• 16 августа 2019, 05:00

    Кроваво-полосатый флаг: почему США захлестнула волна массовых расстрелов

    Массовые расстрелы стали частью новой американской реальности — они случаются чуть ли не каждый день. Виноваты расисты, видеоигры, сетевые мемы, или есть более глубокие причины? Разбирается колумнист «360».
    Кроваво-полосатый флаг: почему США захлестнула волна массовых расстрелов

    Ураганы, торнадо, лесные пожары, наводнения, вспышки оспы — Соединенные Штаты настолько огромны, что каждый год хотя бы одна часть страны подвергается разрушительным ударам природных бедствий. Но сейчас американцев больше всего волнует эпидемия, порожденная в недрах их собственного общества.

    От этой болезни нет антидота, от нее нельзя привить в детстве и невозможно определить с первого взгляда. Обычно от нее страдают мужчины, нередко белые, но вовсе не обязательно. До «часа икс» они живут обычной жизнью, играют на пианино, побеждают на школьных конкурсах, влюбляются и пишут в соцсети.

    Но однажды они выходят из дома, судорожно распихивая по карманам патроны и пряча в кобуру пистолет. На переднем сидении автомобиля они забивают обойму в штурмовую винтовку, щелкают затвором и отправляются в последний путь, чтобы творить зло.

    Чужой среди своих

    Почему стрелки готовы пожертвовать всем, лишь бы разрушить чужие семьи и жизни? Что заставило их взвести курок и обрушить град пуль на ни в чем не повинных людей? Как предугадать, кто сорвется в следующий раз и превратится из обычного человека в стрелка? Для жителей США эти вопросы имеют самый насущный характер: от начала 2019 года прошло 226 дней, а количество массовых расстрелов уже перевалило за 250.

    Страх стать жертвой одного из таких «шутингов» грозит перерасти в массовую истерию — недавно на центральной площади Нью-Йорка сотни прохожих бросились врассыпную из-за выхлопов мотоцикла, принятых за стрельбу. Ничего смешного или постыдного в таком поведении людей нет. В сегодняшней Америке со смертельной опасностью можно столкнуться в школе, университете, церкви, синагоге, на фестивале, в супермаркете, баре, ночном клубе и просто на улице.

    Предсказать, где будет нанесен следующий удар, практически невозможно — остается действовать на упреждение. Сегодня правоохранительные органы США берутся за любую наводку. На прошлой неделе агенты ФБР задержали 18-летнего Джастина Олсена. Его разрабатывали с февраля этого года после того, как он написал в одном из сетевых чатов о готовности стрелять в федеральных агентов и атаковать клиники, где делают аборты.

    Может быть, он был всего лишь тролль — любитель пощекотать нервы громкими заявлениями в интернете? Но слово не воробей, Олсена арестовали по обвинению в угрозах насилием представителям закона. В ходе обыска в его доме изъяли дюжину ружей, 10 пистолетов и около 10 тысяч патронов. Среди изъятого оружия нашлась и печально известная штурмовая винтовка AR-15, которую в разное время использовали организаторы массовых расстрелов. Именно из нее вел огонь 21-летний стрелок, убивший 22 и ранивший десятки посетителей супермаркета Walmart в техасском Эль-Пасо.

    Задержание Олсена — пример успешной работы по профилактике подобных преступлений. Но массовые расстрелы все равно продолжают случаться. 3 и 4 августа в США произошли целых две кровавые трагедии: помимо Эль-Пасо, преступник расстрелял 10 прохожих на одной из оживленных улиц города Дейтон в штате Огайо. Почему самые жестокие и коварные стрелки остаются не обнаруженными до последнего момента?

    Опасность справа

    Для начала взглянем на характеристики преступников. Белые расисты, леворадикалы, наркоторговцы и просто безумцы — вот далеко не полный список стрелков, убивавших мирных американцев в течение 2019 года. Чаще всего в прессе обсуждаются убийцы, придерживающиеся ультраправых взглядов и считающие, что ведут «расовую войну».

    Нельзя отрицать, что ряд терактов не только в США, но и по всему миру был совершен праворадикалами. Андерс Брейвик в Норвегии, Брендон Таррант в Новой Зеландии, Патрик Крузиус в Эль-Пасо — всех их объединяет уверенность в том, что белая раса в опасности и «вторжение» других народов на ее территорию можно остановить только насильственным путем.

    Накануне своих кровавых деяний каждый из них составил подробный манифест, где описал свои побуждения и идеологию. Как ни пытаются власти бороться с распространением этих текстов, современная онлайн-культура устроена таким образом, что полностью стереть информацию из Сети очень трудно.

    Правда, в последнее время крупные интернет-компании пошли навстречу государству. Одним из оплотов ультраправых нового поколения считается форум 8chan, где анонимность пользователей и свободная модерация позволили расцвести «культуре ненависти» — здесь, в обители расистских мемов и грязных шуток про людей с другим цветом кожи, появился манифест Тарранта и здесь же опубликовал свои призывы техасский стрелок.

