• Азиатский синдром. Слезы китайской бедноты

    Вопреки экономическому буму, в Китае в нищете проживают миллионы людей. Казалось бы, для страны, называющей себя социалистической, это недопустимо.
    Азиатский синдром. Слезы китайской бедноты
    Следующая новость

    Но социализм — это еще не парадиз, а всего лишь чистилище, за которым должны последовать либо рай, либо ад. Кто-то уже шагнул в райские кущи, а кто-то все еще мнется на вытоптанной почти полутора миллиардами ног жалкой площадке бедности.

    Двенадцатилетняя школьница из провинции Сычуань Муку Ивуму написала эссе, которое назвала «Слезы». По мнению западноевропейских журналистов, девочка осветила для всего мира невероятную нищету и жалкую жизнь миллионов страдальцев на самом дне китайского общества. Имя девочки на русском языке по звучанию вполне соответствует тому, на что она так горько жаловалась. Муку описала свою тоску и ужасающую беспомощность после кончины родителей. Четыре года назад умер ее отец, происходивший из одного из этнических меньшинств Китая. Следом за ним разболелась мать.

    Девочка написала: «По причине того, что у нас не было денег, состояние мамы ухудшилось. В больнице никто не мог ей помочь, поэтому я забрала ее обратно домой и начала заботиться о ней. Говорят, есть такое место, называемое озером солнца и луны, воды которого наполнены слезами дочери, потерявшей мать».

    Учительница выложила сочинение Муку в интернет, и весь Китай стал оживленно обсуждать ужасающую нищету, которая существует рядом с зеркальными стенами небоскребов. В них, однако, не отражаются жалкие хижины беспомощных людей, потому что миры эти не сообщаются друг с другом. Один из них существует благодаря невероятному восхождению экономики древней страны, а другой жмется к ее нищему прошлому.

    Один из блогеров в социальной сети Sina Weibo написал: «Это самое печальное сочинение всех времен. У меня просто сердце разрывается, когда вижу, как страдают все эти люди от бедности в одном из постоянно обогащающемся обществе. Борьба с нищетой — это крепкий орешек. Вместо естественного перераспределения средств, правительство само берет на себя заботу об этом, упуская, тем не менее, возможность сделать это эффективным образом».

    В 2022 году Пекин будет принимать у себя зимние Олимпийские и Параолимпийские игры. Впервые в истории одна и та же страна станет хозяйкой Олимпиады дважды. Поднебесная и тут бьет все рекорды. Однако китайские критики этого затратного события считают, что деньги нужно было бы потратить не на олимпийские амбиции социалистических миллиардеров и надменного государства, а наполнить ими так называемые социальные «резервуары», с помощью которых можно было бы облегчить жизнь бедноты.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/09/13140_sport-1350806_960_720.jpg
    Источник фото: pixabay

    Газета Global Times, контролируемая коммунистической партией, написала в ответ, что правительство намерено инвестировать в игры лишь около четырех миллиардов юаней в то время, как только за период с 2010 по 2013 годы уже направило восемь миллиардов на борьбу с бедностью. Теперь эта сумма значительно увеличилась.

    В виртуальное пространство очень быстро была заброшена мысль, что маленькая девочка Муку Ивуму навряд ли бы сумела написать такое эмоциональное сочинение без помощи взрослых. По всему видно, что деятельную помощь ей оказала учительница, которая потом и разместила текст в интернете. Но даже после этого горячее эссе Муку встретило столько искреннего сочувствия и солидарности, сколько до сей поры не было ни у одного китайского блога или открытого письма. В интернете начали собирать материальную помощь. Девочке было выслано около миллиона юаней (по нынешнему курсу больше 10 миллионов рублей). Причем собирали только в Ляньшань-Ийском автономном округе провинции Сычуань. А это один из самых нуждающихся районов.

    Горная местность «прославлена» подпольными торговцами наркотиков и огромным количеством больных СПИДом. Правительственное информационное агентство Xinhua сообщает о 200 тысячах инфицированных ВИЧ в этой беднейшей местности.

    Зеркальные фасады небоскребов, идеальные автомобильные магистрали, современные аэропорты и скоростные железные дороги, тем временем, определяют современный облик китайских городов. Широкие проспекты и улицы Пекина, Шанхая и Гуанчжоу забиты автомобилями, нередко, самых дорогих немецких марок.

    И вопреки всему, Китай по-прежнему остается развивающейся страной. По методикам Всемирного банка, об абсолютной бедности в стране говорится только тогда, когда население существует менее чем на 1,25 доллара в день (около 87 рублей). Так вот, по заявлению официальной китайской статистической службы, около 70 миллионов китайцев именно так и живут, то есть в абсолютной нищете.

    Большая часть бедняков проживают в провинции. Даже мизерные доходы горожан там приблизительно в три раза больше, чем у сельских жителей. И это тоже данные официальной китайской статистики. Китайское правительство объявило, что 592 региона являются «бедными» (именно так их и назвали). Почти все они находятся в западной части страны или в Центральном Китае.

