• 14 худруков обвинили в заключении контрактов со своими театрами. Это вообще законно?

    Центр «Трансперенси Интернешнл — Россия» обнаружил, что 14 известных худруков государственных театров получают госконтракты от своих же театров. Среди них — Олег Табаков, Олег Меньшиков, Кирил Серебренников, Надежда Бабкина.

    Организация проверила коммерческую деятельность руководства всех государственных театров Москвы и Санкт-Петербурга (порядка 135) и нашла признаки конфликта интересов в 14 из них. В отношении них организация написала заявления в прокуратуру. По результатам проверки прокуратура вынесла три представления. Одно из них ушло в адрес Минкультуры РФ в отношении Театра имени Федора Волкова в Ярославле, два других — в адрес директора Департамента культуры правительства Москвы в отношении Театра кошек Куклачева и «Гоголь-центра».

    В организации подчеркивают, что при заключении контрактов с заинтересованностью руководители театров должны согласовать их с Департаментом культуры Москвы или Минкультом. Если ведомства обнаружат конфликтов интересов, контракт не будет одобрен. В «Трансперенси Интернешнл — Россия» отмечают, что худрук Театра кошек Куклачева Юрий Куклачев и худрук «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников якобы нарушили закон, не сообщив руководству о сделках с конфликтом интересов. «Большинство художественных руководителей согласовали подобные сделки с департаментом, хотя конфликт интересов от этого в реальности не разрешался», — подчеркивают в организации.

    Данная процедура стала такой формальностью, что Евгений Марчелли из ярославского Театра имени Волкова и Олег Меньшиков из «Московского драматического театра имени Ермоловой» согласовывали сделки уже после их заключения

    — «Трансперенси Интернешнл — Россия».

    Центр пишет, что в 2013–2017 годах 14 театров заключили более 60 контрактов со своими руководителями как с физлицами или ИП. Общая сумма сделок превысила 97 миллионов рублей. Организация утверждает, что руководитель театра имени Пушкина Евгений Писарев получает по 480 тысяч рублей за постановку одного спектакля по контракту, а Олег Табаков и Олег Меньшиков зарабатывали по 600 тысяч в месяц за игру в своих театрах. Речь идет только о контрактах театра с их руководителями без учета зарплаты в качестве худруков.

    По информации центра, в 2016 году ярославский театр заключил договор с ИП Марчелли Е. Ж. на постановку спектакля «Зеленая зона», из-за чего к нему были применены меры прокурорского реагирования. Евгений Марчелли подтвердил «360», что у театра заключен контракт с его ИП. Говоря о прокурорском реагировании, Марчелли заявил, что «вроде бы это так, а не так». «Да, меня вызывали в прокуратуру, но не как Евгения Марчелли, а как временно исполняющего обязанности директора театра. И именно сейчас вызывали, но это не потому что это я, а любого директора бы спрашивали», — сказал он.

    Марчелли заявил, что в прокуратуре ему задали «один странный вопрос»: почему в театре сначала поставили спектакль и только затем получили на него разрешение от Минкульта. По словам Марчелли, постановку показывали в новогодние каникулы, когда министерство уже не работало. Поэтому предыдущий директор заведения якобы велел показать спектакль, а разрешение получить позже. «Почему-то это вдруг оказалось грубейшим нарушением антикоррупционного закона. Меня вызывали и два или три часа я подробно объяснял, почему это могло получиться», — сказал он.

    Марчелли также подчеркнул, что любому театру удобней заключить договор с режиссером как с ИП, а не как с физическим лицом. «Любой театр, с которым я разговариваю, первый вопрос задает: „А вы не ИП? Здорово!“ То есть театр не несет дополнительных материальных нагрузок», — пояснил он.

    По данным «Трансперенси Интернешнл — Россия», в 2015 и 2016 годах Юрий Куклачев заключил два контракта на аренду помещений с сыном Дмитрием на сумму 3,76 миллиона рублей. К нему были применены меры прокурорского реагирования.

    Юрий Куклачев подтвердил «360», что театр заключил договор с его сыном Дмитрием на аренду складных помещений, но после прокурорской проверки Дмитрий якобы вернул деньги. «Мы туда поместили бухгалтерию. Пока она там принималась, выяснилось, что это невозможно. Когда мы узнали, мы решили, что вернем деньги обратно. И Дима вернул деньги. Прокуратура пришла, посмотрела, правда ли это. Это не то, что мы сделали спектакли на 100 миллионов, а спектакля нет. А у нас действительно там сидят люди, работают. Но, говорят, по закону все у вас хорошо, но одна фамилия — это нарушение», — пояснил худрук.