• Болезнь Джокера. Как живут люди с приступами неконтролируемого смеха

    В нашумевшем «Джокере» Хоакин Феникс виртуозно исполнил роль Артура Флека, страдающего от ряда психических расстройств. Одним из симптомов был неконтролируемый смех, который вызывал отторжение, непонимание и агрессию у многих персонажей фильма. К сожалению, такие приступы смеха — не ловкая выдумка режиссера, а настоящий симптом. О том, как живут люди с таким расстройством, — в материале «360».
    Болезнь Джокера. Как живут люди с приступами неконтролируемого смеха

    Когда вышел трейлер «Джокера», в котором показали, как герой Хоакина Феникса идет по коридору и гомерически смеется, многие подумали, что это была репетиция зловещего смеха для будущих свершений злодея. Когда фильм вышел на большой экран, все оказалось куда более прозаично: неестественный и пугающий смех был частью психического расстройства Артура Флека.

    Одно из названий такого явления — псевдобульбарный синдром. У него появились и другие, ненаучные, но более яркие названия: синдром патологического смеха, эпилепсия смеха и многие другие. Этот симптом характерен для целого ряда психических расстройств, последствий серьезных черепно-мозговых травм, инфарктов, БАС, болезни Паркинсона, рассеянного склероза и других.

    Этот симптом относится к неконтролируемому выражению эмоций, которое обычно не соответствует происходящему и может также не соответствовать тому, что человек на самом деле чувствует.

    Объяснять неуместный смех

    Американец Скотт Лотан очень обрадовался, когда увидел «Джокера» на экране. Мужчина живет с синдром патологического смеха больше пятнадцати лет — он появился в результате развития рассеянного склероза. Приступы смеха у Скотта могут длиться по 10 минут, это часто ставит его в неудобное и даже опасное положение.

    И для Лотана сцена с Артуром Флеком в метро, где его начинают избивать трое молодых людей, не показалась необычной. Сам Скотт, приходя в общественные места, часто рисковал оказаться в такой же ситуации. По его словам, многие люди с низкой самооценкой принимали его смех на свой счет и норовили начать драку.

    Но самым неприятным моментом, о котором вспоминает Скотт, был день его помолвки. Он ехал в машине со своей мамой и невестой, когда в них врезался пьяный водитель — невеста Скотта умерла на месте, а мать — через три дня в больнице.

    Все это время Лотан смеялся — он просто не мог остановить приступы смеха. На месте аварии его допрашивали полицейские, а он продолжал захлебываться смехом. На похоронах своих матери и невесты Скотту приходилось уходить — от нервного напряжения его снова разбирал смех.

    «Я стараюсь полностью осознавать себя и понимаю, что это (смех — прим. ред.) вне моего контроля. Но знать, что другие считают тебя уродом, и всегда объяснять людям, что ты не безэмоциональный психопат, бывает трудно», — рассказал он.

    В 2015 году один из приступов Скотта попал на видео, его посмотрели более двух миллионов раз.

    Относиться с состраданием

    Британец Пол Пью стал жертвой нападения в небольшом уэльском городке. Четверо неизвестных жестоко избили его. В результате тяжелой черепно-мозговой травмы в мозге Пола образовался тромб, из-за которого мужчина пролежал в коме больше двух месяцев. Благодаря поддержке местной благотворительной организации он выздоровел, но остались серьезные проблемы со здоровьем, в том числе и патологический смех.

    По его словам, приступ может начаться практически в любое время. «Я чувствую смех за несколько секунд до приступа — иногда я могу контролировать это, но иногда не получается. Смех длится недолго — максимум минуту, но он может вызвать много проблем, если люди не понимают, что происходит и почему я это делаю», — рассказал Пол.

    При этом даже близкие люди, которые знают о перенесенной травме, могут порой забывать о том, что смех не является признаком того, что Полу хорошо и весело. Такое отношение может приводить к серьезным проблемам в общении, в том числе и депрессии, потому что приступы смеха не объясняются ничем, кроме нарушения мозговой функции, а людям бывает трудно это принять.

    «Я просто хочу, чтобы люди полностью понимали проблему, умели распознавать ее и относиться к людям с состраданием. Мы смеемся не из злобы — может быть, происходит что-то большее, у нас может быть большое горе. Мы не всегда можем контролировать свой смех, но люди могут контролировать то, как они реагируют», — сказал Пол.