• «Деанонимизация опасна, когда авторы не могут «ответить за слова». Интервью с редакцией Telegram‐канала «Караульный»

    «360» поговорил с редакцией Telegram‐канала «Караульный», претендующего на звание главного агрегатора Telegram, и узнал, как выбираются сообщения для репостов, в каком состоянии находится современная журналистика и кто стоит за «Караульным».

    «Деанонимизация опасна, когда авторы не могут «ответить за слова». Интервью с редакцией Telegram‐канала «Караульный» | Изображение 1РИА «Новости» / Кирилл Каллиников

    — Сейчас у «Караульного» почти 30 тысяч подписчиков. Канал знают более-менее все пользователи мессенджера, которые интересуются политикой или новостями. Как чувствует себя сейчас основатель проекта?

    — Прекрасно чувствует. Он давно в медиа и поэтому давно переболел ощущением «мы можем управлять смыслами», если вы про это.

    Как он рассказывал редакции, самым ярким ощущением стала публикация поста на ПМЭФ-2017, где он присутствовал. За спиной сразу раздались сотни «пим-пим», причем как у журналистов, так и у губернаторов и чиновников.

    — Откуда взялась идея «Караульного»? Понятно, когда появляются каналы типа «Методички» или «Незыгаря» — люди знают какую-то эксклюзивную информацию и хотят ею поделиться. А откуда взялось желание распространять чужую информацию?

    — А невозможно было разобраться в абсолютной каше — всевозможных сайтах с «рейтингами постов и каналов Telegram», чтобы не пропустить что-топо-настоящему важное. Telegram оказался той незаполненной нишей, которая внезапно образовалась на давно поделенном рынке. Как, простите за аналогию, Крым после 2014 года. На рынке сейчас уже невозможно стать «тем самым» Темой Лебедевым, покойным Носиком, сделать Mediametrics как Клименко или «Яндекс. Новости» как Волож. В Telegram же агрегаторов не было — максимум «сборщики топовых постов» и огромные простыни «рейтингов лучших каналов». Поэтому мы решили сделать агрегатор, который позволял бы нам и читателям видеть самое главное — раз уж мы хорошо умеем в мониторинге и трактовке.

    — Было какое-то понимание в начале, для кого вы делаете канал?

    — Это было что-то среднее между «собираем для себя» (среди администраторов есть журналисты и медиатехнологи) и понимания «О, а это будет интересно и медиатусовке, и журналистам, и чиновникам, и оппозиции, и Кремлю, и PR-среде».

    — А кто сейчас читает его?

    — Абсолютно разные люди. Это и студенты, и менеджеры из офисных кубиклов и опенспейсов, и чиновники высшего ранга, и силовики, и топ-менеджмент коммерческих компаний. Два простых примера — когда несколько админов уехали в отпуска и канал стал реже обновляться, из редакций трех СМИ, входящих в топ-10, начали писать: «Ребята, вы там живы, все ок, вас не купили и не убили же? А то мы подсели, вы огромная помощь». Второй — когда мы знаем, на каких совещаниях говорилось: «Вот уже „Караульный“ репостит, а вы не реагируете». Хочется похвалиться фамилиями знаковых читателей, но не станем. Sapienti Sat («умному достаточно» — ред.).

    — Сколько человек работало над проектом в начале и сколько сейчас?

    — Изначально проект был создан и велся (и сейчас активно ведется) основателем, после присоединились два основных администратора. В итоге после различных коллизий в «редакции» семь человек.

    — Сколько источников сейчас мониторит «Караульный»?

    — Максимально возможное количество подписок на каналы — 500. Это ограничение самого Telegram. Мы его достигли. Плюс ежедневно нам присылают посты из «новорожденных» каналов разной степени интересности. Также мы мониторим всевозможные топы — от tgstat.ru и televisor.co до спецпроекта, создаваемого по просьбе «Караульного» (вероятно, скоро он появится на рынке для всех).

