facebook_pixel
  • 07 ноября 2017, 15:52

    «А вдруг ты придешь и взорвешь нас?» Как мусульманки в хиджабах живут в Москве

    В конце октября в Москве прошел показ новой коллекции мусульманской одежды Айшат Кадыровой. Тогда многие звезды, в том числе Ольга Бузова, признались, что сами бы с удовольствием носили подобные наряды. Корреспондент «360» встретилась с тремя мусульманками в Москве, которые действительно носят хиджаб каждый день, и узнала, как к ним относятся окружающие и с какими проблемами они сталкиваются из‐за своей религии.
    «А вдруг ты придешь и взорвешь нас?» Как мусульманки в хиджабах живут в Москве

    Лейла Прокофьева, 28 лет, библиотекарь в школе

    «Родная сестра увидела меня в хиджабе и закрыла перед носом дверь: „А вдруг ты придешь и взорвешь нас“»? — вспоминает Лейла, которая до принятия ислама была Машей. Она родилась в Москве, в обычной православной семье. «Мои родители не были особо набожными, но на полках у нас всегда стояли иконы», — рассказывает Лейла.

    В 20 лет она вышла замуж за русского мужчину, родила сына. Но с мужем быстро развелись. Ислам приняла три с половиной года назад, а после влюбилась в мусульманина родом из Дагестана и родила ему еще двух мальчиков. В этом году муж погиб. «Когда я укрылась, то почувствовала себя сильной и защищенной, — аккуратно поправляет свой химар Лейла. — Сейчас мне кажется, что раньше я ходила голой».

    Отец с девушкой не общается, мать стала помогать только после смерти зятя. Но проблемы начались не только в семье.

    «Директор строго и нервно спросила: «Это что за вид?!" Я сказала: „Это не вид, это хиджаб“. На что она ответила: немедленно сними с себя мешок и завтра приходи в нормальной одежде! Ты работаешь в школе!» — вспоминает Лейла. Так начался ее день, когда она впервые пришла на работу в хиджабе. В кабинете директора на нее удивленно смотрели десятки глаз: завуч, учителя, классные руководители. Обычное совещание в конце смены. Библиотекаря на такие планерки раньше никогда не приглашали.

    Девушка работает в школе четыре года. Она выдает в начале года учебники. Все это время ее знали как Машу, которая носила джинсы и модные юбки. И вот еще вчера Маша была Машей, а на следующий день вдруг приходит в голубом хиджабе и просит называть себя Лейлой.

    После принятия ислама объяснительные приходилось писать каждый день, ссылаясь на Конституцию РФ: каждый имеет право на свободу вероисповедания. Директор в ответ якобы грозила увольнением и называла Лейлу террористкой. Вот только уволить ее не могли: девушка была беременна. Нападки продолжались два месяца, утверждает девушка. В итоге Лейла не выдержала и ушла на больничный, а потом в декрет.

    После смерти мужа девушка хотела снова выйти на работу, но возвращаться в школу из-за директора побоялась. Работу удалось найти лишь на складе интернет-товаров: там она проработала месяц, в ночную смену.

    «У нас нет законов, запрещающих в образовательных учреждениях носить хиджаб, — объясняет юрист Евгений Орлов. — Но дискриминации по трудовому кодексу тут тоже я не вижу, зарплату ведь платят во время. Это очень сложный вопрос, каждое учреждение делает свой выбор».

    Увольнять за ношение хиджаба тоже незаконно, уверен юрист. Скорее всего, к директору с жалобами обратились родители учеников, которые могли посчитать это пропагандой экстремизма. «Поймите, сейчас такое непростое время — повсюду говорят про ИГ (террористическая организация, запрещена на территории РФ — прим. „360“), про Сирию, про террористов, общество не совсем готово видеть покрытых мусульманок в общественных местах, тем более в обычной русской школе», — считает Евгений Орлов.

    Он советует Лейле снять на видео унижения, и с этими материалами обращаться в суд на основании статьи «Оскорбление чувств верующих».

    Марьям Сулайманова, 25 лет, технолог пищевого производства

    «А вдруг ты придешь и взорвешь нас?» Как мусульманки в хиджабах живут в Москве | Изображение 1Фото: Диана Сирази

    Мы договорились встретиться с Марьям в центре зала в метро. Среди суетящейся толпы я не сразу ее замечаю: хрупкую и маленького роста. Голубое пальто и бордовый хиджаб. Выглядит стильно, почти как модель на показе мод у Айшат Кадыровой. Вот только на лице ни грамма косметики.

