facebook_pixel
  • 28 апреля 2020, 18:24

    Россия ограничила экспорт пшеницы. Это может спровоцировать дефицит зерна на мировом рынке

    На фоне пандемии коронавируса страны запасаются пшеницей. Чтобы избежать роста цен, Россия ограничила экспорт до нового урожая. Из-за ухода лидера с рынка в мире могут возникнуть проблемы с продовольственной безопасностью. Но и от повышения стоимости зерна внутри страны эта мера не спасет.
    Россия ограничила экспорт пшеницы. Это может спровоцировать дефицит зерна на мировом рынке

    Впервые за десятилетие мировая общественность рискует остаться без российского зерна, сообщает Bloomberg. Дефицит пшеницы может сказаться на продовольственной безопасности во всем мире. На фоне пандемии коронавируса многие спешат закупиться впрок. Наряду с высоким спросом со стороны импортеров привлекательность отечественной пшеницы повышает ослабленный рубль.

    Но в марте Минсельхоз ввел экспортное ограничение на пшеницу, рожь, ячмень и кукурузу до начала сбора нового урожая — 30 июня. По мнению ведомства, это убережет цены на внутреннем рынке от повышения. В конце апреля квота в семь миллионов тонн оказалась исчерпана.

    Теперь страна будет поставлять зерно только в четыре страны бывшего СССР. Но хотя до возобновления поставок осталось всего два месяца, ситуация «грозит изменениями в глобальной торговле и вызывает обеспокоенность по поводу нехватки продовольствия и повышения цен». Поскольку ранее некоторые экспортеры черноморской пшеницы ограничили поставки из-за засухи.

    Если ситуация продолжит ухудшаться, это заставит покупателей еще сильнее запасаться впрок, считает исполнительный директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов. В последнее время на рынке действительно наблюдается всплеск активности импортеров пшеницы. «Покупатели хотят запастись, потому что понимают — у них может не быть шанса сделать это позже», — пояснил Сизов.

    Пшеница как гречка

    По данным вице-президента Российского зернового союза Александра Корбута, из-за засухи о приостановке экспорта объявили некоторые страны Черноморского бассейна, в частности, Украина и Румыния. Но другие крупнейшие экспортеры — США, страны ЕС, Канада и Аргентина. Запасы там более чем достаточные и проблем с покупкой быть не должно. Тем более что большинство стран уже закрыли практически все свои потребности.

    «Откровенно говоря, я не вижу критичности ситуации на мировом рынке. Даже если кто-то очень захочет закупиться, для подготовки экспортно-импортной операции ему в среднем понадобится полтора-два месяца. К этому времени у нас будет новый урожай. Ничего критичного нет, вопрос только в том, каким будет этот урожай», — отметил Корбут.

    Но ожидание нехватки иногда тяжелее реальной нехватки. Так, в самом начале пандемии коронавируса россияне сметали гречку с полок магазинов. Дефицит пшеницы может возникнуть, если страны тоже ударятся в панику и начнут скупать зерно про запас.

    Не снизит, а повысит

    В целом введение квоты не сдержит цены, а, напротив, подхлестнет их, уверен Корбут. Дело в том, что механизм ограничения учитывает не только реальные, но и виртуальные, предварительные декларации.

    «Вроде я хочу, но сейчас не готов зерно экспортировать, я его потом отэкспортирую. А за один день более двух миллионов тонн задекларировали. Покупатели получили квоты и побегут покупать зерно. Мы получим достаточно высокий уровень спроса, а экспортного качества пшеницы [у нас] не так много. То есть это уже сейчас привело к определенному росту цен на пшеницу», — рассказал Корбут.

    Экспорт физически не превысил бы 7,5-8,5 миллиона тонн пшеницы и не нарушил бы продовольственный запас обеспечения страны зерном. К тому же неясно, для чего вводили ограничение по поставкам практически не экспортируемых из страны ржи, ячменя и кукурузы.

    Сейчас Россия занимает первое место в списке экспортеров пшеницы. На новости о временном уходе лидера рынок отреагировал единственно возможным образом — ростом цен. Повышение может быть кратковременным и спекулятивным, но страна плотно интегрирована в мировую торговлю. И отечественные продавцы и производители ориентируются в том числе и на увеличившиеся мировые цены.

    «Снижение может начаться только тогда, когда станет ясно, что у нас будет с урожаем будущего года. Где-то через пару недель, когда мы узнаем влагообеспеченность на юге. Сейчас она не очень хорошая, это риски. И тогда многое станет ясно. Если урожай будет хорошим, цена пойдет вниз вне зависимости от действий государства», — добавил Корбут.