• До сумы, тюрьмы и президента. Матери готовы к бою за нужные детям лекарства

    Директор Детского хосписа «Дом с маяком» Лида Мониава 16 августа рассказала об очередной матери больного ребенка, задержанной на почте отделом по борьбе с контрабандой наркотиков таможенной службы при получении зарубежного препарата.

    Ее сыну при эпилепсии врач посоветовал принимать фризиум. Он не продается в России, и женщина заказала его по интернету. Оперативники конфисковали препарат, пять часов допрашивали Елену, затем обыскали дом и изъяли системный блок компьютера. На днях дело будет передано в Главное следственное управление.

    «Сотрудники отдела по борьбе с контрабандой наркотиков говорили маме, что должны ее арестовать и посадить в тюрьму, но войдут в положение и делать этого не будут. Сказали, еще несколько посылок с фризиумом пришло в Москву, и они про них в курсе», — написала Мониава.

    Она напомнила, что это не первый случай, когда отчаявшиеся помочь ребенку матери пытались купить медикаменты за границей. Двух из них удалось «отбить» с помощью общественности в прошлом году.

    Лида Мониава сообщила, что собрана информация о 2100 пациентах, нуждающихся в незарегистрированных в России лекарствах. По ее мнению, Минздрав должен срочно закупить препараты, перечисленные в Независимом реестре нуждающихся. Необходимо также ускорить регистрацию в России ряда медикаментов, которые необходимы неизлечимо больным людям.

    До сумы, тюрьмы и президента. Матери готовы к бою за нужные детям лекарства | Изображение 1
    Источник фото: Facebook

    Ее поддержала директор Московского многопрофильного центра паллиативной помощи, основатель Фонда помощи хосписам ВЕРА Нюта Федермессер. Она подтвердила, что многие лекарства первого выбора (лекарственное средство, которое применяют в первую очередь — прим.ред.) в России не используются.

    Нюта Федермессер сообщила, что матери тяжело больных детей написали обращение президенту России Владимиру Путину. Документ был перенаправлен в Минздрав РФ за компетентным ответом.

    Обывательские разговоры и экспертное мнение

    Очевидно, что проблема есть, она касается множества людей, но пути ее решения явно не могут быть простыми. За разъяснениями «360» обратился к руководителю Центра медицинского права и медицинскому юристу Андрею Карпенко. Он уточнил, что врачи не могут назначать незарегистрированное в России лекарство. Но рекомендовать, исходя из врачебного опыта, вправе. Он также предположил, что задержанным за покупку зарубежных медикаментов женщинам не стоит опасаться уголовного преследования.

    «Если врач рекомендовал и мать купила для больного ребенка, то это не может быть уголовно наказуемым деянием. Категорически нет состава преступления. Нет умысла на совершение противоправного деяния, соответственно, не может быть состава. Обществу это стало очевидно еще после первого случая, и речь о наказании не идет», — отметил юрист.

    Но существует еще один компонент проблемы — фризиум. Андрей Карпенко напомнил, что это уже второй инцидент с указанным препаратом.

    «Это успокаивающий препарат, используется как противоэпилептическое средство. Основной эффект — противосудорожный. Если говорить о его химической формуле, его международное непатентованное название клобазам. И там нет абсолютно ничего выдающегося. У нас в России зарегистрировано огромное число препаратов, формула которых практически ее повторяет», — подчеркнул Карпенко.

    По его мнению, врачи должны все же более ответственно подходить к такого рода рекомендациям. Тем более, зная, к чему это может привести, следует правильно оценивать потенциал тех средств, которые уже зарегистрированы.

    До сумы, тюрьмы и президента. Матери готовы к бою за нужные детям лекарства | Изображение 2
    Источник фото: Pixabay

    «Необходимо узнать мнение экспертов, клинических фармакологов. Если фризиум уникален, и является препаратом первого выбора, его надо зарегистрировать на территории России. Но боюсь, что специалисты скажут, что это личный выбор отдельных врачей», — предположил эксперт.

    Андрей Карпенко добавил, что в России есть около десяти аналогов фризиума. Поэтому дать ему оценку должны клинические фармакологи, или пусть они скажут, чем, в каких комбинациях и дозировке его можно заменить.

    «Сейчас мы столкнулись с тем, что фризиум обсуждают люди далекие от медицины и фармакологии. Якобы есть за морем чудодейственный препарат, недоступный россиянам. Препарат далеко не новый, врачам хорошо известен, незаменимым не считается. Подозрительно это, что все упирается во фризиум. Надо от обывательских разговоров перейти к экспертному мнению», — предложил юрист.

    По мнению Андрея Карпенко, при настоятельной необходимости Минздрав может исключить фризиум из списка сильнодействующих психотропных средств, оборот которых запрещен в России. Его можно зарегистрировать и продавать по рецепту врача. Есть и другой путь — препарат можно ввозить для особых категорий пациентов.

    Числом поболее, ценой подешевле

    Врач-психотерапевт, доктор медицинских наук и ведущий научный сотрудник Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии им. В. М. Бехтерева Лев Перегожин сообщил «360», что фризиум является аналогом хорошо известного в России реланиума, транквилизатора бензодиазепинового ряда. Эти препараты наравне с наркотическим находятся под строгим контролем. Фризиум в России не используется.

    Лев Перегожин подчеркнул, что препарат в нашей стране не запрещен — он не зарегистрирован.

    «Это означает, что он используется во всем мире, его эффективность доказана, но в России еще не прошел клинические испытания. Поэтому и не допущен к продаже. Но я вам честно скажу, у нас в этом смысле очень консервативная политика. Как это любят говорить — импортозамещение. Оно распространяется, к сожалению, и на лекарства. Очень многие препараты высокого класса, которые нужны пациентам, перестали поступать в Россию», — подчеркнул эксперт.

    Лев Перегожин добавил, что вопросы нехватки зарубежных лекарств надо задавать Минздраву. И в особенности депутатам, огромное число которых имеет медицинские дипломы.

    «И после этого они голосуют за импортозамещение препаратов. Это ложится на их врачебную совесть», — посетовал врач-психотерапевт.

    Он признал, что аналог фризиума в России, конечно, есть. Но существуют такие понятия, как оригинальный препарат и замещающий его дженерик.

    До сумы, тюрьмы и президента. Матери готовы к бою за нужные детям лекарства | Изображение 3
    Источник фото: Pixabay

    «Предполагается, что они ничем не отличаются. Но самом деле это не так. Оригинальный препарат проходит клинические испытания и применяется во всем мире. Специалисты накапливают опыт его использования. Дженерик, по идее, должен к нему приближаться по исходным клиническим параметрам. Он может быть посредственного или неплохого качества, но точно повторить оригинал не может», — констатировал эксперт.

    Лев Перегожин отметил, что врач должен накопить опыт использования дженерика, а в условиях постоянной смены поставщиков это сложно.

    «То поставка из Индии, то Китая, сейчас все по госконтрактам закупается, главный критерий которых цена. Числом поболее, ценой подешевле. Получается, что доктора не успевают даже сориентироваться. Качество препаратов непредсказуемо, а страдают в первую очередь пациенты», — посетовал он.

    По мнению Перегожина, решить вопрос довольно просто. Провести клинические испытания и выпустить фризиум на рынок. Но, учитывая консервативный подход в России, на это могут уйти годы.