    Речь идет о горных и пустынных районах с самым неблагоприятным климатом. Там очень трудно обрабатывается земля, настолько она неплодородна и часто совершенно обезвожена. Население нередко остается без урожая вообще, не хватает питьевой воды, свирепствуют болезни из-за заражения редких водоемов болезнетворными микробами. Работы почти нет и в городах, потому что население неплатежноспособно, и любая деловая активность теряет смысл. Люди выживают лишь на государственные дотации. Много совершенно неграмотных семей.

    На русских же сайтах, напротив, пишут, что провинция Сычуань развитый зерновой край, славящийся урожаями, и даже называют его краем изобилия. Но это далеко не всегда соответствует действительности, потому что речь идет не о тех труднодоступных районах, где проживает бедняки, а об островках благоденствия, эффективно поддерживаемых Пекином.

    Половина населения края относится к различным этническим меньшинствам, которые чаще всего не владеют официальным китайским языком, то есть государственным диалектом. Соответственно, выходцы из этих мест не могут рассчитывать на работу в других районах страны, не говоря уж о столице и крупных индустриальных городах.

    «Когда нет познаний мандарина, нет шансов найти работу», — говорит с печальной иронией видный политолог китайского Народного университета Жанг Мин.

    Покойные отец и мать девочки Муку Ивуму относились как раз к этой категории людей. А ведь такие, как они, заселяют почти всю провинцию.

    Социальные ножницы между богатыми и бедными все более расходятся. Это видно и по городам индустриально развитых, и депрессивных районов Китая. Большой бизнес не интересуется ни нищими городами, ни их неплатежноспособным населением. Не будь государственных субсидий и помощи на уровне благотворительности там вряд ли можно было бы выжить. Разве что, на криминальном поприще.

    И все же Китай демонстрирует беспрецедентный успех в борьбе с бедностью. С восьмидесятых годов, когда начались реформы в экономике страны, от нищеты было спасено около 620 миллионов человек, по официальным данным китайского правительства. Хотя Всемирный банк говорит о 500 миллионах.

    Надо отдавать себе отчет в том, что одна из самых бедных стран планеты, унаследовавшая страшную нищету от маоистского государства, вдруг заняла вторую строчку в рейтинге сильнейших экономик мира — после США. При этом правители, сменившие покойного Мао Цзэдуна, не позволяли себе оскорбительную риторику в его адрес. Тех же, кто пытался отсечь историю государства времен «культурной революции» от истории нынешнего эволюционного Китая, строго наказывали.

    https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/09/13141_apartment-2734389_960_720.jpg
    Источник фото: pixabay

    «Без корней нет дерева, пусть даже его корни уродливы и узловаты. Оно не даст ни свежих листьев, ни спасительной тени на жгучем солнцепеке», — строго наставляли правители измученный народ.

    Лидеру второго поколения китайских руководителей Дэн Сяопину досталось тяжелое наследие сотрясаемого социальными конфликтами и повсеместной нуждой государства. Он выдвинул идею «социализма с китайской спецификой» и реализовал ее наилучшим образом. При этом не потревожил не только историческую память, но даже не изменил официальное название государства и его основные политические институты.

    И все же, если при Мао почти все были одинаково бедны, то сейчас богатство очень неравномерно распределено в социальной среде. Исследования пекинского университета показывают, что одному проценту населения страны принадлежат более 30% национальных богатств. И это тогда, когда беднейшая четвертая часть населения имеет доступ всего к одному проценту социальных и финансовых ресурсов.

    По словам профессора социологии китайского Народного университета Пекина Жу Сяоженя, «проблема в том, что власть в Китае слишком сильно сконцентрирована, и не имеет значения, насколько бедна та или иная провинция, и где именно проживает человек, потому что те, которым принадлежит власть, всегда имеют возможность приобрести относительное богатство». Он говорит, разумеется, о явлениях коррупции, к которой как раз и приводит чрезмерная концентрация власти. Правда, в Китае казнят таких чиновников довольно регулярно. Но это все же капля в море того, что происходит в сотнях отдаленных провинциях этой огромной страны с труднодоступными районами.

    Неравноправие и неугасаемый конфликт между властью и деньгами приводит к социальному напряжению, а это пугает всех — и бедных, и богатых.

    Государственные программы помогают неимущим соотечественникам уехать за границу в многолюдные китайские диаспоры, которые, в свою очередь, обязывают платить налоги, как официальные, так и неофициальные, правительству Китая. Как правило, заложниками «эмигрантов» становятся их близкие родственники.

    Никто не вправе игнорировать такое святое понятие как патриотизм, где бы он ни находился и какими бы средствами ни располагал. За этим строго наблюдают политики в китайском парламенте, среди которых миллионеров больше, чем даже в Конгрессе США. Нищих ни там, ни здесь точно нет.

    Об этом уже завтра в третьей части Азиатского синдрома — «Миллионеры в парламенте».

    Андрей Бинев, журналист, аналитик

    Следующая новость