• «Большинство таких детей погибают». Почему дело калининградских врачей важно для всех женщин

    Новорожденный ребенок умер в калининградском роддоме. СК настаивает на насильственной смерти младенца. Дело региональные следователи передали в Москву, следить за ним намерены и в Совфеде. За врачей уже заступились коллеги по всей стране — ситуация не так однозначна, считают они. «360» разбирался, почему выводы судмедэкспертов показались абсурдными.
    «Большинство таких детей погибают». Почему дело калининградских врачей важно для всех женщин

    Дело калининградских врачей Елены Белой и Элины Сушкевич, которых обвинили в смерти новорожденного, направили столичным следователям по поручению главы СК России Александра Бастрыкина. Решение приняли с «учетом особой сложности расследования, необходимости обеспечения полноты, всесторонности и объективности следствия».

    Дело против врачей возбудили еще в ноябре 2018 года. В калининградском роддоме сильно недоношенным родился ребенок. Он весил всего 700 граммов. По версии следствия, и. о. главврача Елена Белая и врач Элина Сушкевич «обсудили способ убийства», так как поддержание его жизни якобы слишком дорого обошлось бы роддому. Кроме того, их заподозрили в попытке исправить статистику, так как неминуемая смерть младенца могла бы ухудшить показатели врачей. В итоге, полагают следователи, Сушкевич якобы ввела ребенку смертельную дозу магния сульфата, а Белая подделала документы и написала, что он умер в утробе матери.

    Экспертная комиссия заподозрила, что смерть была насильственной. К такому выводу пришла группа специалистов: токсикологи, профильные медики и даже ведущий неонатолог Минздрава. Спектрографический анализ показал, что в организме младенца слишком много сульфата магния. Такое количество допустимо только для взрослого человека.

    На заседании Совета Федерации сенатор Сергей Леонов поднял тему уголовного дела в отношении медиков. Он попросил от себя лично и всего сообщества врачей обеспечить максимально объективное расследование. С ним согласилась и председатель палаты Валентина Матвиенко. Леонов предположил, что действия СК спровоцируют отток профильных специалистов: неонатологов, реаниматологов и хирургов. Такое мнение уже высказывала в Facebook основатель центра «Антон тут рядом» Любовь Аркус.

    Как добиться правды

    Следователи полагают, что Елена Белая заставила подчиненных внести в медицинские документы ложную информацию о гибели плода в утробе матери. Полковник внутренней службы ФСИН в отставке Василий Макиенко объяснил «360», как в подобных случаях устанавливается подлог.

    «Возбуждается уголовное дело, проводится экспертиза. Если результаты экспертизы не устраивают одну из сторон, то следствие или суд — в зависимости от стадии дела — могут назначить повторную экспертизу силами другого экспертного учреждения», — рассказал Макиенко.

    Он добавил, что при наличии тела можно установить и концентрацию вещества, и причину, и время смерти. «Все устанавливается довольно легко, если, конечно, эксперты добросовестные», — отметил полковник в отставке.

    Сложнее ситуация обстоит с реанимацией. В этом смысле, по мнению Василия Макиенко, врачам не позавидуешь.

    Поскольку человек находится на грани жизни и смерти, особенно новорожденный ребенок, велика вероятность того, что даже правильными действиями не достигнуть цели

    Василий Макиенкополковник внутренней службы ФСИН в отставке.

    Большинство врачей, по словам собеседника, ответственно подходят к своим обязанностям и в таких ситуациях делают все, чтобы человек выжил.

    Можно ли судить врачей за смерть пациента

    Врач-акушер-гинеколог, репродуктолог перинатального медицинского центра «Мать и дитя» Мария Милютина полагает, что судить врачей из Калининграда за случившееся по меньшей мере странно.

    Речь идет о глубоко недоношенном ребенке. Большинство таких детей погибают. Счастье, когда такого ребенка удается выходить. Здесь врачи попали в ужасную ситуацию. Это как судить врача, который не спас онкологического пациента на четвертой стадии рака

    Мария Милютинаакушер-гинеколог, репродуктолог.

