facebook_pixel
  • 05 июля 2019, 01:50

    Электронное зло или примета эпохи? Эксперты оценили возможность запрета смартфонов в школах

    Спикер Совфеда Валентина Матвиенко предложила Роспотребнадзору разработать ряд мер и норм, позволяющих запретить использование смартфонов в школах. Глава ведомства Анна Попова пообещала создать для этого рабочую группу.

    Электронное зло или примета эпохи? Эксперты оценили возможность запрета смартфонов в школах

    По ее словам, в нее войдут эксперты разных ведомств: Роспотребнадзора, Рособрнадзора и Российской Академии Образования. Валентина Матвиенко также поинтересовалась практической стороной дела, будут ли созданы условия для хранения дорогих гаджетов?

    В ходе заседания совета при президенте России по реализации государственной политики в сфере защиты семьи и детей спикер Совфеда предположила, что директора школ не захотят брать на себя ответственность за смартфоны школьников. Поэтому она попросила Анну Попову внимательно отнестись к проблеме и предложить варианты ее решения.

    Позже Валентина Матвиенко признала, что проблема мобильников является деликатной и ее нельзя решить исключительно запретительными мерами. По ее мнению, нужно создать условия для того, чтобы школьники не могли брать смартфоны на урок, оставляя их в надежном месте.

    «Многие педагоги, директора и родители высказывают тревогу, что наличие телефонов, особенно у детей младших классов, отвлекает от учебного процесса, мешает учителю вести урок. Вместо общения, движения на переменах, как это было раньше, тут же на переменах берут телефоны, играют в игры, они отвыкают общаться друг с другом, плюс социальное неравенство», — сказала спикер.

    Первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко согласился с мнением Матвиенко, что необходимо организовать в школах небольшие запирающиеся на индивидуальный ключ камеры хранения для гаджетов. Он с уверенностью заявил, что это частично решит проблему вовлечения детей в учебный процесс.

    Тем не менее Онищенко отметил, что излишняя запретительная деятельность может довести ситуацию до абсурда.

    «Тем более что дети сегодня привыкли и мамы привыкли, что в любой момент, например, сердце забеспокоилось, она нажала кнопку, услышала родной голос и успокоилась, а так она будет метаться», — добавил Онищенко.

    Он подчеркнул, что вред электромагнитных волн на здоровье ребенка сомнению не подвергается, но нужно понимать, что сейчас существует целая программа цифрового образования.

    «Давайте поищем в этом направлении более реалистические решения. И не надо забывать: мы сейчас ограничим в школе, а в остальной жизни что? Надо учить ребенка быть грамотным в использовании телефона, понимать за и против, то есть убежденным сделать, а не просто [действовать] через запреты», — сказал он.

    Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова не одобрила инициативу по запрету смартфонов в школах.

    «Я надеюсь, что будет найдено конструктивное решение. Я за предложения, а не за запреты. Безусловно, нужно что-то предлагать, если будет запрос на регулирование. Но я видела, как в ряде школ принимаются самостоятельно решения о пользовании гаджетами. Привлекая родителей, детей, учителей. И это консолидированное решение является руководством к организации пользования телефоном в школах», — сказала Кузнецова.

    Председатель «Московского городского родительского комитета» и эксперт рабочей группы «Семейная политика и детство» при экспертном совете правительства РФ Руслан Ткаченко заявил, что, наоборот, нужно проработать интеграцию смартфонов и планшетов в процесс обучения.

    «Я всегда выступал против этой инициативы. Запрет смартфонов — самый последний вопрос, который стоит обсуждать при разговоре об образовании. Здесь накопилось большое количество серьезных противоречий и проблем, а вопрос со смартфонами больше отвлекает законодателей и Роспотребнадзор от их деятельности. Кроме того, есть родители, которые сами этот вопрос могут решать за своего ребенка», — высказал свое мнение эксперт.

    Он подчеркнул, что детям без навыков цифрового общения будет сложно выиграть конкурентную гонку. По мнению Ткаченко, неспособность учителя пользоваться современными гаджетами в процессе обучения заставляет задуматься о его профессиональной пригодности.

    Глава Национального родительского комитета Ирина Волынец в целом поддержала предложение Валентины Матвиенко. Но она отметила, что предвидит некоторые трудности в реализации запрета.

