• 23 октября 2018, 13:22

    Обнародованы записи допроса Джохара Царнаева. Как объяснил свой поступок бостонский террорист

    Юристы устроившего теракт во время Бостонского марафона Джохара Царнаева обнародовали в суде 68 страниц заметок своего подзащитного. Как оказалось, он не раз писал: «Америка воюет, не так ли? Я сделал то, что необходимо». Он также активно защищал убитого полицейскими брата Тамерлана. Именно он вдохновил Джохара вместе устроить атаку.
    Обнародованы записи допроса Джохара Царнаева. Как объяснил свой поступок бостонский террорист

    Бостонский теракт

    Джохар Царнаев — уроженец Киргизии чеченского происхождения, родился 22 июля 1993 года в городе Токмак. В 90-е семья переехала в Махачкалу, в 2002-м — эмигрировала в США. Царнаев окончил школу и поступил в Дартмутский колледж Массачусетского университета. С 2011 года он жил в Кембридже, спустя год получил американское гражданство.

    15 апреля 2013 года Царнаев вместе со старшим братом Тамерланом устроил два взрыва в зрительской зоне возле финиша Бостонского марафона. В результате теракта погибли три человека, еще 264 получили ранения. Братья скрылись, однако 19 апреля их обнаружили в городе Уотертаун. Тамерлана застрелили при задержании. Тогда же погиб один из офицеров полиции. Джохар выстрелил себе в рот, из-за чего потерял способность говорить. Помимо этого, у него были ранения головы, ноги и руки.

    Слушания по делу начались в начале марта 2015 года. Царнаева признали виновным по всем 30 пунктам обвинения и приговорили к смертной казни при помощи инъекции. В настоящее время он содержится в федеральной тюрьме строгого режима для заключенных мужчин во Флоренции, штат Колорадо.

    Пошел за братом

    Допрос проводился с 20 по 22 апреля 2013 года агентами ФБР, основной задачей которых было определить, есть ли у братьев Царнаевых союзники, планирующие подобные теракты. По мнению защитников, во время расследования и судебного процесса на бостонского террориста оказывалось давление и часть сделанных им заявлений являются недобровольными, пишет издание The Daily Mail, опубликовавшее сканы записей. Обнародованные заметки были получены сразу после задержания Царнаева, когда он был сильно ранен и мог лишь писать, а не отвечать на вопросы устно.

    На многих страницах подрывник защищал своего брата-преступника Тамерлана и спрашивал полицейских о его местонахождении. Царнаев писал в блокноте: «Где мой брат», «Я ответил на ваш вопрос. Мой брат у вас?», «Мой брат жив… Я знаю, ты сказал, что он… Ты лжешь… Он жив?», «Мой брат жив? Это единственный мой вопрос… Он жив, покажи мне новости! Где он?»

    В ходе допроса, сообщает The Boston Globe, Царнаев рассказал о своей мотивации и отметил, что на его мышление оказал влияние Тамерлан, который, в свою очередь, находился под влиянием публикаций исламских террористических организаций в социальных сетях. «Американцы воюют, не так ли? Я сделал то, что необходимо. Мой народ умирает», — писал он. «Воевал мой друг… Где ваши войска? Разве вы не убиваете невинных людей в Афганистане, Ираке?»

    Также Джохар настаивал на том, что только они с братом были инициаторами и организаторами нападения. По его словам, они держали свои планы в тайне, никому о них не рассказывая: «Да, я пошел за братом, я очень хотел этого… Не было никого, кто его убеждал бы. У человека была жена и дочь, представляете?»

    Мы никому не говорили. Я имею в виду, кто в здравом уме согласен на это? Вы понимаете, что такое позвать кого-то либо умирать, либо сесть в тюрьму? <…> Это опасно, никогда не знаешь, кому можно доверять

    Джохар Царнаев.

    Умрем с улыбками

    Судя по записям, Царнаевы прекрасно осознавали, что должны были умереть в результате теракта, но они были готовы к этому. Джохар указывал, что они считали себя моджахедами, вдохновленными действовать своей мусульманской верой: «Мы знали, что мы идем на смерть»; «Мы способны защищать наш народ и нашу религию»; «Я не знаю, какое у вас представление о моджахедах… но нам обещают, что когда мы умрем, мы умрем с улыбками на лицах».

    По всей видимости, следователи не всегда верили Царнаеву: «Ребята, я говорю правду. Моего брата вдохновили те статьи и ничего больше, никто больше. Он заразился идеей, но придумал нечто большее».

    Кроме того, он защищал жену Тамерлана Кэтлин Рассел Царнаеву, которой не предъявляли обвинения, хотя она жила с братьями в общей квартире на Норфолк-стрит в Кембридже. По его словам, девушка работала по 15 часов в день и не видела, как они доставали порох из фейерверков, чтобы сделать бомбы.

    «Она не знала о фейерверках или ничего не знала вообще. Она невиновна. Она настоящая американка с американской семьей», — написал он. Когда следователи, по-видимому, указали, что ей предъявят обвинения, он написал: «О, пожалуйста, вы пытаетесь арестовать невинную женщину».

    Также во время допроса Царнаев требовал поговорить с адвокатом, жаловался на боли и усталость. Или просил прервать допрос: «Я устал… Оставьте меня в покое, меня тошнит» или «Посмотрите на меня, мне больно»; «Могу я попить воды?»; «Адвокат. Права человека… Пожалуйста, дайте мне отдохнуть»; «Адвокат? Я устал, вы сказали, что позволите мне поспать… Я не должен отвечать на это сейчас. Дайте мне поспать. Адвокат».

    Допрос прекратили после того, как федеральный мировой судья назначил Царнаеву адвоката. Неясно, выстроены ли записи в хронологическом порядке, но пометка на последнем листе блокнота, скорее всего, указывает на то, что он наконец узнал, что его брат умер: «Могу ли я поспать? Ты не можешь надеть наручники на мою правую руку? Где мой брат… Вы уверены, что…».