    Произошедшее, предположила Мария Милютина, действительно может повлиять на уход врачей соответствующей специальности из профессии из-за риска оказаться обвиненным. Пока что, добавила Милютина, невозможно добиться того, чтобы всех глубоко недоношенных детей спасали. Даже с учетом неплохого оснащения роддомов.

    «Большинство таких детей погибают». Почему дело калининградских врачей важно для всех женщин | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости»

    Комментируя наличие в организме ребенка сульфата магния, о котором говорят следователи, врач заметила, что этот препарат блокирует родовую деятельность. Возможно, магнезию вводили женщине внутривенно, пытаясь сохранить беременность.

    Медики сделали все возможное

    Врач-педиатр и неонатолог Елена Кешишян объяснила, что врачу нет никакой выгоды, если на дежурстве вдруг умирает ребенок, даже совсем маленький, как в случае с калининградским роддомом. «После 23-й недели и 500 граммов он ребенок. <…> На непроведение реанимации нужно получить согласие мамы. А она женщина после родов и не может подписать бумаги. Оказывают реанимационную помощь всем», — сказала врач.

    По ее словам, статистика такова, что во всем мире около 40% недоношенных маловесных детей погибают — примерно трое-четверо из 10. Остальных выхаживают, однако невозможно прогнозировать, сколько из них будут больными. Речь идет о порядка 40−50% инвалидов.

    Кешишян отметила, что врачи из роддома Калининграда делали все, чтобы спасти жизнь малышу. Введенный ими сульфат магния, как считают медики, снимает отек мозга у детей в ответ на нарушения внеутробного существования. Грубо говоря, помогает адаптироваться после преждевременных родов.

    «Никакой кювез и капельницы не заменят [естественный процесс]. Это же не механика. Тут ювелирное дело. Когда ребенок погибает, ты понимаешь, что сделаешь все для его спасения», — подчеркнула неонатолог.

    Специалистов мало, а может стать еще меньше

    Ее коллега из родильного дома №25 Москвы, врач-неонатолог и педиатр Татьяна Злобина уточнила, что сульфат магния снимает отек головного мозга и применяется при реанимации.

    Он в таких ситуациях необходим. В определенной дозировке его вводят новорожденным

    Татьяна Злобинаврач-неонатолог.

    Злобина напомнила, что приказ о реанимации детей весом от 500 граммов действует в России сравнительно недавно. Во многих странах такой вес, заметила неонатолог, считается выкидышем. Кроме того, как пишут в СМИ, в анамнезе мамы погибшего ребенка их уже было два. До 23-х недель женщина не посещала врачей и не сдавала анализы.

    «И при наличии оборудования и специалистов выживание плодов в таком весе не превышает 6%», — подчеркнула врач, напомнив, что ребенка реанимировали четыре часа.

    Она обратила внимание на то, что знакома с докторами, которые лично знают Элину Сушкевич, общается с ее преподавателем. Предположение о причинении врачом вреда новорожденному Татьяна Злобина, как и многие ее коллеги, сочла абсурдным, как и вменяемую специалисту статью.

    «Реаниматологом просто так пойти нельзя, нужно иметь к этому призвание. Человек без сердца или какой-то цели в жизни не сможет работать по этой специальности. Девять из десяти здесь альтруисты и горящие своим делом люди», — сказала врач-педиатр.

    Ухода из профессии специалистов ожидать действительно можно, считает Злобина. И потом может случиться так, что помогать роженицам будет некому.

    По ее словам, по всей России неонатологов-реаниматологов всего около 500−550 тысяч. И сейчас многие задумываются о том, чтобы покинуть профессию — «чтобы не ходить под дамокловым мечом». И тогда женщины в разных регионах России, беременность которых проходит с осложнениями, при родах могут лишиться помощи профильных специалистов. Исправить ситуацию может действительно объективное расследование.