• 15 августа 2019, 20:31

    Без общения, связи и интернета. Как работают независимые индийские журналисты

    После отмены особого статуса штата Джамму и Кашмир на его территории начались протесты. Чтобы погасить протест власти Индии устроили штату физическую и информационную блокаду. «360» рассказывает, как независимые журналисты пытаются продолжить работу без сотовой связи и интернета.
    Без общения, связи и интернета. Как работают независимые индийские журналисты

    У штата Джамму и Кашмир, единственного преимущественно мусульманского штата Индии, с 1940-х была значительная автономия. Ее обеспечивала 370-я статья Конституции Индии. Кашмир имел право на собственный свод законов, местному населению гарантировались расширенные права.

    Сейчас же власти разделили штат на две союзные территории: восточную — Джамму и Кашмир, и западную — Ладакх. Теперь этими территориями будет управлять центр, часть местных органов власти лишится своих полномочий. Правозащитники и многие индийские исследователи называют происходящее самым политически опасным событием в Кашмире за последние десятилетия, ухудшившее давние отношения Кашмира с Индией.

    Этим все сказано.
    Не нужно быть мусульманином, чтобы помочь Кашмиру, нужно просто быть человеком (надпись на плакате)

    The New York Times сообщает, что с понедельника независимые новостные издания не выходят в Кашмире. 12 августа индийские силы безопасности отключили интернет, мобильную и стационарную телефонную связь в Кашмире, а также перекрыли основные дороги, в результате чего была нарушена система связи.

    Работа независимых журналистов в штате серьезно затруднена — чтобы передать снятые на месте событий материалы, журналистам приходится перевозить файлы в редакцию самостоятельно. Многих журналистов не пускают на территорию штата, другие не могут добраться до типографий, в которых начинают заканчиваться чернила и бумага. Кроме всего прочего, полиция не дает репортерам свободно перемещаться внутри штата, общаться с людьми на улицах.

    Братья и сестры в Исламе! Пожалуйста, молитесь за наших братьев и сестер в Кашмире! У меня болит сердце! У меня нет слов!

    Редактор одной из немногих кашмирских газет, до сих пор работающих в штате, Раджа Мохи-уддин описывает ситуацию как катастрофическую. Почти каждое утро он привозит в Шринагар две страницы «газеты», иногда сам печатает весь тираж в типографии. Он говорит, что его, носителя практически единственной доступной журналистики, всегда ждет толпа. «Люди отчаянно хотят посмотреть газету. На днях я продал 500 экземпляров за пять минут», — говорит он The New York Times.

    Al Jazeera пишет о том, что журналисты называют происходящее самым большим политическим событием в Кашмире за последние семь десятилетий.

    Правосудие для Кашмира...

    Журналисты не имеют доступа к новостным лентам или социальным сетям, они не могут проверить в интернете как обстоят дела в других регионах, не могут даже позвонить. Работать приходится по-старинке — с блокнотами и ручками. Многие журналисты вынуждены жить в редакциях — из-за контрольно-пропускных пунктов добраться домой бывает невозможно.

    Индийские власти назвали ограничения коммуникации необходимыми для предотвращения беспорядков и заявили, что они не планируют никаких действий против тех немногих газет, которые все еще печатаются в Кашмире. Но, как пишет NYT, редактор «Kashmir Times», одной из старейших газет в Кашмире, подал жалобу в Верховный суд Индии, утверждая, что ограничения нарушают свободу слова и поэтому являются неконституционными.

    «Люди испуганы, возмущены и растеряны поворотом событий. Они чувствуют себя изолированными. Им нужны новости», — говорит дизайнер одной из оставшихся в Кашмире газет.