facebook_pixel
  • 21 января 2021, 15:41

    Четверть века Рамиля Шамсутдинова

    Почему расстрелявшему сослуживцев рядовому отказали в снисхождении, о котором просили присяжные

    Срочнику Рамилю Шамсутдинову дали 24,5 года тюрьмы строгого режима. Несмотря на то, что дедовщина была доказана, а присяжные решили, что он заслуживает снисхождения, приговор оказался всего на полгода меньше запрошенного обвинением. Адвокаты будут обжаловать вердикт суда — его считают слишком строгим.

    Четверть века Рамиля Шамсутдинова

    Читинский военный суд вынес приговор солдату-срочнику Рамилю Шамсутдинову — 24,5 года лишения свободы в колонии строгого режима, на полгода меньше, чем запрашивал обвинитель. Полтора года назад молодой человек расстрелял своих сослуживцев: восемь человек погибли, двое выжили.

    Защита попросила о суде присяжных. Они решили, что солдат виновен, но отметили, что он заслуживает снисхождения с учетом обстоятельств дела. В ходе расследования было доказано, что в части Шамсутдинова присутствовали неуставные отношения и издевательства над срочником. Одного из участников приговорили к двум годам условно.

    По словам самого Рамиля Шамсутдинова, именно из-за дедовщины он расстрелял сослуживцев, ему якобы угрожали изнасилованием. Однако местная администрация отрицала, что солдат жаловался на издевательства.

    «Дали по максимуму»

    Защитник Рамиля Шамсутдинова, адвокат адвокатской палаты Республики Татарстан Руслан Нагиев объяснил «360», что они не согласны с решением суда. При этом он отметил, что адвокаты удовлетворены тем, что им все же удалось избежать пожизненного лишения свободы для своего подзащитного.

    «Дали по максимуму. <…> Мы теперь понимаем, что сделали правильный выбор, избрав суд присяжных», — заявил Нагиев.

    Только независимые беспристрастные граждане, которые не являются госслужащими, смогли вынести справедливый вердикт, в котором они проявили снисхождение к Рамилю Шамсутдинову. А военный суд, на наш взгляд, такого снисхождения не проявил

    Руслан Нагиевадвокат Рамиля Шамсутдинова.

    Второй адвокат Рамиля Шамсутдинова — Равиль Тугушев — рассказал, что защита родственников погибших уже объявила о намерении обжаловать приговор. Они хотят более сурового наказания. Однако Нагиев добавил, что, по мнению защиты Шамсутдинова, суд не учел смягчающих обстоятельств дела.

    «Материалами дела установлены противоправные действия некоторых погибших и потерпевших, это 61-я статья УК. Это является основанием для смягчения приговора, но мы этого не видим. Далее, Шамсутдинов впервые привлекается к ответственности. Мы считаем, что суд вынес чрезмерно суровое наказание», — объяснил он.

    Без суда присяжных, добавил Нагиев, военный суд наверняка бы приговорил срочника к пожизненному «без каких-либо сомнений». При этом отец Рамиля Шамсутдинова Салим незадолго до вынесения приговора говорил, что они рассчитывают на 15-17 лет лишения свободы.

    Многомиллионная компенсация

    Также адвокаты родственников погибших требовали от Рамиля Шамсутдинова 28 миллионов в качестве компенсации, сказал «360» Равиль Тугушев. Суд остановился на сумме 10,8 миллиона, удовлетворив шесть исков. Однако адвокаты Шамсутдинова сомневаются, что потерпевшая сторона сможет получить такие деньги.

    У Рамиля таких денег нет, и на что надеялись родственники погибших, когда заявляли такие требования, честно говоря, непонятно

    Равиль Тугушевадвокат Рамиля Шамсутдинова.

    Нагиев добавил, что российское законодательство в такой ситуации позволяет обратиться с иском к Министерству обороны. От них, по его мнению, получить такую компенсацию было бы вполне реально, в отличие от его подзащитного.

    «Если бы я был адвокатом потерпевших, я бы постарался убедить их обратить этот иск не к Рамилю Шамсутдинову, 20-летнему парню, у которого этих денег нет, и неизвестно, когда он выйдет из тюрьмы, а к Министерству обороны», — сказал Нагиев.

    Директор московской коллегии адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры», адвокат по уголовным делам Дмитрий Аграновский отметил, что заработать в тюрьме у Шамсутдинова шансов почти не будет — за работу в заключении платят несущественные деньги. За хорошую работу там, скорее, могут давать преференции по улучшению условий.

    «Рано или поздно судебные приставы просто составят соответствующий акт о невозможности взыскания и прекратят производство. Через три года они могут это сделать, это очень часто происходит», — отметил он.

    Практика военных судов

    Аграновский отметил, что в случае с делом Шамсутдинова у суда была достаточно узкая вилка для назначения наказания. По его мнению, суд не мог назначить наказание существенно ниже запрошенного обвинением из-за того, что жертв было достаточно много.

    «Я думаю, что приговор наиболее адекватный ситуации, юридически сложно было сделать что-то другое. Хотя он не устраивает ни одну из сторон», — добавил адвокат.

    Военные суды, как показывает практика, выносят довольно жесткие вердикты и редко ограничиваются штрафами или условными сроками. За последние годы значительная часть публичных дел, которыми занимались военные суды, имела отношение к экстремизму и подготовке террористических актов.

    Несмотря на общественную опасность таких преступлений, приговоры в них были меньше, чем для Рамиля Шамсутдинова. Например, троим россиянам за участие в запрещенной в РФ организации «Артподготовка» и за покушение на подготовку теракта на Манежной площади дали сроки до 13 лет.

    Трое граждан Средней Азии в январе 2021-го были осуждены иркутским военным судом на сроки до 16 лет за участие в запрещенной в России террористической организации «Исламское государство», ее спонсирование и вербовку других граждан. До этого военнослужащий был приговорен военным судом к 13 годам колонии строгого режима по обвинению в госизмене.

    При этом в декабре 2020 года военный суд приговорил бывшего члена банды Шамиля Басаева Аслана Даудова. Следственный комитет доказал, что Даудов участвовал в теракте 1995 года в Буденновске. Его обвиняли по статьям об участии в теракте, захвате заложников и умышленном убийстве нескольких человек, совершенном общеопасным способом.

    В ходе теракта в Буденновске в заложниках оказались более 1,5 тысячи местных жителей, 129 человек погибли, еще 317 получили ранения. Однако суд назначил Даудову всего 12 лет колонии строгого режима и штраф.