• Замороженный труп Чарли Мэнсона четыре месяца пролежал в морге и достался бывшему борцу ММА. Что произошло?

    Человечество достигло определенного маркера развития – маньяк и глава деструктивного культа может быть не только прижизненной иконой массовой культуры, но и поводом для многомесячных судебных разбирательств из‐за своего наследства. Речь идет о Чарли Мэнсоне, умершем еще в ноябре, но до сих пор не похороненным, – все это время вплоть до вчерашнего вечера шла жаркая юридическая баталия по поводу принадлежности его тела.

    Wikipedia Commons

    Чарли и судебная фабрика

    Четыре месяца с момента своей смерти замороженный труп Чарли Мэнсона пролежал под фальшивой биркой в одном из калифорнийских моргов. Все потому, что четыре разные стороны разбирались в судах, кому принадлежит право отправить Чарли в последний путь (или сделать с его телом что-то еще, в его духе).

    Во-первых, на тело старика претендовал коллекционер всего связанного с серийными убийствами Майкл Чэннелс, друг Чарли по переписке, указанный в одном из его наследств. Во-вторых, Майкл Бруннер, утверждавший, что он — сын Мэнсона от одной из его ранних культисток. В-третьих, лос-анджелесский музыкант Мэттью Ленц, утверждающий, что он был зачат Мэнсоном на оргии в 1967 году. Наконец, появился подтвержденный внук маньяка, Джейсон Фриман, бывший борец MMA с другого конца страны, из штата Флорида.

    Забегая вперед — именно он победил в этом макабрическом соревновании, хотя в целом казалось, что у него не больше шансов, чем у остальных помешанных. Он выступал через Facebook Live c куклой в виде деда в его лучшие годы — со свастикой на лбу и длинными спутанными волосами.

    С дедушкой мы все будем делать по-семейному. Ничего плохого в этом нет… Наконец-то я смогу отвести его порыбачить. Наконец-то!,

    — Джейсон Фриман.

    Задача у судьи, Алисы Найт из Верховного суда графства Керн, была не из легких — четыре не самых здоровых истца, два противоположных по содержанию и издевательских завещания плюс проблемы с установкой личности реального отпрыска погулявшего по всей Америке Чарли. Но спустя четыре месяца оно все же было принято — тело достается Фриману как подтвержденному, взрослому и находящемуся в более-менее здравом уме отпрыску Чарли Мэнсона. Видимо, Чарли теперь действительно предстоит загробная поездка на рыбалку.

    Однако четырехмесячная эпопея с телом, по видимому, только первый акт этой трагикомедии. Вскоре суд в Лос-Анджелесе рассмотрит прения сторон по поводу недвижимости Мэнсона, не такой культовой, как он сам, но все же.

    «Я единственный, кто знает, чего Чарли реально хотел»

    Чарльз Мэнсон умер в 83 года. Его вполне ожидаемая смерть все же поставила власти в тупик — что делать с телом? Не каждый день морги оказываются в такой ситуации. Изначально заминка возникла из-за двух разных завещаний. Первое предоставил в суд коллекционер Чэннелс — в нем тело переходило ему, что логично, учитывая их с Мэнсоном почти 30-летнюю дружбу по переписке.

    Я единственный, кто знает, чего Чарли реально хотел. Мы о многом говорили. Но многое из того, о чем мы говорили, неосуществимо. Например, похороны на Голливудском кладбище в большом старом склепе. Ни у меня, ни у него просто нет на такое денег,

    — Майкл Чэннелс в интервью Daily Beast.

    Это подписанное еще в 2002 году завещание было совсем небезупречно с юридической точки зрения. Например то, что Чэннелс был не только единственным наследником, но и единственным свидетелем при его составлении. Суду потребовалось еще два незаинтересованных свидетеля завещания, а таких Чэннелс предоставить не смог.

    Второе завещание было датировано январем 2017 года, и предоставлено Мэттью Лэнцем, якобы зачатым от Мэнсона. Но никаких доказательств такого отцовства, например в виде тестов ДНК, предоставлено не было. Майкл Бруннер, еще один претендент, предоставил подобные доказательства, но в конечном итоге их обоих пришлось прокатить из-за строгого калифорнийского законодательства, постанавливающего отрезать от наследства биологических родителей детей, которых впоследствии приняли в другие семьи (а именно это и произошло в обоих указанных выше случаях).

    Остался Фримен — сын Чарльза Джей Уайта, сына Мэнсона от первого брака, разрушенного еще в 1958 году. В 1993 году Чарльз Мэнсон Младший, всю жизнь преследуемый кровавым наследием отца, не выдержал несовершенства мира и выстрелил себе в голову, оставив после себя сына Джейсона. Тот никогда не стыдился одиозного дедушки и последнее десятилетие его жизни постоянно созванивался с ним.

    Я всегда знал, кто мой дед, сколько себя помню. Я внук, который твердо решил выказать уважение своему деду и его близким, настоящим друзьям. Я не только ради себя все это делаю,

    — Джейсон Фриман в интервью Rolling Stone.