facebook_pixel
  • 29 января 2021, 17:48

    Боттичелли в руках миллионера с русским акцентом. Коллекционеры тратят бешеные деньги на шедевры — и это хорошо

    Неизвестный коллекционер купил картину Сандро Боттичелли «Портрет молодого человека с медальоном» более чем за 92 миллиона долларов (почти семь миллиардов рублей). Частные собрания произведений искусства бывают богаче государственных музеев, но не обходится в них без странных и иногда трагичных для истории случаев.

    Боттичелли в руках миллионера с русским акцентом. Коллекционеры тратят бешеные деньги на шедевры — и это хорошо

    «Портрет молодого человека с медальоном» итальянского художника эпохи Возрождения Сандро Боттичелли ушел с молотка в Нью-Йорке за 92,2 миллиона долларов. Покупателем оказался русскоговорящий коллекционер, передает The Wall Street Journal. Его имя не раскрывается.

    Боттичелли в руках миллионера с русским акцентом. Коллекционеры тратят бешеные деньги на шедевры — и это хорошо | Изображение 1
    Портрет молодого человека с медальоном, Сандро Боттичелли

    Картина середины XV века стала одним из самых дорогостоящих полотен эпохи Ренессанса в истории. Обошло ее творение Леонардо да Винчи «Спаситель мира», которое продали почти за полмиллиарда долларов.

    Коллекция — начало музея

    Большая часть современных музеев существует именно благодаря частным собраниям. В России, например, именно меценаты и знатные семьи коллекционировали бесценные экспонаты. Так, Эрмитаж был частной коллекцией императорской семьи, Русский музей в Петербурге — собранием императора Александра III. Третьяковская галерея названа в честь купца Павла Третьякова, который впоследствии передал свое собрание в собственность Москвы, а Российская государственная библиотека имени Ленина — коллекция графа Николая Румянцева.

    Историк искусства, коллекционер Сергей Подстаницкий объяснил «360», что все крупнейшие музеи мира изначально были частными коллекциями и только по воле своих владельцев становились общественным достоянием.

    Коллекционер — это первичная ячейка хранения произведения искусства. И не исключено, что, поменяв несколько владельцев, картина может попасть в музей

    Сергей Подстаницкий

    историк искусства, коллекционер.

    Директор галереи живописи «Альбион», аукционист Алексей Зайцев считает: идея того, что искусство должно храниться в музеях и принадлежать государству, — пережиток советской эпохи.

    «Идея того, что частная собственность на произведения искусства — это что-то неправильное, на мой взгляд, порочна. Часто именно усилиями отдельных людей произведения искусства выкупаются, сохраняются и впоследствии часто становятся доступными всем — либо в музейных собраниях, либо когда частные собрания открываются для посещения», — сказал он «360».

    Страховка в цене

    Причем эксперты уверены, что в частных коллекциях произведения искусства могут быть в большей безопасности, чем в государственных музеях. Сегодня в частной собственности остаются величайшие шедевры мировой живописи: «Голова музы» Рафаэля, «Дармштадтская Мадонна» Ганса Гольбейна — младшего, «Золотая Адель» Густава Климта, «Похищение Европы» Валентина Серова, «Автопортрет с отрезанным ухом и трубкой» Винсента Ван Гога, «Крик» Эдварда Мунка и многие другие.

    «Как раз то, что вещь принадлежит одному конкретному человеку, особенно если он заплатил за нее колоссальные деньги, — это гарантия того, что он будет о ней заботиться и ухаживать. В отличие от какого-то общественного хранения, где иногда относятся к тому, что есть в фондах, мягко говоря, спустя рукава», — подчеркнул Подстаницкий.

    Алексей Зайцев согласился с тем, что музеи не дают гарантий сохранности экспонатов. Не так давно, в январе 2019-го, из Третьяковской галереи в Москве похитили работу Архипа Куинджи: мужчина просто снял полотно со стены и вынес его под мышкой.

    А в мае 2018 года в той же Третьяковской галерее посетитель и вовсе смог изрезать полотно Репина «Иван Грозный убивает своего сына». На эту картину неоднократно покушались. Ущерб картине и музею от этого нападения оценивали в 30 миллионов рублей.

    «У меня был случай с одним их московских музеев: люди отдавали туда работу на выставку, а в музее отвалилась потолочная плитка, повредив эту работу. Музей — это не гарантия того, что вещь будет сохранной», — подчеркнул Алексей Зайцев.

    Подобные трагичные для искусства случаи происходят не только в России. Например, пока Нидерланды были закрыты из-за пандемии, в один из музеев забрались воры. Ушли они, прихватив с собой картину Винсента Ван Гога «Весенний сад, пасторский сад в Нюэнен весной». Пока полотно так и не нашли.

    А в лондонской галерее современного искусства Tate Modern злоумышленник смог не только несколько раз ударить по полотну навесным замком, но и снять ее со стены и бросить на пол. Многие возмущались, что картина смогла пережить оккупацию Франции нацистами, но едва не погибла от рук вандала. В итоге ему дали 18 месяцев тюрьмы.

    Воля владельца

    Зачастую коллекционеры не хранят принадлежащие им шедевры за семью замками, а отдают их время от времени на экспозицию в разные музеи мира. Причем получают выгоду от этого не только галереи, которые, очевидно, зарабатывают с продаж билетов, когда к ним попадает что-то ценное из частных коллекций. Сами коллекционеры тоже не в убытке, ведь чем известнее картина, тем она дороже. Выставки тоже могут сыграть в этом роль.

    «С одной стороны, есть действительно увлеченные коллекционеры, в том числе и среди богатых людей, для которых капитализация вещи отходит на задний план. С другой стороны, конечно, при наличии больших денег почему не вложиться в произведение искусства — актив, который, может быть, не дорожает, но всегда сохраняет деньги, которые в него вложены», — уверен Подстаницкий.

    Однако бывают и казусы в историях коллекционеров. Например, в 2006 году самая дорогая картина Пабло Пикассо «Сон» пострадала от рук своего владельца-частника Стива Уинну: он случайно проткнул ее локтем, когда показывал очередному покупателю.

    Боттичелли в руках миллионера с русским акцентом. Коллекционеры тратят бешеные деньги на шедевры — и это хорошо | Изображение 2
    Сон, Пабло Пикассо: http://picassolive.ru

    «Но после этого известность картины стала еще выше благодаря этой нелепой случайности, и после того как ее отреставрировали лучшие реставраторы Америки, она была продана гораздо дороже, чем изначально планировалось», — успокоил Подстаницкий.

    Есть и более трагичные истории. Например, в 1990 году японский коллекционер Рюоэи Сайто выкупил полотно Винсента Ван Гога «Портрет доктора Поля-Фердинанда Гаше» за 85 миллионов долларов, а затем и миниатюру Пьера Огюста Ренуара с одноименного оригинала «Бал в Мулен де ла Галетт» — за 75 миллионов долларов.

    Заплатив такие деньги (на тот момент покупка картины Ван Гога стала самой дорогой в истории мирового искусства), японский миллиардер решил, что может делать с шедеврами все что пожелает. Больше эти полотна никто не видел.

    А в 1999 году появилась информация, что Сайто мог взять полотна с собой в могилу — в буквальном смысле этого слова. В своем завещании он приказал похоронить их вместе с собой. До сих пор никто не знает, где находятся эти работы.