facebook_pixel
  • 27 августа 2020, 07:14

    20 лет назад едва не сгорела Останкинская башня. Свидетели катастрофы вспомнили, как это было

    20 лет назад, в августе 2000 года, в Москве произошла самая крупная техногенная катастрофа за всю историю столицы в современной России — загорелась Останкинская башня. Вспоминаем, как это было.

    20 лет назад едва не сгорела Останкинская башня. Свидетели катастрофы вспомнили, как это было

    27 августа одну из самых высоких точек Москвы охватило пламя — на высоте 460 метров вспыхнула Останкинская башня. Как впоследствии выяснилось, произошло короткое замыкание. Из-за этого загорелись кабельные коллекторы, по которым провода шли наверх, прямо к антеннам.

    Сработали все оперативно: через две минуты после того, как сработала пожарная сигнализация, позвонили диспетчеру пожарной службы. Тут же началась эвакуация людей. И уже через 10 минут прибыли бригады из 40 машин, спасатели и скорая помощь.

    Первый рубеж удержать не смогли

    Однако огонь распространялся слишком быстро. Причина — куски горелого пластика и капли полиэтилена стекали вниз, охватывая пламенем все больше нижних ярусов. Загорелись и фидеры — провода, идущие от передатчика к антеннам. Через два часа сгорела большая часть кабелей пейджинговых телеканалов. Поэтому первый огневой рубеж — 440 метров — пожарные не смогли удержать.

    Руководитель Производственно-технологического департамента ВГТРК, академик Российской академии телевидения Алексей Малинин рассказал «360», что уже после начала пожара в башню поднимались люди.

    «Был Вячеслав Мисюлин — руководитель башни — который, когда стали говорить, что там фидеры горят, предложил Олегу Добродееву (на тот момент — председатель ВГТРК — прим. ред.) подняться на башню и показать ему, что это за фидеры. В итоге это чуть ли не закончилось плохо — Олег рассказывал, что они залезли туда внутрь, и в тот момент начали падать ошметки изоляции фидеров вниз, пробили промежуточные противопожарные щиты. И Добродеев с Мисюлиным оказались фактически заперты в башне — хорошо, что Мисюлин все-таки знал башню как свои пять пальцев, и он Олега оттуда вывел», — пояснил он.

    Погибли, пытаясь помочь

    Тем временем пожарные решили установить второй рубеж, соорудив на высоте 350 метров асбестовые перегородки. Как раз там находились насосы и бассейн, из которого, по замыслу пожарных, вода должна была поступить в систему пожаротушения башни. Однако эта система не сработала, и тогда Владимир Арсюков, руководивший пожарной бригадой, решил лично подняться туда на скоростном лифте и устранить неполадки. Вместе с ним отправились слесарь-ремонтник Александр Шипилин, который доставлял к рубежу рулоны асбеста, а также 24-летняя лифтерша Светлана Лосева.

    Но до рубежа лифт, увы, не доехал. На высоте примерно 250 метров он остановился, так как начали гореть тросы. В кабину начал проникать едкий дым, о чем Арсюков успел сказать по рации сотрудникам. Это было его последним сообщением: через мгновения тросы лопнули, и лифт сорвался вниз. Он летел на такой огромной скорости, что пробил бетонный пол и рухнул в подвал на глубину семь метров. Сверху его придавило четырехтонными противовесами и остатками тросов. Все трое пассажиров погибли — они оказались под такими завалами, что их тела смогли извлечь только 30 августа.

    Огонь спускался все ниже и ниже. В антенную часть проникнуть было невозможно из-за едкого дыма, да это было и не нужно: горели в основном именно фидеры. Поэтому пожарные вынуждены были тушить огонь снаружи, поднимаясь на огромные высоты по металлической вертикальной лестнице.

    Башня могла упасть

    Радиоведущий, журналист и сценарист Алексей Самолетов в тот день вел прямую трансляцию у подножья башни, представляя телекомпанию «Вести». Он рассказал «360», что начал работать, когда еще не было оцепления — съемочная группа стояла у входа в лифтовый холл. Температура горения продолжала повышаться и достигала уже нескольких тысяч градусов, из башни валил дым. Приезжали все новые и новые пожарные машины.

    Ситуация развивалась по непредсказуемому сценарию, поэтому эфиры шли каждый час, пока не перегорели фидеры. Когда в половине Москвы эфиры отключились, «Вести» вышли на резервные студии и все время работали оттуда. Именно они раньше других заметили опасность.

    «Мы только что вышли из прямого эфира, когда ко мне подошел оператор и сказал, что у нас проблемы и сказал подойти к камере и посмотреть. На каждой камере в маленьком мониторе есть крест горизонтали и вертикали, по которому операторы определяют сбалансирована камера относительно горизонта или нет», — рассказал собеседник «360».

    Камеры стояли на абсолютно ровной поверхности, в абсолютно выставленной вертикали по отношению к башне. И мы увидели отклонение верха башни от оси на недопустимый уровень — мы поняли, что начали рваться тросы и возникла угроза обрушения башни

    Алексей Самолетов.

    В тот момент Самолетов уменьшил зум на камере и увидел, что на теле башни начинает появляться прогар. Это значило, что температура горения вышла за критические нормы. Он связался с коллегами и сказал, что должен срочно выйти в эфир — несмотря на то, что несколько минут назад завершил прошлую трансляцию.

    «Видите, насколько отклонилась башня? Да, мы знаем, что ветровая нагрузка позволяет шпилю башни отклоняться, но отклонение идет сейчас не только по шпилю. Отклонение идет буквально по смотровой площадке, по ресторану „Седьмое небо“», — сказал он в прямом эфире.