    Она родилась и выросла в Таджикистане. В Москву переехала в 2013 году, после того, как окончила политехнический университет в родном городе Худжанд. Все студенчество девушка носила юбки выше колен, топики и открытые блузки. На улице часто подходили знакомиться стандартными фразами: "Маме зять не нужен?" или делая комплименты: "Какая вы стройная!"

    Мировоззрение поменяла мусульманская литература. К Марьям в руки попала книга о великих женщинах ислама. Сейчас под широким платьем тонкие изгибы фигуры уже не разглядишь.

    В первый день покрытия девушка поехала в мечеть на Проспекте мира. Зайдя в метро, боязливо оглядывалась по сторонам, высматривая реакцию прохожих. «Я села на свободное место, а женщина рядом смерила меня недовольным взглядом и отошла от меня в другой конец вагона, — вспоминает Марьям. — Мне хотелось подбежать и сказать, что я такая же, как все! Просто имею право на свою веру».

    Первые дни Марьям возвращалась домой вся в слезах, когда ловила на себе косые взгляды. Сейчас обо всем рассказывает с улыбкой. «Главное, я чувствую гармонию. И поддержку родителей. Негативную реакцию уже не замечаю, даже есть плюсы», — Марьям рассказывает обо всем взахлеб, что даже забывает выпить чай, который заказала.

    В общественном транспорте стали чаще уступать место, а в магазинах и банках теперь общаются вежливей, чем раньше.

    Я заметила, что молодежь почти не обращает на меня внимания. В основном только пожилые бабушки иногда подходят и говорят: «Живешь в России — оденься нормально!» Но какое им дело? Разве у нас в России единая форма одежды?

    — Марьям Сулайманова.

    "Меня часто спрашивают не жарко ли летом в платке, но ведь летом всем жарко! - объясняет девушка. - В Москве наоборот хорошо, терпимо, а то на моей родине жара по 50 градусов стоит в июле!"

    Единственной проблемой Марьям называет паспортный контроль. Девушка часто летает в родной город Худжанд, и перед полетом заграницу ее просят снять хиджаб. На фотографии в паспорте она с распущенными волосами. «Если передо мной сотрудник-мужчина, я прошу позвать женщину, и мы уединяемся в отдельной кабине, там я могу показаться без платка, — объясняет Марьям. — Но они всегда ворчат из-за этого. Приходится воевать».

    В будущем Марьям планирует поменять паспорт. По правилам в головных уборах фотографироваться запрещено, но еще в 2003 году министр внутренних дел России сделал исключение для верующих. «Если религиозные убеждения не позволяют показываться перед посторонними без головного убора, то в хиджабе фотографироваться можно. Главное, чтобы был виден овал лица, — рассказывает заместитель начальника управления по организации паспортной работы ФМС России Валерий Каруцкий. — В случае с Марьям поступают правильно, ведь в паспорте она без хиджаба».

    По специальности Марьям технолог пищевого производства, но сейчас не работает, занимается любимым делом — шьет одежду. «Раньше с работой мне помогали знакомые, — рассказывает девушка. — Я была продавцом восточных сладостей и продавцом в магазине мусульманской одежды, а скоро, может, буду продавать ту одежду, которую сама шью».

    Перед тем как проститься, я с трудом уговариваю Марьям сфотографироваться: «Вы что? Если уже закрылся, по законам Шариата нельзя выставлять себя напоказ нигде!» Девушка согласилась на снимки, лишь закрыв лицо руками.

    Мадина Ибрагимова, 28 лет, визажист

    После макияжа Анне Бузовой (сестра Ольги Бузовой)

    Мы встречаемся в студии визажа Мадины Ибрагимовой в Таганском районе Москвы. Девушка выбегает ко мне в бежевом хиджабе и широком бирюзовом платье. Накрашенные ресницы, светлая помада, на щеках розовый румянец. Восточная красавица, которая рушит стереотипы о том, что мусульманки не красятся.

