• 14 февраля 2020, 16:09

    Аэропорт Шереметьево станет полностью частным. Для пассажиров что-то изменится?

    Московский аэропорт Шереметьево станет полностью коммерческим, узнали «Ведомости». Росимущество уже получило предложение продать 30-процентный остаток акций. Теоретически это может повлиять на сборы и тарифы, хотя эксперты заранее успокаивают пассажиров. Но если это произойдет, авиакомпании смогут уйти в другой аэропорт.
    Аэропорт Шереметьево станет полностью частным. Для пассажиров что-то изменится?

    «Шереметьево холдинг» предложил Росимуществу продать остаток акций аэропорта. Сейчас холдингу принадлежит 66,1% ценных бумаг, ведомству — 30,46%. Частная структура принадлежит кипрской TPS Avia Holding. Этой компанией владеет траст, действующий в интересах бизнесменов Александра Пономаренко, Александра Скоробогатько и Аркадия Ротенберга.

    Заявку на исполнение опциона рассмотрят Минтранс и Минэкономразвития. Стоимость пакета акций определит оценщик, которого выберет Росимущество. Если цена не устроит «Шереметьево холдинг», госпакет могут выставить на открытый аукцион.

    До 2015 года аэропортом почти на 100% владело Росимущество. «Шереметьево холдинг» тогда принадлежали некоторые инфраструктурные объекты: парковки, грузовой терминал и другое. Затем контрольный пакет акций передали частной компании. В обмен она обязалась построить пассажирский терминал В и новый грузовой терминал, топливозаправочный комплекс и подземные тоннели для связи между терминалами. Стоимость объектов оценивали в 750 миллионов долларов. Их строительство закончилось в 2018 году.

    Тарифы и авиабилеты

    Все аэропорты берут с авиакомпаний сборы. Для зарубежных и российских перевозчиков они разные. Тарифы также различаются в зависимости от того, внутреннее это направление или международное. Для пассажиров сбор входит в стоимость авиабилетов.

    Независимый аналитик Дмитрий Адамидов пояснил «360», что в теории тарифы регулирует государство. Но на практике это компетенция советов директоров аэропортов. Их согласовывают с Минтрансом, но есть примеры, когда в той же Якутии выставляли несообразные сборы и это согласовывалось. Поэтому никаких потолков для тарифов нет. Правда, в московском авиаузле аэропортов много. Если в Шереметьево слишком поднимут сборы, перевозчики перейдут туда, где дешевле.

    «Сборы поднять могут. В свое время по той же причине был исход из Домодедово. Авиакомпании достаточно часто меняют аэропорт базирования, если есть куда. Монопольного положения у Шереметьево нет. Хотя понятно, что „Аэрофлоту“ будет трудно переехать. Хотя с ним, думаю, и общение другое. Особый клиент», — рассказал Адамидов.

    Эксперт комитета Госдумы по транспорту Роман Гусаров напомнил «360», что Шереметьево — последний московский государственный аэропорт. Частичный переход гавани в руки бизнеса когда-то помог ее развитию. Но как это повлияет на тарифы, сказать сложно. Гусаров не думает, что их повысят.

    «Аэропортовые тарифы в московском авиаузле государство не регулирует. Управляющие компании всех аэропортов назначают цены на обслуживание для авиакомпаний. Те тарифы, что сейчас существуют, они и сохранятся», — уверен он.

    Мечта стать хабом

    Аэропорт Шереметьево станет полностью частным. Для пассажиров что-то изменится? | Изображение 1
    Источник фото: РИА «Новости»

    Все крупные российские аэропорты мечтают стать хабами — то есть масштабными авиаузлами, которые перевозчики используют преимущественно для стыковки рейсов. Но при постоянном повышении или слишком высоких тарифах это невозможно, считает Адамидов.

    В качестве примера эффективно работающего хаба аналитик привел Дубай. Там очень низкие аэропортовые тарифы, которые поддерживает государство. Но благодаря невысоким ценам в Duty Free и прочем ретейле пассажиры оставляют больше денег, чем во многих других крупных аэропортах мира.

    «А у нас тут (в России — прим. ред.) жадность, которая не скомпенсирована здравым смыслом. И большие суммы в реконструкцию вложены, которые все пытаются побыстрее отбить. А это приводит к тому, что транзитные потоки привлечь не удается и становится хуже», — заключил Адамидов.