    — Как решается, какой пост достоин перепоста, а какой — нет?

    — Мы нагло меряем по себе (в команде — журналисты, силовики, чиновники, медиатехнологи). Если такое интересно нам или значимо для прессы, власти, оппозиции — мы репостим. Если это тусовочное «Дурак — сам дурак» — не репостим. У нас и так большой поток информации проходит через канал, чтобы грузить читателей жизнью тусовочки.

    — Вы репостите за деньги или бесплатно?

    — Подавляющее, тотальное большинство репостов делается бесплатно.

    — На чем тогда зарабатывает «Караульный»? Если вообще зарабатывает?

    — Редакция канала — достаточно обеспеченные люди, чтобы всерьез обсуждать вопрос копеечного заработка «на Telegram».

    — «Караульный» не только репостит чужие каналы, но и иногда высказывается от себя. Зачем? Кажется, что это выбивается из концепции канала.

    — Есть события, о которых невозможно не высказаться — когда, например, редакция знает заведомо больше других авторов (да простят нас коллеги). Есть события, о которых у нас эксклюзивная информация — и мы даем ее первой. Есть материалы от наших читателей (под тэгом #нампишут). И есть ситуации, когда мы видим — новость, событие, информацию откровенно перевирают. В таком случае мы поправляем коллег, и они вынуждены учитывать нашу информацию и позицию.

    — Предлагали ли вам продать канал? Если бы вы согласились это сделать, то за сколько?

    — Предлагали, и не раз. И продолжают предлагать, и будут, судя по всему, предлагать впредь, причем ставки каждый раз увеличиваются. Но нам просто нет смысла его продавать: в средствах мы не особо стеснены, да и отдавать невесть в чьи руки столь тонко настроенный инструмент нам тоже как-то не очень хочется. Особенно после некоторых примеров других проданных каналов. Это ведь ужас — люди купили дорогие хрустальные бокалы и начали забивать ими гвозди. Мы не хотели бы видеть, что такие метаморфозы происходят с нашим детищем, в которое вложено столько времени и души. Поэтому еще раз, всем сразу: друзья, канал «Караульный» не продается.

    — Ходит немало слухов, что «Караульным» владеет известное PR-агентство, что им управляет чиновник из Кремля. Как вы их прокомментируете?

    — Распространителям такой информации можно рассмеяться в лицо. Она абсолютно недостоверная. Мы понимаем, что и известному PR-агентству, и известному чиновнику из Кремля очень хотелось бы управлять «Караульным». Или чтобы окружающие так думали. Но это не так. Для проверки можете взять любого своего знакомого чиновника из Кремля — и пусть он попробует разместить у нас хотя бы пост. А мы посмеемся.

    — Ведете ли вы другие каналы?

    — У части администраторов «Караульного» есть свои каналы. У части из этой части — анонимные.

    — А сами какие каналы читаете?

    — Приходится читать все те, что мониторим. Какие-то читаем с удовольствием, какие-то с интересом, какие-то — зажав нос.

    — Кстати, как оцениваете современные российские медиа?

    — На троечку с минусом. Хромает все — фактчекинг, грамматика, стилистка, техника речи (если про радио и ТВ). Да вы и сами все знаете лучше нас. Нам грустно.

    — СМИ уже последние лет 10 пророчат смерть от соцсетей. Не кажется ли, что Mash и «Лентач» — это первый шаг к закату классических СМИ? Или издания типа «Коммерсанта» все равно останутся?

    — Это очень старая песня о главном. В 1970-х телевизионщики предрекали смерть театра, в 1990-хотцы-основатели рунета — смерть телевидения, в 2000-х — вот социальные сети всех убьют. Успокоим. Все выживут. Но в условиях конкуренции придется вертеться. И трансформироваться. В том числе в Telegram-каналы. А когда и Telegram себя изживет — да, да, вангуем лет через пять превращение во что-то иное.

