facebook_pixel
  • 14 ноября 2018, 01:05

    Девушка, которая застряла в Голливуде. Очередной провал русофобского боевика

    Шведской детективной саге Стига Ларссона «Миллениум», посвященной приключениям журналиста Микаэля Блумквиста и девушки-хакера Лисбет Саландер, удивительно не везет с экранизациями. Хоть на что-то годилась только снятая самими шведами в 2009 году малобюджетная кинотрилогия, наверное, потому, что сделана была со знанием страны и в строго реалистической манере, без спецэффектов и драматизации.
    Девушка, которая застряла в Голливуде. Очередной провал русофобского боевика

    Голливудский фильм Дэвида Финчера с Дэниелом Крэйгом и Руни Марой (позвать действующего Джеймса Бонда играть журналиста-детектива, работающего только мозгами, уже было плохой идеей) был до невозможности похож на шведский, и потому, несмотря на приличные сборы, так и остался белым пятном.

    Но «Девушка, которая застряла в паутине», смогла перешагнуть грань плохого кино и… даже не очень плохого, а просто-таки постыдного. Начнем с того, что этот фильм вообще не стоило бы снимать.

    Шведский писатель-левак Стиг Ларссон на своем примере доказал, что долго жить надо не только в России, но и в Швеции, умерев в 50 лет от инфаркта, он не дождался выхода своих книг и всемирной славы.

    Так как его брак с журналисткой Евой Габриэльссон никогда не был зарегистрирован, то все права на его книги, включая культовую трилогию «Миллениум» («Девушка с татуировкой дракона», «Девушка, которая играла с огнем», «Девушка, которая взрывала воздушные замки»), отошли нелюбимым отцу и брату и вдове не удалось их отсудить даже с помощью утверждений, что она была соавтором.

    Девушка, которая застряла в Голливуде. Очередной провал русофобского боевика | Изображение 1
    Стиг Ларссон в 1998 году. Источник фото: Wikimedia

    Новые наследники охотно отдали права на написание начатого Ларссоном романа «Девушка, которая застряла в паутине» второстепенному шведскому писателю Давиду Лагеркранцу, который… попросту не стал использовать текст Ларссона и сочинил свой собственный роман, кое-как втиснув туда одноименных ларссоновских героев. Уже по одному по этому делать фильм по фальшивому Ларссону про фальшивых Блумквиста и Лиз смысла не имело.

    Ларссон был крайне левым коммунистом, вплоть до поддержки всевозможных террористов, такие леваки встречаются почти исключительно в сытых благополучных странах. Его романы, наряду с детективным сюжетом и шведским колоритом, содержат жестокое разоблачение шведского общества, которое предстает в его интерпретации насквозь фашистским: с неонацистским прошлым и пронизанным холодной войной настоящим.

    Пока Лисбет борется со своим отцом Залоченко — перебежчиком из ГРУ, занимающимся бандитизмом, которого крышевали шведские спецслужбы и правые политики, — Блумквист организует бойкот фирме, которая поставляет унитазы, изготовленные с помощью детского рабского труда. Все это довольно графомански, с большим количеством абсурдных приключений, но по-своему атмосферно.

    В новом голливудском фильме атмосферы не осталось, зато абсурд превратился в цирк. Вы думали, эпоха трешевого голливудского кино про плохих парней в черных шляпах и хороших парней в белых закончилась много лет назад? Не тут-то было. Поменяли только пол и чуть подкорректировали цвета.

    Противницы-сестры, одна хорошая, разумеется, брюнетка в черном, феминистка-террористка и лесбиянка; другая плохая, разумеется, блондинка в красном, русская мафиози и извращенная натуралка. Падения с большой высоты, при которых никто не гибнет.

    Взрыв с пожаром, от которого можно спрятаться в ванной. Уколы сильного снотворного, через пять минут после которых уколотый ведет машину, как каскадер. Взлом всех систем аэропорта с одного телефона. Расстрел обитателей каменного дома из винтовки, при помощи компьютерной наводки. Хрупкая девушка, отбивающаяся от пяти здоровенных мужчин электрошокером. Сам по себе каждый из этих элементов еще прокатил бы, но все вместе они превращаются в клоунаду.

    Неклоунские в этом фильме только две вещи: ожесточенная мизоандрия — мол, мужчины садисты и насильники, а потому им надо мстить с помощью феминистского терроризма; и не менее ожесточенная русофобия. У Ларссона жестокий отец Лиз и ее сестры-врага был советским перебежчиком из ГРУ, этаким Скрипалем. Он жестоко бил мать, которая умерла, за это Лиз попыталась его сжечь и была упрятана в психушку. В этом тоже чувствовался душок, но не более того.

    В «Девушке, которая застряла в паутине» отец-изверг превращен в садиста-педофила, при этом он и его банда характеризуются без всякого уточнения: «русские». Страшнее русских зверя нет. Причем буквально — они срезают людям носы до самого черепа, все как один отравители-садисты (странно, что не ездили смотреть на шпиль собора в Уппсале) и вообще, хотят устроить всему миру ядерный холокост в ответ на детские обиды. При этом организовать катастрофу легче легкого: взломать русские «тополя» при помощи обычного ноутбука и телефона ничего не стоит. Ну и самое страшное и преступное — все как на подбор блондины и блондинки. Если прочее еще как-то можно простить, то это — нет.

    Западный зритель оказался не снисходителен — лента собрала всего 30% от запланированного, получила катастрофичный рейтинг 44% и уверенно отнесена зрителями к кино категории «B».

    И это уже тенденция: пропагандистские шоу, замешанные на толерантной русофобии, проваливаются в прокате и у критиков. Несмотря на усилия Дженнифер Лоуренс, не зашел у западного зрителя «Красный воробей».

    Девушка, которая застряла в Голливуде. Очередной провал русофобского боевика | Изображение 2
    Источник фото: Wikimedia

    Реалити-шоу «Солсбери» тоже в массовом прокате провалилось — рядовые англичане и американцы так и не поверили, что по их душу завтра придет страшный Чепига с «Новичком». Но даже на этом фоне провал «Девушки, которая застряла в паутине» получился эпичным.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.