    Затем Самолетов попросил операторов крупным планом показать саму башню, потому что он знал — их репортажи смотрят не только зрители, но и эксперты.

    Мы обнаружили прогары, поэтому мы просим обратить внимание. Мы сознательно держим сейчас эту картинку, чтобы вы могли оценить масштаб разворачивающегося пожара. Мы просим экспертов обратить внимание на то, что происходит и провести соответствующие анализы. Вот как отклонился шпиль. Вот откуда начинается отклонение башни

    Алексей Самолетов.

    Он рассказал, что уже через полчаса после эфира в воздухе появился вертолет Министерства по чрезвычайным ситуациям, который начал кружить вокруг места прогара и зависать. После этого изменилась технология тушения пожара — башню начали заполнять инертным газом, противодействующем горению.

    Еще через час появились первые машины ограждения, потому что отклонение башни шло в сторону жилых районов. Появились машины с ограждениями, начали оцеплять улицу Королева, потому что, по словам Самолетова, башня действительно была на грани обрушения. Появились автобусы, чтобы начать эвакуацию людей, если угроза станет реальной.

    Алексей Малинин в тот момент входил в штаб по ликвидации последствий, который расположился в кабинете Константина Эрнста.

    Когда верх башни чуть наклонился, испугались, не начали ли рваться внутренние тросы, которые держали основание башни изнутри. Тогда встал вопрос даже о возможном управляемом сносе башни, чтобы не пострадали соседние здания

    Алексей Малинин.

    Впоследствии выяснилось, что угроза обрушения была действительно серьезной — лопнули 120 из 149 тросов, которые ее удерживали.

    Тушили более суток

    По словам Самолетова, ситуацию спасло то, что пожарные вместе с инженерами и конструкторами задействовали все силы. Они изменили тактику тушения пожара и начали работать в другом темпо-ритме. Помогла и прочность самой конструкции.

    «Там были задействованы марки бетонов, из которых строят космические старты. И это был сознательный выбор материалов. Конструкторы заложили в эту башню такой запас живучести и прочности. Они думали о самом плохом дне Останкинской башни. И они выиграли эту битву с огнем, когда они строили башню», — рассказал Самолетов.

    Остановить распространение огня удалось только в три часа ночи, когда пламя опустилось на высоту 120 метров — таким образом, пожаром охватил участок 340 метров в высоту. И только в полдень пожар смогли локализовать. Но, как оказалось, радоваться было рано: буквально через полчаса вспыхнуло пламя на высоте 247 метров — этот последний очаг возгорания ликвидировали только к 17:30. Таким образом, пожар тушили более суток.

    Вещание оказалось под угрозой

    Все это время в Москве и Подмосковье телевидение было отключено. Алексей Малинин пояснил «360», что вещание пропало не полностью, однако вопрос «как исправить ситуацию» стоял довольно остро.

    Вещание в Москве пропало не полностью, потому что по-прежнему стоял передатчик ТНТ на башне в районе Октябрьского поля. Возникали разные, совершенно сумасшедшие идеи — предлагали повесить над Москвой дирижабль, разместив там передатчики с антеннами

    Алексей Малинин.

    От этой идеи отказались, потому что на установку дирижабля требовалось время, а готовых технических решений просто не было. Главный редактор Службы информации НТВ Татьяна Миткова рассказала «360», что в качестве резервного варианта рассматривали возможность поднять сигнал на платформу НТВ+. Однако и этим решением не воспользовались — оно просто не понадобилось, потому что справились своими силами.

    «Мы ушли сразу на резерв, задействовали все резервные мощности всех станций и студий, которые могли идти в обвод Останкинской башни. Мы подключили и Гусь-Хрустальный, и Нижний Новгород, и станции космической ретрансляции. Мы подключили все наземные каналы», — подчеркнул Самолетов.

    Почти все федеральные каналы не работали в нормальном режиме еще неделю. Большинство из них (ТВЦ, НТВ, Культура, ТВ-6, ОРТ, РТР) возобновили работу на своих частотах только в начале сентября.

    Восстанавливали долго и трудно

    «Уже через какое-то время стало понятно, что вещание с башни не начнется раньше чем через полгода ни при каких обстоятельствах. Требовался серьезный анализ того, что произошло с самой башней — несущих конструкций, тросов, оборудования, особенно фидеров, которые выгорели. На рынке их не купишь — их надо специально изготавливать. Сразу же начали разработку проекта восстановления вещания с башни, который успешно реализовали», — рассказал Малинин.

    В ходе восстановления заменили оболочку для новых фидеров, сделав их менее огнеопасными. Сама реконструкция заняла два года и стоила около миллиарда рублей.

    Мы впервые поняли, насколько серьезными и страшными бывают подобные пожары. После того, что произошло на Останкинской башне, изменились очень многие подходы вообще к строительству. Особенно к строительству высотных домов, которыми сегодня Москва заполнена вдоль и поперек

    Алексей Малинин.

    По чьей вине башня загорелась? Учитывая, что когда вовсю разворачивалась Вторая Чеченская война, многие могли тогда подумать о теракте. Однако эту версию Генпрокуратура отмела сразу. Было возбуждено уголовное дело о халатности, и официальной версией стало нарушение работниками башни правил противопожарной безопасности. Уже в ходе следствия выяснилось, что были допущены ошибки и в проектировании башни — правда, это касалось только лифтовой системы.