facebook_pixel
  • 23 марта 2020, 18:37

    Беда пришла из отпуска. Коронавирус стал для России болезнью состоятельных и беспечных

    Оперативный штаб Москвы ежедневно публикует списки авиарейсов, которыми в Россию прилетают заразившиеся коронавирусом. Почти все они — из европейских городов, отдых в которых обходится дорого, — Ницца, Неаполь, Милан, Инсбрук. И это при том, что больше всего зараженных — в Азии. Похоже, коронавирус в России — результат безответственности обеспеченных людей.
    Беда пришла из отпуска. Коронавирус стал для России болезнью состоятельных и беспечных

    Первая крупная вспышка коронавируса нового типа произошла в китайском Ухане. Когда об этом стало известно, люди хотели поскорее выбраться из эпицентра заражения, даже из Китая в принципе. Вирус, стремительно доказавший свою способность убивать, напугал людей не на шутку.

    В середине февраля из Китая вывезли всех граждан России. Люди находились на карантине, а потом спокойно разъезжались по домам, если никаких проблем со здоровьем не подтверждалось. Если вирус все же был в организме, людей лечили, а зараза не распространялась за пределы боксов, в которых находились зараженные.

    Известные нарушители

    Потом из петербургской Боткинской больницы решила сбежать Алла Ильина. Она была уверена, что вируса у нее нет, а потому сидеть на карантине категорически не хотела. И это понятно: когда человек живет в большом городе, с комфортом ездит на личном транспорте или на такси, держит в руках дорогой смартфон, ему часто кажется, что глобальные беды, в том числе и недавно объявленная пандемия, их коснуться не могут.

    К счастью, Ильина действительно оказалась здорова — коронавирус у нее не подтвердился. Но этот случай показал россиянам, что если ты в себе уверен, то вполне можно пренебречь установленными для всех правилами. Со временем таких случаев стало больше: люди не только сбегали из-под карантина из больниц и собственных квартир, но и не сообщали о заграничных путешествиях в опасные страны, приходили на работу, продолжали жить своей активной социальной жизнью. И не у всех из них, как у Аллы Ильиной, все заканчивалось столь же благополучно — подтверждением полного здоровья.

    Например, последний и очень громкий случай — главный внештатный инфекционист Ставропольского края Ирина Санникова. Она не просто съездила в отпуск в Испанию, которая входит в пятерку наиболее зараженных стран, и никому об этом не сообщила, но и продолжила работать в обычном режиме — выступать на заседаниях, читать лекции в университете… Это делал не рядовой гражданин, который не представляет себе опасных последствий инфекционных заболеваний, а главный внештатный врач края! Чего остается ждать от других?

    Болезнь беспечных

    Конечно, обвинять известных нарушителей в безответственности десятков, а может, даже тысяч россиян нельзя. Каждый принимал решение сам. Но результат мы все равно имеем один: мы подвергаем риску не только себя, но и своих близких, особенно пожилых, ведь именно они остаются самыми уязвимыми не только перед коронавирусом, но и перед любыми болезнями.

    Сейчас, когда число зараженных коронавирусом в России увеличивается (как и по всему миру), можно говорить о том, что COVID-19 стал болезнью беспечных. Большая часть российских заражений произошла уже после закрытия Китая — «главного рассадника коронавирусной инфекции», как многие тогда думали.

    Врачи уже подтвердили, что случаев заражения коронавирусом внутри страны в России очень мало — большая часть заболевших привозит заразу из-за рубежа. Ежедневно обновляется информация о рейсах, которыми прибывают зараженные пассажиры. Большая часть из них — из Евросоюза. Мадрид, Мюнхен, Рим, Верона, Барселона, Ницца — города для красивой жизни и роскошного отдыха. За последние пару дней среди десятков рейсов, на которых были люди с коронавирусом, есть всего два, следовавших не из Европы, — из Баку и из Санкт-Петербурга в Москву.

    Причем некоторые из прибывающих пассажиров, как рассказал профессор школы философии НИУ ВШЭ Олег Матвейчев, не согласны даже заполнять анкеты, которые в случае опасности заражения должны помочь медикам и правоохранительным органам найти пассажиров «опасных рейсов». А ведь оставить информацию о себе, если ты прилетел из потенциально опасной страны, — меньшее, что человек может сделать для общества.

    Но когда люди даже не готовы заполнить несколько граф в анкете, стоит ли говорить о том, готовы ли они сдавать билеты в страны с неблагополучной эпидемиологической ситуацией и отменять свой отпуск?

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.