    «Извините, у меня всего 15 минут, чтобы с вами поговорить», — объясняет девушка, поглядывая на часы. К Мадине на мейк-ап и укладку должна прийти Виктория Романец — звезда «Дом-2», у нее в Instagram два миллиона подписчиков. У Мадины чуть поменьше — «всего» 310 тысяч. Визажист работает с Тиной Канделаки, Анфисой Чеховой, Ксенией Бородиной и Верой Брежневой.

    Девушка — мусульманка с детства, но хиджаб одела в студенческие годы: на третьем курсе. Мадина получила образование экономиста-менеджера в системе управления предприятием. С проблемой поиска работы Мадина столкнулась сразу после окончания Уральского университета в Екатеринбурге.

    Я хорошо знаю английский, в дипломе почти одни пятерки, приходила устраиваться менеджером, экономистом. Но везде на собеседованиях на меня смотрели как на дикарку: «Вы в офисе тоже будете ходить в платке? У нас так не принято

    — Мадина Ибрагимова.

    После безуспешных поисков работы Мадина просто решила заняться тем, что нравится: макияжем.

    — А как знаменитости относятся к тому, что вы в хиджабе? — задаю я свой главный вопрос.

    — Прекрасно! На это никто не обращает внимания.

    По словам Мадины, Егор Крид и Тимати делают ей комплименты по поводу женственности. К визажисту часто обращаются и мужчины — для макияжа перед съемками клипов. Девушка сама их не красит: других мужчин, кроме мужа, по законам шариата касаться запрещено. На такие случаи у нее есть помощницы, которых она сама обучила чудесам визажа.

    «Я нигде не училась, все постигала сама. Потом вышла замуж за мусульманина и переехала к нему в Москву. В столице я уже больше двух лет, Москва меня приняла как своего друга», — улыбается Мадина.

    Вот только на метро Мадина не ездит. Даже в час-пик по делам отправляется на машине. "Мне муж запрещает, а то вдруг кто-то подойдет и скажет неприятное, не хочу расстраиваться, в автомобиле спокойней. Я понимаю, что некоторые боятся женщин в платках, а мы боимся вас, нас легко обидеть", - признается визажист.  

    Сейчас Мадина главный гость на многих светских тусовках, одна из последних — показ платьев от Айшат Кадыровой.

    Два миллиона мусульман

    «А вдруг ты придешь и взорвешь нас?» Как мусульманки в хиджабах живут в Москве | Изображение 2РИА «Новости» / Владимир Астапкович

    В рейтинге стран по численности мусульман первое место занимает Индонезия, затем идут Индия и Пакистан. Россия сейчас на 21 месте.

    Численность мусульман в Москве колеблется. На это влияет внутренняя миграция: регулярно приезжают на заработки. Есть еще неучтенные трудовые мигранты. По разным источникам, всего мусульман сейчас около двух миллионов

    — ведущий научный сотрудник центра постсоветских исследований ИМЭМО Марат Муртазин.

    Историк и публицист Марат Сафаров согласен, что некоторые москвичи относятся к мусульманам с опасением, но, тем не менее, город развивает мусульманскую инфраструктуру и делает все, чтобы верующие чувствовали себя здесь комфортно. «Халяльные продукты можно купить не только при мечетях, но и в обычных супермаркетах, для женщин в Москве появляются мусульманские салоны красоты, спа-салоны и клиники», — объясняет эксперт.

    Что касается личной жизни, то тем, кто вырос в мусульманской семье выйти замуж проще. Родственники могут сосватать своих знакомых. Еще один способ найти мужа — интернет. Помогут в этом группы религиозных знакомств в социальных сетях или отдельные сайты.

    «Если парень подойдет к девушке на улице и скажет: „Привет, ты мне понравилась“, то она просто не будет продолжать общение. Такой способ знакомства не приветствуется в исламе. Поэтому в большом городе молодым мусульманам трудно встретить любовь», — рассказывает бывший редактор журнала «Мусульманка» Насима Бокова, которая и сама носит платок.

    Журналистка считает, что в мегаполисе для мусульманской молодежи не хватает специализированных спортивных центров и бассейнов, так же недостаточно исламских школ и детских садов.

    «Главное, что москвичи в большинстве лояльно относятся к тому, что, например, на Курбан-Байрам перекрывают движение, что мужчины молятся прямо на асфальте. Надеюсь, когда-нибудь и женщина в хиджабе перестанет вызывать удивление. Думаю, мы все-таки умеем жить вместе, ведь Россия — страна многонациональная», — говорит историк Марат Сафаров.