    «Логично, если дети не будут пользоваться телефонами на уроках. Но есть, допустим, младшие школьники, которые несколько раз в течение дня созваниваются с родителями, есть старшие школьники, которые могут воспринять эту инициативу в штыки», — сказала она.

    Безопасность и конкурентность

    Разумеется, для подростков характерна фрондерская реакция на любые мало-мальски серьезные запреты. Но в соцсетях против лишения чад мобильной связи резко выступили и родители. И причина не только в том, что они-то уж точно знают, какую острую реакцию вызовет запрет гаджетов. Родители привыкли к тому, что у них есть постоянная связь с детьми.

    Они согласны с тем, что смартфоны могут отвлекать на уроках, а на переменах школьники не играют, не бегают, а завороженно смотрят на экраны. Это распространенная не только в детских коллективах проблема.

    «Давайте лучше запретим телефоны на работе в министерствах, департаментах, Госдуме и других госучреждениях! А то они там сильно отвлекаются! Еще у учителей надо сотовые забирать, сидят внаглую на уроке, в них уткнувшись», — отметили комментаторы.

    Многие вспомнили о благах цифровизации и отметили, что учебники в электронном виде не будут оттягивать школьный ранец и калечить осанку детей.

    «Можно кучу приложений обучающих сделать. Весь мир идет по пути дистанционного обучения. Это удобно, ведь интернет можно использовать по-разному, не только для игр, но и для получения знаний», — полагают пользователи.

    Родители также напомнили, что видеозаписи, которые делают школьники, позволили выявить массу всяческих безобразий — как творимых подростками над одноклассниками, так и тех, которые позволяют себе недобросовестные учителя. И снятые видео оказались единственным шансом доказать, что ученик не голословно, а обоснованно обвиняет заслуженного педагога. Поэтому многие родители заявили, что сначала пусть в школах поставят камеры наблюдения в классах, коридорах и по периметру зданий, а потом уже лишают детей возможности доказать, что их обижают.

    Естественно, многие родители высоко оценили инициативу Валентины Матвиенко. Они напомнили о том, что подобная практика существует во всем мире и еще никто из западных школьников не погиб от нехватки интернета. Да и внешкольного времени вполне достаточно для общения в соцсетях со сверстниками и наработки навыков жизни в электронном пространстве.

    Например, с большим воодушевлением приняла предложенную меру журналист и экс-заместитель главного редактора сайта «Эхо Москвы» Леся Рябцева. В своем Telegram-канале она написала, что «диджитал-детокс не вернет нас обратно в каменный век, нечего бояться».

    «По моему глубокому убеждению, гаджет (смартфон/планшет) должен появляться не раньше девяти лет, а то и сильно позже. И да, должен убираться на время обучения/работы/важных событий, так как рассеивает внимание и тупо отвлекает», — написала Рябцева.

    Единение и справедливость против ненужного стресса

    Однако опрошенные «360» эксперты без особого восторга отозвались об инициативе и предложили в первую очередь уточнить, чиновники намерены оставить детей совсем без связи, или без смартфонов как источника разномастной развлекухи, неуместной на уроках?

    Профессор психологии Андрей Зберовский предположил, что Валентина Матвиенко намерена использовать уже существующий мировой опыт. Во многих странах мира детям разрешают пользоваться в образовательных учреждениях дешевыми кнопочными телефонами.

    «Иногда родители даже договариваются, чтобы модели у всех были одинаковые. Дети всегда обостренно реагируют на социальное расслоение, неравенство. У одного айфон новый за сто тысяч рублей, а у другого за тысячу старый, кнопочный — и это, несомненно, является питательной почвой для унижения друг друга. Для удара по самолюбию и достоинству детей», — сообщил эксперт.

    Он рассказал, что с начала нулевых годов много раз работал с ситуациями, когда в классе образовывался альянс обладателей престижных телефонов. И они всячески унижали тех, у кого их нет.

    «Когда первая волна смартфонов пошла, классы делились на тех, у кого есть фотокамеры в телефонах и тех, у кого их не было. Последних обижали и обзывали беднотой. Я, как психолог, в этом плане однозначно поддерживаю социальное равенство между детьми в школах. Именно этим целям служит школьная форма или определенный дресс-код. Нет тонн золотых украшений, ярко выраженных признаков дороговизны одежды. Школа — это место социализации детей, где они должны осознать свою общность с другими. Осознать, что они российский народ», — добавил психолог.

