими любимыми», — написала Дубовцева.

    Ее мужу год назад поставили диагноз «хроническая болезнь почек» терминальной стадии. В России заболевание распространено. Чтобы поддерживать нормальную жизнедеятельность, пациента несколько раз в неделю подключают к аппарату «искусственная почка» для очищения крови. Процедура называется диализом и длится около четырех часов. Болезнь неизлечима, у человека есть лишь два пути — жизнь на диализе либо трансплантация донорского органа. Пресадка помогает надолго вернуться к полноценной жизни.

    Мария Дубовцева считает, что ожидание посмертного донорства может составить до пяти лет, и готова отдать супругу собственный орган. Пара провела все процедуры, которые подтверждают тканевую совместимость, а значит, и возможность пересадки. «Ты никогда не знаешь, сколько тебе придется ждать. У нас с мужем двое маленьких детей. Я жена. Но государство не хочет рассмотреть возможность того, что я могу выступить донором своему супругу», — отметила она.

    Как сообщил «Коммерсант», в Минздраве с большим вниманием отнесутся к мнению граждан и, когда петиция поступит, ее тщательно изучат совместно с представителями экспертного сообщества.

    Криминализация передачи органов

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/06/4249_%D0%BF%D0%B8%D0%BA%D1%81%D0%B0.jpg
    Источник фото: Pixabay

    Руководитель Центра координации донорства органов и тканей, хирург-трансплантолог Константин Губарев объяснил «360», что в России разрешены только близкородственное генетическое донорство. «В данном случае муж жене не родственник», — отметил врач. Эмоциональное донорство запрещено законом.

    Рассмотрение данного вопроса с точки зрения этики и морали возможно, считает хирург, но нужно тщательно продумывать все механизмы. Когда речь идет о том, чтобы друг или супруг стали донором, надо учитывать риск криминализации — органное донорство могут использовать для наживы. «Честно говоря, я, наверное, „против“ был бы», — сказал трансплантолог.

    Могут быть моменты криминализации донорства — как мы докажем, что у них действительно есть какие-то эмоциональные связи? Может, пациент большие деньги заплатил этому человеку, чтобы он стал донором. Как это выяснить?

    Константин Губаревруководитель Центра координации донорства органов и тканей.

    Чтобы увеличить количество выполняемых операций, необходимо больше развивать посмертное донорство, а потом уже родственное и эмоциональное. Несмотря на все опасения, врач отметил, что если такая инициатива будет законодательно подтверждена, то количество выполняемых операций увеличится. С другой стороны, пациентам нужно будет доказывать, что у них есть эмоциональная связь. Такие действия необходимы, чтобы не поощрять продажу людей на органы.

    Руководитель отделения трансплантации почки РНЦХ имени Петровского Михаил Каабак поддерживает инициативу, но решение вопроса посредством петиции назвал странным.

    «Не знаю, насколько петиции может инициировать изменения в федеральном законодательстве. Есть федеральный закон, который запрещает подобную деятельность. Эта норма носит архаичный характер и направлена на то, чтобы предотвратить и уменьшить вероятность эксплуатации доноров со стороны реципиентов. Но работает она не очень хорошо, потому что эксплуатации внутри семьи тоже бывают», — рассказал он «360».

    Врач считает, что параллельно с введением данной нормы необходимо внедрять механизмы, которые защитят потенциальных доноров. Действующий закон подобных механизмов не предусматривает, за исключением генетического родства. «Сам факт генетического родства адекватной защитой от эксплуатации не является», — заключил Каабак. Собеседник рассказал, что в Москве ожидание посмертной донорской почки в среднем длится три года.

    Гуманные методы донорства

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/06/4248_%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%BF%D0%B8%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%B1%D0%B5%D0%B9.jpg
    Источник фото: Pixabay

    Сегодня мы к этому пока не готовы, в плане совместимости тканей и высокого риска отторжения. Поэтому должны быть какие-то диапазоны, критерии

    Николай Говориндепутат, профессор президиума Российского общества психиатров.

    Первый заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья Федот Тумусов считает, что необходимо поддерживать все легальные и гуманные методы донорства. «И если близкий человек, близкий друг хочет спасти жизнь своего близкого человека, почему бы это не позволить ему», — сказал он в беседе с «360».

    Депутат отметил, что подобные методы должны быть в рамках российского законодательства.

    Главное, чтобы ткани донора и реципиента были совместимы, считает депутат Госдумы и профессор президиума Российского общества психиатров Николай Говорин. «Сегодня у нас существует возможность, когда родители хотят передать почку своему ребенку, братья. Здесь важны совместимости тканей — вот это принципиально и это самое главное. А остальное все, как говорится, дело науки», — сказал он «360».

    Депутат подчеркнул, что медицина России пока не готова к эмоциональному донорству. Пока же необходимо защитить донора, который будет отдавать орган.