    — Какие издания читаете в свободное время?

    — В свободное время мы читаем. Не издания. И немного пишем. Не в издания.

    — Вы общаетесь с авторами других каналов?

    — В обоих смыслах — ответ «да». С рядом авторов других каналов мы знакомы по роду работы, с другими по «тусовке», с кем-то и вовсе дружим в оффлайне. Так же не секрет, что существуют «чаты администраторов крупных каналов».

    — Есть ли у вас какое-то понимание, что должно быть с каналом в будущем? 100 тысяч подписчиков? Цитируемость в СМИ?

    — Посещаемость растет, цитируемость тоже, это приятно, но это не самоцель. Мы не ставим планки, мы ставим задачи. Задача — развивать и удерживать нишу лучшего агрегатора Telegram.

    — Интересно, что вы редко репостите СМИ, просто потому что они плохо представлены в Telegram. В основном вы обращаете внимание на «Медузу», а также Mash и Лентач, если их можно назвать СМИ. Получается, российским изданиям Telegram как канал дистрибуции не интересен?

    — Мы не часто репостим СМИ по простой причине — пока выйдет заметка, авторы Telegram-каналов уже опубликуют и обсудят случившееся. Странно было бы публиковать «бояны» через два часа после спада интереса к теме.

    В Telegram мало СМИ, которые подают информацию так, как подают упомянутые издания. Очень часто к нам обращаются региональные СМИ — у которых в каналах либо авторепосты RSS-ленты, либо совсем «отморозка» (так бывает, когда журналистам кажется, что «в Telegram надо общаться языком подростков»), либо местная заказуха. Приходится им отказывать.

    Но, кстати, мы заметили появление нескольких весьма конкурентных изданий, нашедших хорошую формулу подачи. Они будут появляться в репостах.

    — Поскольку СМИ в Telegram почти нет, в мессенджере доминируют околополитические каналы с «инсайдами». Нет ощущения, что они забили все инфополе и сейчас производят только шум?

    — Как мы недавно говорили изданиям «Батенька», «ФедералСити» и «Ведомостям», есть четыре типа политических каналов. Первый — настоящие инсайдеры (и вы их знаете). Второй — неплохие аналитики, остроязыкие интерпретаторы, эмоциональные комментаторы. Третий — люди, которые выдают свои фантазии за инсайды, вбрасывают непроверенную или умышленно выдуманную информацию. Четвертый — каналы, специально созданные для слива компромата и монетизации этого процесса (блоки, размещалово). Грязно, но понятно.

    В итоге реальных инсайдов мало. Но инсайды федерального уровня (интересные СМИ, рынку и «тусовке») появляются не каждый день, это не конвейер.

    — Есть ли в Telegram политические каналы, которые не являются чьим-то проектом?

    — Безусловно. Многие вообще заводили каналы «на пробу», «потому что все заводят» или с желанием «порвать рынок». Среди таких независимых проектов очень много жемчужин, нужно лишь их искать. Или читать «Караульный».

    — Пара личных вопросов об основателе «Караульного». Кто он? Откуда? Сколько ему лет? Где он работает?

    — Основатель «Караульного» — россиянин средних лет, женатый, работающий на стыке PR и медиатехнологий, интересующийся… жизнью. Это если не раскрывать человека, но и не сваливаться в штампы.

    — Многие авторы каналов боятся деанонимизации. Почему?

    — Не все ли равно, кто ведет условную «Методичку» или «Караульного», «Незыгаря», «Медиатехнолога», «Мышь в овощном» или «338», если вы пришли к ним за контентом и его подачей. Чем фамилия, должность или фотография администратора канала изменит это отношение — если оно сложилось? Разве что деанонимизация опасна тогда, когда авторы боятся или не могут «ответить за слова», опубликованные в канале. Мы же делаем лучший на этом рынке продукт и привыкли всегда отвечать за свои действия.