facebook_pixel
  • 19 августа 2020, 15:25

    Борьба пролетариата. Почему власти Гродно пошли навстречу митингующим

    Власти белорусского Гродно первыми пошли навстречу протестующим и согласились выполнить часть требований. Теперь горожане могут свободно митинговать на главных площадях, а рабочим не нужно бояться санкций от работодателей.

    Борьба пролетариата. Почему власти Гродно пошли навстречу митингующим

    Шаги навстречу

    Исполнительный комитет Гродно объявил о том, что часть требований штаба бывшего кандидата в президенты Белоруссии Светланы Тихановской и профсоюзов будет выполнена. В частности обещали:

    1. создать совет общественного согласия города, в который войдут представители гражданского общества и органов исполнительной и законодательной власти;
    2. разрешить проведение массовых акций на главных площадях города — Ленина и Советской;
    3. организовать на митингах медицинское, техническое и информационное сопровождение (эфир на телеканале «Гродно Плюс»);
    4. организовать объективные рассмотрения дел по всем фактам обращений граждан о милицейском произволе, освободить задержанных за участие в протестах;
    5. позволить рабочим бастовать без риска получить административное наказание.

    Такие уступки властей, уверен независимый белорусский политолог, руководитель аналитических проектов БелаПАН Александр Класковский, стали возможны именно в Гродно из-за того, что бастовать стало крупное предприятие «Гродно Азот».

    «Это одно из градообразующих предприятий. Когда на площадь выходит пролетариат, это чувствительно для местных властей. Именно давление улицы и рабочих, боязнь, что остановится важное производство, и заставили власти идти на уступки», — заявил Класковский.

    Белорусский политолог, аналитик «Либерального клуба» Евгений Прейгерман добавил, что именно в Гродно были одни из самых масштабных протестов после Минска.

    «Всегда существовало такое представление, что Гродно — наиболее активный в плане протестных настроений город. Поэтому, думаю, на волне того масштаба демонстраций и возмущения людей после всех актов насилия, которые были на прошлой неделе, а в Гродно это проявлялось наиболее ярко, власти пошли на компромисс», — объяснил он.

    Последствия в Белоруссии

    Прейгерман уверен, что локальные уступки гродненских властей еще не гарантируют не только того, что дискуссия может перейти на уровень общенациональных требований (отставка Лукашенко и новые выборы), но и того, что обещания будут выполняться в дальнейшем.

    Тем более, отметил Класковский, уже сейчас видно, что власти постепенно переходят в наступление после того, как уличная активность начала снижаться.

    «Сегодня в Минске уже ОМОН разогнал протестовавших у проходной Минского тракторного завода. В предыдущие дни власти ОМОН не использовали, люди свободно протестовали, ходили шествия и многим казалось, что „город наш“, хотя я предупреждал, что не стоит впадать в эйфорию, потому что это просто перегруппировка сил», — заявил он.

    19 августа должна была начаться массовая забастовка в Солигорске — на крупном предприятии «Беларуськалий», однако, как заявил руководитель стачкома Андрей Бокун, ряды протестующих редеют из-за «беспрецедентного давления» со стороны властей.

    Другая победа властей проявилась в Театре имени Янки Купалы — там уволили директора Павла Латушко из-за того, что он занял сторону протестующих. В ответ на это начались массовые увольнения актеров. Однако сегодня новый директор уже назначен, со здания сняли все атрибуты протеста, в том числе бело-красно-белые флаги, а сам театр закрыли на «санобработку».

    То, как события будут развиваться дальше, уверен Прейгерман, будет зависеть от рабочих. Если митинги и забастовки усилятся или хотя бы просто будут продолжаться с той же интенсивностью, то власти будут вынуждены выполнять требования народа. Однако предпосылок для такого исхода, считает политолог, пока нет.

    «Сейчас многие говорят, что произошла белорусская революция, но де-факто все командные высоты в руках Лукашенко — на его стороне административный аппарат, силовики. Так что впереди, я думаю, очень драматичный период», — заключил Класковский.