facebook_pixel
  • 29 марта 2018, 20:53

    «Такая, какая есть». Философа и ученицу Ролана Барта Юлию Кристеву обвинили в работе на КГБ

    Страны бывшего Варшавского блока активно борются со своим коммунистическим наследием, в том числе подвергая публичному осуждению людей, сотрудничавших с властями теперь уже несуществующих режимов. Сейчас под удар попала известный философ, ученица Ролана Барта и коллега Жака Дерриды Юлия Кристева — выяснилось, что она якобы была осведомителем болгарского КГБ.

    «Такая, какая есть». Философа и ученицу Ролана Барта Юлию Кристеву обвинили в работе на КГБ | Изображение 1Wikipedia Commons

    Философский шпик

    Известный болгарско-французский философ и психоаналитик Юлия Кристева работала во времена Холодной войны тайным осведомителем Службы безопасности коммунистической Болгарии, напрямую подчинявшейся печально известному КГБ СССР. Об этом сообщила специальная болгарская Комиссия по досье, занимающаяся изучением рассекреченных архивов.

    Комиссия наделена полномочиями по изучению фактов сотрудничества представителей самых разных страт болгарского общества с органами госбезопасности или с военной разведкой армии коммунистической Болгарии. Ее сотрудники выясили, что Кристева, родившаяся в болгарском Сливене в 1941 году, в июне 1971 года была завербована старшим лейтенантом Иваном Божиковым.

    Комиссии стало известно ее кодовое имя — Сабина — и то, что она работала на первый отдел болгарского КГБ, который был ответственен за контроль над творческой и медийной тусовкой. При этом сотрудники Комиссии не представили дату, когда Кристева перестала быть Сабиной.

    При этом Кристева прославилась именно в Париже, куда переехала еще в 1965 году по французской государственной программе обмена студентами. Там она вошла в тусовку вокруг Tel Quel (фр. «Такой, какой есть») — французского авангардного литературного и теоретического журнала, ключевого издания французской структуралистской школы, а также объединившейся вокруг него группы интеллектуалов, писателей и поэтов.

    Неизвестно, затрагивала ли работа в болгарском КГБ ее жизнь во Франции. Известно, что Кристева — один из влиятельных интеллектуалов второй половины XX века, автор более 30 работ и коллега Жака Дерриды, Жака Лакана и ученица Ролана Барта. Журнал Foreign Policy включил ее в список 100 величайших мыслителей XX века. Она не только философ и психолог, но и феминистка, автор нескольких художественных романов и профессор в Колумбийском университете и в университете Париж Дидро.

    В зените своей деятельности болгарская Служба безопасности располагала сетью из 100 тысяч агентов и осведомителей, тесным образом координировалась с московским КГБ. Работала она вплоть до 1989 года, когда очередная Бархатная революция (в Болгарии получила название «Нежная революция») сокрушила болгарский коммунистический режим.

    Сама Кристева накануне жестко отвергла заявление болгарской Комиссии. В открытом письме во французскую газету Obs интеллектуалка пишет, что выданная болгарами информация не только «гротескна и лжива», но и являет собой нападение на ее честь и на ее труды. Она пригрозила подавать в суд на каждое подобное заявление, искажающие сведения об ее жизни.

    Это подписывали все

    Подобные болгарской комиссии органы существуют во многих странах бывшего Варшавского договора. Большинство этих стран жестко относится к своему коммунистическому прошлому и проводит люстрации тех, кто имел какое-либо отношение к функционированию уничтоженных на рубеже веков режимов.

    Героями публикаций этих комиссий уже не первый раз становятся признанные европейские светочи. В феврале 2016 года Институт национальной памяти Польши заявил о том, что, согласно документам, осведомителем Службы безопасности коммунистической Польши был никто иной как Лех Валенса, лидер профсоюза «Солидарность», возглавившего борьбу против коммунистического режима, и первый президент «свободной» Польши.

    Было представлено личное дело Валенсы, включающее документ об обязательстве сотрудничать со Службой безопасности, а также папка с донесениями информатора под именем «Болек». Там были, помимо прочих документов, написанные от руки отчеты и квитанции о получении денег. Документы охватывают период с 1970 по 1976 годы.

    Лех Валенса отверг все обвинения. В 2011 году в одном из интервью он признал, что подписал обязательство сотрудничать со спецслужбой. Но, по его словам, «его подписывали все», так что ему тоже пришлось это сделать.