• Близко не подходить. Что новый закон изменит для жертв домашнего насилия

    Государственная дума, Совет Федерации и экспертное сообщество готовят законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. Для этого создадут кризисные центры для женщин и подготовят новые меры для домашних тиранов — от запрета приближаться к потерпевшим до выселения, даже если жилье принадлежит насильнику. «360» рассказывает, как будет работать закон и что он может изменить для жертв домашнего насилия.
    Близко не подходить. Что новый закон изменит для жертв домашнего насилия

    Сегодня проблема семейно-бытового насилия в России стоит остро — число женщин, страдающих от домашних тиранов, растет, а закон о декриминализации домашнего насилия ситуацию не улучшил. Это подтвердила одна из авторов законопроекта, зампред Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. При этом неизвестно, сколько жителей России на самом деле подвергаются насилию от членов семьи, — огромное количество дел просто не доходит до полиции.

    Эксперты и правозащитники отмечали, что одной из основных проблем борьбы с домашним насилием с законодательной точки зрения является отсутствие четкого определения понятия. Новый законопроект такое определение семейно-бытовому насилию дает: «умышленное противоправное деяние (действие или бездействие) или угроза его совершения в отношении одного или нескольких близких родственников (лиц)».

    Законопроект направлен в первую очередь на профилактику — именно этот аспект законодатели и правозащитники считают наиболее важным. «Главная задача законопроекта — предложить меры, направленные на предотвращение новых правонарушений и защиту пострадавших», — рассказала Оксана Пушкина «Парламентской газете».

    Главное — контроль

    Директор кризисного центра «Китеж», где помогают женщинам, пострадавшим от насилия, Алена Садикова рассказала «360», что еще до декриминализации были статьи 115 и 116 УК РФ, по которым людей должны наказывать за физическое насилие. Вот только по ним, как правило, не наказывали большую часть семейных тиранов. Сейчас же перед законодателями стоит важная задача: четко расписать действия полиции при поступлении сигнала о домашнем насилии.

    Оксана Пушкина отметила, что с новым законопроектом полиция будет обязана выехать по заявлению. Как это произойдет, пока не известно, но именно действия правоохранителей сыграют ключевую роль в том, будет ли работать закон. Сейчас, по словам Алены Садиковой, у полиции практически нет возможности вмешаться в семейную жизнь и остановить бытовое насилие.

    «Полицейские боятся лишний раз войти в семью — были случаи, когда женщин убивали, а они не могли даже войти в дверь. Во всех странах мира есть такой опыт, что если в семье происходит домашнее насилие, полиция должна зайти, побеседовать со всеми членами семьи и определить [было ли насилие], а не говорить — нет трупа, нет дела. Они должны получить полномочия, чтобы разбираться в таких ситуациях», — сказала Алена Садикова.

    Собеседники «360» также отметили, что в части о выселении насильника из общего жилья возникают вопросы. Адвокат и специалист по семейному праву Виктория Данильченко считает, что эта часть законопроекта нуждается в значительной доработке. «Законопроект не прописывает место жительства насильника после получения жертвой охранного ордера. Его просто ставят перед фактом, что появляться по месту проживания жертвы он не имеет права», — рассказала она.

    В то же время Алена Садикова считает, что угроза выселения может стать действенной мерой профилактики семейно-бытового насилия. «Может, тогда придется подумать перед тем, как применять физическое насилие, что он может оказаться в такой ситуации, что он будет вынужден себе временное жилье искать», — сказала она.

    Действительная защита

    Одной из мер, предлагаемых законопроектом, станут защитные предписания от 1 до 12 месяцев. Их сможет выносить полиция или суд, чтобы предупреждать насилие в семье. «На это время обидчику могут предложить покинуть квартиру, даже если он является собственником жилья. Кроме того, правонарушителю запрещается преследовать пострадавшего, приближаться к нему на расстояние, установленное судом, но не менее чем на 50 метров. Его заставят передать пострадавшему его личное имущество и документы, если он их удерживает», — добавила Пушкина.

    Виктория Данильченко считает, что такие предписания могут иметь реальный вес. «Охранные ордеры смогут реально защитить жертв семейно-бытового насилия, если за каждым агрессором будет обеспечен непосредственный контроль», — рассказала она «360».

    Данильченко отметила, что с домашними тиранами должны будут работать психологи — индивидуально. Адвокат добавила, что такая работа потребует расширить штат правоохранительных органов и повысить финансирование. Но именно такие меры могут повлиять на ситуацию с ужасающими масштабами семейно-бытового насилия в стране, считает социальный психолог, доцент института дополнительного профессионального образования работников социальной сферы Москвы Марина Солдатенкова.

    «Те страны, которые средства тратят на профилактику домашнего насилия, они больше выигрывают, потому что предупреждение всегда лучше, чем какие-то жесткие законы по принятию действий постфактум», — сказала она.

    Важно и воспитание — не только тирана, но и членов семьи. Часто насилие к домочадцам применяют люди, которые видели такую модель поведения в детстве. Именно поэтому очень важно проводить работу с детьми, показывать им здоровые семейные отношения, построенные не на страхе, а на уважении.