    Сейчас портал закрыт — об этом просил даже его основатель, но рычаг в итоге дернула компания Cloudflare, которая является практически монополистом в области защиты трафика интернет-ресурсов. Однако эффективность «деплатформинга» или сетевой цензуры довольно сомнительна. Даже среди самых отъявленных маргиналов лишь единицы настолько отморожены, что способны перейти от рисования мемов к настоящим нападениям на людей.

    Некоторые эксперты открытым текстом предостерегают от излишнего давления на сетевые сообщества. «Это ничего не изменит. Наоборот, было бы правильнее оставить его открытым, но под пристальным надзором спецслужб. Это позволит вычислять потенциальных будущих убийц и предотвращать трагедии», — говорит о закрытии 8chan американский политолог Эндрю Корыбко.

    Профиль убийцы

    Далеко не все массовые расстрелы были связаны с расистскими взглядами. Убийца Коннор Беттс из Огайо, застреливший собственную сестру, был либо атеистом, либо сатанистом и разделял левые воззрения — возможно, даже был членом движения «Антифа». Мотив устроенной им бойни до сих пор не установлен. Антифашистом и радикальным левым был и гораздо менее известный стрелок. Его убили до того, как он смог причинить кому-то вред — в середине июля пожилой американец, вооруженный винтовкой и коктейлями Молотова, пытался взять штурмом одно из зданий иммиграционной полиции США. Вероятно, чтобы освободить задержанных нелегальных мигрантов.

    Сразу после перестрелок в Эль-Пасо и Дейтоне, в Чикаго несколько человек были ранены беглым огнем из автомобиля. Опять же, мотив стрелявших не был установлен. Зато хорошо известно, почему на днях началась буча в Филадельфии. Там шесть человек получили ранения во время полицейской операции по ликвидации банды наркоторговцев, один из которых забаррикадировался в доме и несколько часов держал оборону, выпустив более 100 пуль по стражам правопорядка.

    Если проанализировать десятки других массовых расстрелов, становится понятно, что нельзя сводить все к борьбе праворадикалов против остального общества. Почему же все внимание сконцентрировано только на них? Ответить на этот вопрос легко. Журналисты крупнейших американских СМИ, политики и общественные деятели обвиняют в массовых расстрелах те группы населения, которые им наиболее выгодно представить в дурном свете. Создается впечатление, что правда волнует их меньше всего. Это касается не только либералов, но и консерваторов. Например, после задержания Беттса последние заговорили о безбожниках, помешанных на насилии.

    Однако жизнь не черно-белая. Потоки нелегальных мигрантов, падение уровня жизни, экономические кризисы неизбежно приводят к усилению радикалов как левого, так и правого толка — их сетевые проявления являются лишь симптомами болезни. Нынешний всплеск кровавых злодеяний нельзя объяснить исключительно политической радикализацией. Корни проблемы глубже и проникли в самое сердце современной Америки.

    В поисках убийцы

    В крайне эмоциональном и жестком тексте бывший высокопоставленный сотрудник ФБР Кевин Брук обвиняет в случившемся политическую и культурную элиту страны. По его мнению, не ведется никакой работы с молодежью, особенно с юношами, которые рождаются в неблагополучных семьях.

    В техногенном капиталистическом обществе такие молодые люди легко превращаются в жестоких бесчувственных садистов, которым через культурные медиумы от продукции Голливуда до порнофильмов навязывается отношение к другому человеку как к объекту, годному лишь для получения наслаждения. Дегуманизация американского общества идет семимильными шагами благодаря индустрии развлечений, новым технологиям и распаду традиционных ценностей, полагает Брук.

    Кто-то может не согласиться, но факт остается фактом: среди массовых убийц действительно немало тех, кто родился в неполных семьях, а в детстве мог быть жертвой домашнего насилия. Впрочем, есть и еще один фактор. Помимо очевидного культа оружия, существующего в США практически с момента основания, общей чертой массовых убийц можно считать одиночество.

    Их нельзя назвать полностью изолированными от общества: у каждого были родственники, друзья, подруги. Но почти никто из них не умел поддерживать долгие отношения, многие были разочарованы в жизни еще в молодости: кто-то потерял работу, кто-то не мог найти девушку, а кто-то верил в мировой заговор.

    Замкнутые и озлобленные люди, ненавидящие окружающий мир, — такой же признак нынешней урбанистической культуры, как и повсеместная депрессия. К сожалению, некоторые из них способны на страшные дела.

    Как распознать убийцу? Пока самым эффективным способом борьбы остается онлайн-мониторинг, другие способы остаются под вопросом. В частности, уже давно обсуждается привлечение к профилактике подобных преступлений психологов, которые, работая в школах и вузах, могли бы выявлять членов «группы риска» с помощью особых тестов и отправлять их на лечение в психиатрические клиники.

    Вот только однозначно определить будущего убийцу невозможно, и поэтому многие американцы видят в таких методах угрозу для своих гражданских свобод.

    Кто знает, возможно, желание остановить массовые убийства все-таки заставит консерваторов и либералов впервые за долгое время объединиться и выработать пакет мер по борьбе с этой напастью. Или же раскол общества будет только нарастать — тогда, к сожалению, главным средством для предотвращения массовых убийств останется отключение «плохих» сайтов и обсуждение на телевидении.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.