facebook_pixel
  • 21 сентября 2018, 18:24

    Борьба с хамством на дорогах или хайп. Движение «СтопХам» попало под запрет, но обещало выжить

    Московский городской суд принял решение о ликвидации общественного движения «СтопХам» по требованию Министерства юстиции. Ведомство заявило, что организация не предоставляла отчеты о деятельности. Теперь у активистов есть месяц на обжалование. Это уже не первая попытка закрыть движение. Впервые Министерство юстиции пыталось исключить «СтопХам» через суд в 2016 году, но тогда общественники обжаловали решение в Верховном суде России. «360» вспомнил историю появления движения.

    Борьба с хамством на дорогах или хайп. Движение «СтопХам» попало под запрет, но обещало выжить

    Некоммерческая организация «СтопХам» образовалась в 2010 году как одна из программ движения «Сталь», входившая в молодежное движение «Наши». Впервые ее представили на форуме на озере Селигер министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву, который инициативу одобрил.

    Руководителем движения стал комиссар «Наших» Дмитрий Чугунов.

    Главной целью «СтопХама» стала борьба с нарушителями Правил дорожного движения. Активисты искали автомобилистов, которые парковали транспортные средства в запрещенных местах, и просили убрать их. В случае отказа на стекло машины они клеили большой круглый стикер с текстом «Мне плевать на всех — паркуюсь, где хочу». После отодранной наклейки на стекле оставались следы. Иногда общественники сами вызывали полицию и бросались под колеса автомобиля, не давая ему уехать.

    Весь процесс снимали на видео, которое после монтировалось, чтобы выставить водителей в неприглядном свете, ругающимися и требующими прекратить преследование. Ролики заливались в социальные сети и на YouTube.

    Существовало движение на президентские гранты, которые выделялись на молодежную политику. В 2013-м организация получила на свою деятельность четыре миллиона рублей. Через год сумма увеличилась до шести миллионов. Еще одним источником доходов стал сбор пожертвований через социальные сети.

    Министерство внутренних дел неоднократно заявляло, что общественники нарушают закон по статьям «Уничтожение или повреждение чужого имущества», «Самоуправство» и «Мелкое хулиганство».

    Одним из первых громких дел стал конфликт весной 2012 года около ТЦ «Европейский» в Москве. Жена постоянного представителя полпреда Чеченской Республики при президенте России Тамерлана Мингаева неправильно припарковала свою иномарку. На предложение активистов воспользоваться подземной парковкой женщина ответила угрозами, а после вызвала сына Ислама. Завязалась драка.

    Запись на YouTube посмотрело несколько миллионов пользователей. По факту конфликта полиция возбудила уголовное дело, по статье «Хулиганство». Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров объявил об увольнении своего полпреда Мингаева, но при этом осудил действия активистов и назвал их провокаторами.

    Конфликты участников «СтопХама» с последующим увольнением чиновников продолжились. Следующей стала Татьяна Сморякова, жена исполняющего обязанности главы управы московского района Марьино Александра Сморякова. Ей представители движения заблокировали проезд по тротуару. Дело закончилось вызовом полиции и визитом самого чиновника, который обвинил одного из активистов в том, что тот наехал на него на велосипеде. На следующий день Сморяков ушел в отставку.

    Не останавливались общественники и перед известными людьми. В феврале 2016 года гимнаст Алексей Немов остановил свой автомобиль в центре Москвы, на Петровке. После этого, по его словам, активисты «СтопХама» начали стучать ему в окно и клеить листовки на лобовое стекло.

    В тот момент на заднем сидении автомобиля спал шестилетний сын Немова, который испугался шума и расплакался. Возмущенный отец вышел из машины, чтобы остановить общественников.

    Дмитрий Чугунов рассказал свою версию событий. По его словам, Немову он сделал замечание за парковку на проезжей части. Однако после того как спортсмен отказался перемещать машину, ему на стекло наклеили стикер. В итоге Немов полез в драку.

    Позже, комментируя скандал, спортсмен заявил, что своими действиями активисты просто привлекают к себе внимание. Он отметил, что если полиция считает, что с его стороны было нарушение Правил дорожного движения, то готов заплатить штраф.

    «Повезло, что не убили»

    «СтопХам» свое отжил, заявил певец Стас Барецкий. В беседе с «360» он рассказал, что участники движения несколько раз пытались наклеить на его автомобиль свои листы, которые потом очень сложно смываются. В итоге он даже решил начать их перевоспитывать.

    «Была у меня такая мысль: взять за шкварник и отвезти к родителям, показать, чем их ребенок занимается. Я банки рвал на камеру, даже применял силу. Пытался им объяснить, что неправильно вы действуете, ребята. Если человек остановился на аварийках, то, может быть, что-то случилось», — рассказал певец.

    Барецкий отметил, что после падения популярности организации стопхамовцы пытались снова оседлать волну и стали приставать к людям, которые просто ничего не нарушали. «Начали хайпить на всем», — считает певец.

    Артист рассказал, что один из случаев произошел с беременной девушкой, когда на ее машину напали сразу семеро активистов: «Залепили ей все стекла и при этом орали „давай, уезжай отсюда“. А как она уедет, если у нее все стекла залеплены и живот на девятом месяце?»

    Кроме того, Барецкий высказал предположение, что кто-то из руководителей проекта просто зарабатывал на нем деньги. Большинство же активистов были простыми студентами, которые добровольно «работали», считая, что помогают городу.

    Певец заявил, что приветствует решение Мосгорсуда, который своим запретом организации просто спас ее участников от возможных расправ разъяренных водителей.

    «Ребятам просто повезло, что тогда они не нарвались и никого из них просто не убили. Сейчас народ стал злее, большинство народа закредитовано и может прибить», — подчеркнул он.

    В беседе с «360» Дмитрий Чугунов заявил, что решение Мосгорсуда не повлияет на деятельность организации. Просто она перестанет быть некоммерческой, а станет общественным объединением, которому не требуется регистрация.