• 03 сентября 2018, 21:54

    Эйфория и отсутствие бизнес‐плана. Почему «главному битломану России» не удалось открыть храм Леннона

    Печальная весть пришла 29 августа из Санкт-Петербурга: скончался создатель первого в СССР музея The Beatles Николай Васин, к которому все по-дружески обращались просто Коля. Сам он называл себя «главным советским и российским фанатом Beatles». «360» пообщался с близкими битломана и выяснил, почему его мечта создать храм в честь Джона Леннона вначале получила широкую поддержку, но так и не сбылась при его жизни.

    О смерти Васина одним из первых сообщил его близкий друг Николай Барабанов. В своем Facebook он написал: «Коля ушел к Джону Леннону и Джорджу Харрисону. Пусть им там будет хорошо и светло».

    Как выяснилось, вечером 29 августа, около 22:30, Коля Васин упал с третьего этажа ТРЦ «Галерея». От полученных травм он скончался на месте происшествия еще до прибытия врачей. У погибшего не оказалось при себе документов, но Васина быстро опознали по характерной внешности и одежде с символикой The Beatles.

    Позднее друг Васина писатель и рок-музыкант Владимир Рекшан рассказал «Фонтанке», что «главный битломан России» оставил предсмертную записку. В ней он написал о «невозможности жить в стране, где никто не поддерживает дело храма Джона Леннона». Свое послание Васин оставил в двери комнаты, где хранил коллекцию, посвященную The Beatles.

    Уже в 1966 году, когда вышел альбом ливерпульской четверки Revolver, Коля Васин переоборудовал свою квартиру в музей. Вскоре жители стали называть ее Yellow Submarine в честь одноименной песни.

    Все пронизано битлами

    «Надо видеть это жилье. У него дома нет свободного места, не связанного с битлами: альбомы, кассеты, фотографии, диски. Все пространство буквально пронизано ими», — рассказал в беседе с «360» один из основателей группы «Аквариум» Анатолий Гуницкий.

    Васин всегда был ярым битломаном, а с годами это качество в нем лишь усиливалось, рассказал «360» основатель группы «Санкт-Петербург» и писатель Владимир Рекшан. По его словам, постепенно в его любви к The Beatles появилась религиозная составляющая.

    Примерно с 1990 года Коля Васин стал выступать за идею возведения в Санкт-Петербурге «Храма любви, мира и музыки имени Джона Леннона». Идея неожиданно нашла широкую поддержку в массах — о ней заговорил весь город. Власти Санкт-Петербурга даже готовы были предоставить Васину территорию под объект — в устье реки Смоленки на Васильевском острове. Однако все технические вопросы «лидер российских битломанов» должен был решать сам.

    Не было даже простейшего бизнес-плана

    Через два года Коля Васин создает Комитет по сооружению храма, пост вице-президента достается Рекшану. «Позднее меня отлучили от „церкви“ за мои шуточки на тему строительства», — вспоминает товарищ битломана. Однако само строительство так и не начиналось — вся работа комитета заключалась лишь в организации битлз-вечеринок

    «Эта идея не была сформулирована даже на уровне простейшего бизнес-плана. Николай нарисовал проект храма. Это была скорее такая идеалистическая конструкция, а не что-то конкретное. Что это должно было быть? Концертный зал, музей или молельным дом, было не понятно. Но как эйфория это выглядело очень хорошо», — пояснил Рекшан.

    Сама идея строительства храма в честь Джона Леннона отражает бескорыстный интерес Коли Васина к творчеству The Beatles, к музыке, которую он любил всей душой, уверен Гуницкий. При этом, по его словам, с самого начала было ясно, что идея нереальна в своем зачатке.

    «Я видел эти схемы. Под такой храм требовалась огромная сумма. Но кто был дал эти деньги? Город, что ли? Да никогда в жизни. Частные инвесторы? Тоже сомневаюсь. Денег не было, да их и не могло быть», — пояснил музыкант.

    Однако, подчеркивает Гуницкий, это мало кого интересовало раньше. Людей объединяли общая любовь к ливерпульской группе и те же мечтательные настроения, как у Джона Леннона в песне Imagine: You may say I’m a dreamer, but I’m not the only one («Быть может, я мечтатель, но такой я не один»).