facebook_pixel
  • 12 августа 2020, 00:01

    «Мама, я попал на эту подлодку. Я горжусь»: 20 лет назад погиб «Курск». Истории родственников и коллег моряков

    12 августа 2000 года затонула атомная подлодка «Курск». Взрыв торпеды во время учений привел к гибели судна и не оставил шансов 118 морякам. Близкие и коллеги погибших рассказали «360» свои истории.
    «Мама, я попал на эту подлодку. Я горжусь»: 20 лет назад погиб «Курск». Истории родственников и коллег моряков

    «Мама, я попал на эту подводную лодку»

    Одним из матросов на последнем рейсе «Курска» был уроженец Мурома Максим Боржов. Он навсегда остался 18-летним срочником-торпедистом. Тело Максима обнаружили и извлекли спустя год после аварии. Его именем назвали школу в Муроме, ежегодно 12 августа в городе проходят памятные мероприятия.

    Старшая сестра Максима Наталья рассказала «360», что он очень хотел служить на флоте и был рад, что попал на «Курск».

    «В 2000 году он призвался на срочную службу. Сначала попал в Санкт-Петербург, через полгода его определили на подлодку „Курск“ в поселок Видяево Мурманской области. Он очень радовался, прислал нам письмо: „Мама, я попал на эту подводную лодку, я горжусь этим. Мне здесь очень хорошо. У нас очень добрый командир Лячин, он заботится о нас“». Родные говорили Максиму, что на подлодке страшно, а он не соглашался.

    «Мама, я попал на эту подлодку. Я горжусь»: 20 лет назад погиб «Курск». Истории родственников и коллег моряков | Изображение 1
    Максим Боржов. Источник фото: школа № 15 Мурома / kp.ru

    Сразу после аварии семья надеялась, что Максим выжил. Но когда родители моряка приехали в Видяево, им там «сказали, что надеяться не на что».

    Тело матроса нашли между третьим и четвертым отсеками. Он должен был находиться в первом, который разорвало от взрыва торпеды.

    Хорошо, хоть тело привезли. Что есть место, где похоронили. Некоторых мальчиков вообще не похоронили

    Натальясестра матроса Максима Боржова.

    12 августа для Натальи — самый тяжелый день в году. Родные в годовщину, как обычно, съездят на кладбище и зайдут в часовню при Спасо-Преображенском монастыре в Муроме. Там установлена мемориальная доска с именами всех, кто был на «Курске».

    Поначалу родные Максима поддерживали связь с родственниками других моряков, но со временем контакты затерялись.

    «Надежда таяла потихоньку»

    Капитан-лейтенант Рашид Аряпов был одним из двух офицеров, оставивших записи о том, что происходило на «Курске» после аварии. Его вдова Халима Аряпова вспомнила, как узнала о трагедии на подлодке.

    «Вечером 12 августа по новостям передавали, что в Баренцевом море были учения и что они прошли хорошо», — рассказала она «360».

    Халима Аряпова. Источник фото: kp.ru

    14 августа Халима зашла на работу к знакомой — жене друга своего мужа. Та сообщила ей об аварии. Поселок Видяево к этому времени «уже гудел», но до Халимы сообщения не доходили — в поселок семья переехала совсем недавно и еще не обзавелась знакомствами.

    «14-го на работе у подруги мы посмотрели новости. Это был канал НТВ. „Курск лег на дно. Связь с экипажем налажена“. После было собрание в Доме офицеров. Ничего конкретного и понятного нам не сказали. Почти то же самое, что и в новостях. И потекли долгие дни ожидания», — рассказала вдова моряка.

    Надежда таяла потихоньку. Новости в основном по телевизору. С четырех утра и до поздней ночи. 21-го их объявили погибшими

    Халима Аряповавдова капитан-лейтенанта Рашида Аряпова.

    Всем семьям погибших тогда выделили квартиры, единовременную помощь и страховые выплаты.

    «Все, что касается страховых и так далее, то, что по закону было положено, выплатили. И продолжают выплачивать — пенсию, например», — сообщила собеседница.

    В 2012 году Халима вновь вышла замуж. В семье родилась дочь. Старший сын Ильгиз сейчас учится в Национальном исследовательском ядерном университете МИФИ. Он выбрал специальность «Ядерные реакторы и материалы».

    «Мы не знали, что ждет на глубине»

    Герой-подводник, капитан 1-го ранга Андрей Звягинцев участвовал в попытке спасения экипажа, а затем в операции по подъему подводной лодки «Курск»

    «Это уникальная операция, в мире таких не проводилось. Чтобы поднять атомный подводный крейсер с глубины 112 метров — в мире такого не было», — рассказал он «360».

    «Мама, я попал на эту подлодку. Я горжусь»: 20 лет назад погиб «Курск». Истории родственников и коллег моряков | Изображение 2
    Андрей Звягинцев

    «Мы не знали, что на самом деле произошло, что нас ждет на глубине. Хотя в помощь были брошены силы обитаемых и необитаемых подводных аппаратов. Тем не менее с большой осторожностью и наше командование, и представители зарубежных фирм относились к началу работ на „Курске“», — вспоминал подводник.

    Сразу после аварии у российских водолазов «шла интенсивная ежедневная тренировка для возможности прохода внутрь подводной лодки и ее обследования на предмет выявления причин [аварии] и подъема тел погибших моряков».

    Водолазы погружались в барокамере к месту, где затонула подлодка, и проводили там работы, не выходя из капсулы. Родственники моряков просили подводников не рисковать, «чтобы не было дальнейшей гибели людей» при ликвидации аварии.

    Ожидание того, что есть возможность спасти наших ребят, исчезло после того, как наши норвежские коллеги открыли люк девятого отсека. И все поняли, что живых на АПЛ „Курск“ нет

    Андрей Звягинцевучастник спасательной операции, Герой России.

    Для Звягинцева «это был удар очень сильный, громадного морального воздействия».

    «Ребята, с которыми я поступал в училище, находились внутри АПЛ „Курск“ и, к сожалению, погибли», — сообщил подводник.

    Из-за того, что на подлодке находились знакомые Звягинцева, его не сразу включили в спасательную команду, чтобы «эмоции не мешали выполнению профессионального долга».