    Андрей Зберовский подчеркнул, что у учащихся должны быть общие точки соприкосновения, единения. Школа не должна быть местом формирования социального, классового или иного неравенства.

    «По этой логике я и многие психологи не понимаем, почему разрешаются в школах национальные и религиозные элементы, пресловутые хиджабы. Это все равно разделение школьников по конфессиям и будущие проблемы в межнациональных конфликтах. Если мы говорим о светском государстве и статье Конституции, где Россия называется социальным государством, деятельность и власть нашего Министерства образования должна быть направлена на формирование социального и толерантного общества. Когда люди хотя бы на уровне школы далеки от классового неравенства. Поэтому существуют школьные обеды — одинаковые для всех. Мы хотим, чтобы наши дети хотя бы в детстве сформировали чувство общности со своими сверстниками», — разъяснил эксперт.

    Но он счел нужным еще раз уточнить свою позицию: связи детей лишать нельзя.

    «Мы, психологи, считаем, что телефоны быть должны, потому что истории с терактами, которые происходят в образовательных учреждениях, показывают, что дети должны иметь возможность связаться с родителями, полицию вызвать или в скорую позвонить», — сообщил психолог.

    Член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», учитель истории и ОБЖ (Нижегородская область) Дмитрий Казаков выразил большие сомнения, что запрещение смартфонов сможет подхлестнуть интерес детей к школе.

    «Чрезмерное увлечение гаджетами негативно сказывается на учебе, это верно. Но запретами все не изменить. Надо бороться за то, чтобы детям было интересно учиться. Если у них заберут связь, как же безопасность? Вопрос сложный, запретить всегда легко, но лучше обдумать, ввести какие-то ограничения. Я сторонник завоевания умов и сердец детей не запретами, а хорошим качеством образования», — высказался педагог.

    Его также несколько озадачил вопрос о том, кто будет заниматься контролем за выполнением решения.

    «На последних слушаниях в Думе уже говорилось, что учителя загружены очень сильно, и тут еще на них возложат борьбу с телефонами, то есть еще одно бремя на учителя. И как их отбирать? Обыскивать детей? Поставить рамки металлоискателя? Можно издать приказ, а реализовать это в рамках хоть больших, хоть маленьких школ — как?» — высказался Казаков.

    Он предположил, что в ответ на запретительные меры подростки начнут искать обходные пути, которые взаимопонимания с педагогами не добавят.

    «Они будут проносить телефоны и их использовать. Будет еще один стресс и противостояние. Школа — это же не тюрьма, нужно искать другие способы воздействия, чтобы детям было в школе интересно», — резюмировал учитель истории и ОБЖ.

    Кстати говоря, вред смартфонов для зрения, о котором много говорят, мягко говоря, преувеличен. В беседе с «360» доктор медицинских наук и профессор, заведующий кафедрой реконструктивно-пластической хирургии с курсом офтальмологии РУДН Дмитрий Давыдов признал, что разумный человек долго на экран смартфона смотреть не будет.

    «Но это же не вспышка, не молния, ожогов сетчатки я не встречал. При любом тестировании любые экраны проходят самую тщательную сертификацию. Все детали устройства патентуются. Есть еще моменты, связанные с анализом возможного влияния радиоволн, изображений или звуковых колебаний на ухудшение чего-либо. Поэтому прямой связи я не вижу», — сообщил врач.

    Он согласился, что бывают, конечно, и эксклюзивные варианты. Например, если человек в течение многих часов будет находиться в непосредственной близости к огромным колонкам на рок-концерте, что будет с его слухом?

    «Но ведь есть такие любители, фанаты. Потом до них невозможно достучаться, так как у них проблемы с барабанными перепонками и слуховосприятием. С точки зрения влияния экрана я о клинических случаях не слышал. В принципе, это профпатологическая ситуация. Любое изделие проходит тщательную экспертизу. Есть европейские стандарты, есть американские. В России есть различные лицензирующие и надзорные органы, нормы ГОСТа и требования норм по биобезопасности в рамках Роспотребнадзора, которые разрешают или нет использовать людям некое устройство», — резюмировал эксперт.