facebook_pixel
  • 19 сентября 2019, 13:43

    Донорство органов между супругами в России. Специалисты опасаются появления черного рынка

    В России могут разрешить некровным родственникам становиться донорами для своих близких. Благодаря этому появится больше возможностей для трансплантации и вырастет число спасенных пациентов. Однако у экспертов есть опасение, что инициатива приведет к торговле органами и появлению черного рынка сбыта.
    Донорство органов между супругами в России. Специалисты опасаются появления черного рынка

    Правозащитная организация «Коллективная защита» направила председателю Госдумы Вячеславу Володину поправки в закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека», разрешающие некровным родственникам отдавать свои органы для трансплантации. Как рассказал глава организации Марат Аманлиев, речь идет о супругах, приемных родителях и прочих членах семьи.

    Правозащитники отмечают, что хотя супруги не генетические родственники, они заботятся и посвящают друг другу жизни. А после усыновления юридический статус ребенка приравнивается к положению родного. Поэтому такие доноры должны иметь право сохранять и спасать здоровье близких.

    Но в настоящее время изымать органы для пересадки можно только у кровных родственников с их добровольного согласия. И нельзя даже при отсутствии других доноров и готовности, например, супруга пересаживать его почку жене.

    По мнению замдиректора Института хирургии имени Вишневского, хирурга-трансплантолога Алексея Чжао, принятие инициативы предоставит дополнительную возможность получения помощи многим пациентам. Сейчас такое донорство активно используется в США, где негенетическим родственникам пересаживают от близких почку, часть легкого или печени, то есть органы, без которых донор может полноценно жить. Однако он считает, что при принятии поправок государству необходимо продумать «механизм исключения торговли органами».

    Другой путь

    В беседе с «360» генеральный секретарь Национальной ассоциации в области донорства и трансплантологии, хирург-трансплантолог Константин Губарев отметил, что у предложенного законопроекта есть как плюсы, так и минусы. Положительная сторона — возможность для эмоционального донорства, когда супруг или супруга из любви хотят помочь своей половинке. И с этой точки зрения, возможностей для трансплантации и спасения людей станет больше. Такая система работает во многих странах ЕС.

    С другой стороны никто не может гарантировать, что эмоции будут искренними, а доноры не будут попросту продавать свои органы, что очень сложно выявить. Это опасение существует даже в тех странах, где эмоциональное донорство разрешено.

    В целом, Губарев поддержал идею правозащитников о том, чтобы искать увеличение возможностей для трансплантаций в эмоциональном донорстве. Но лучше бы, считает он, решить проблему через развитие в России системы посмертного донорства.

    «Это тот пул, который во всех цивилизованных странах рассматривается и выбирается. И если эта система существует, но органов не хватает, то тогда уже нужно искать и другие пути: родственное увеличивать и эмоциональное внедрять», — подчеркнул врач.

    Там, где существует посмертное донорство, число случаев родственного, уточнил Губарев, минимально. Люди понимают, что без крайней нужды ни к чему рисковать своим здоровьем, если близкий им человек в течение года дождется нужного ему органа.

    Черный рынок

    Эксперт Центра медицинского права Андрей Карпенко пояснил, что ранее некровное донорство не разрешали потому, что, скорее всего, законодатели боялись появления черного рынка органов. Что появится неопределенный круг людей, которые смогут их отдавать, проконтролировать добровольность отдачи которых невозможно.

    «Как у нас сейчас суррогатное материнство процветает и скоро, наверное, выйдет из-под контроля, несмотря на наличие законодательной базы. Вот представьте, практически любого человека можно будет привлечь для донорства. А как вы уличите нарушение или подмену принципа добровольности товарно-денежными отношениями? Никак, это невозможно», — заявил Карпенко.

    Потому то законодатели и противились принятию такого решения. Они понимали, что круг кровных родственников уже, а значит ниже вероятность сговора.