• 13 ноября 2019, 14:15

    11 лет внутри тоталитарной семьи

    Мать с Урала превратила детей в заложников, а дом — в свалку. История старшей дочери

    Дина Азизова из Челябинской области 11 лет не выпускала сына и младших дочерей из дома, регулярно била и морила голодом. Когда они сбежали, женщина подожгла дом и повесилась в сарае. Правда о детях вскрылась только после ее смерти — у соседей и местных властей Азизова была на хорошем счету. Ее старшая дочь Диляра рассказала «360», что раздвоение началось лишь в последние годы.
    11 лет внутри тоталитарной семьи

    В 2002 году Дина Азизова с супругом, сыном и дочерьми — Дилярой, рожденной в первом браке, и Динарой — переехала в Башкирию из Узбекистана. Оформили гражданство и спустя шесть лет получили дом в Усть-Катаве в Челябинской области. Тогда же старшая Диляра вышла замуж и уехала к мужу в Набережные Челны. А у Дины родилась девочка.

    До 11 месяцев малышку навещали медсестры из поликлиники. А Дарина до второго класса посещала школу. Дина работала швеей, нормально общалась с окружающими, была в городе на хорошем счету. Потом супруги разъехались, а дети исчезли. В школе женщина сказала, что дочь уехала учиться к старшей сестре в Татарстан. Отцу — что дети учатся в школе. Да те и сами рассказывали мужчине, как якобы участвуют в школьной жизни, сообщают РИА «Новости».

    На самом же деле мать держала всех взаперти, в кошмарных бытовых условиях, лишь изредка выпуская помочь во дворе. Так она якобы пыталась уберечь их от судьбы старшей дочери, имевшей в подростковом возрасте серьезные проблемы с законом. Если детей замечали соседи, обманывала, говоря, что гостят на каникулах. Так продолжалось 11 лет.

    Но однажды дети смогли сбежать. Помогло то, что у средней Дарины был мобильник. И хотя пользовалась она им лишь под надзором матери, девушка смогла тайком познакомиться с молодым человеком. Тот разработал план побега и прятал 20-летнюю Дарину, ее 15-летнего брата и 11-летнюю сестру до приезда полиции.

    Тотальный контроль

    Старшая Диляра рассказала «360», что даже не догадывалась о происходящем. Когда она жила с матерью, все было иначе: на детей никто не кричал, их не били, отпускали гулять, а нередко прогулки были совместными. Жили нормальной жизнью, хотя мать строго ее контролировала.

    «Даже когда я выросла и приехала к ней в Усть-Катав на несколько месяцев пожить, там тоже был такой тотальный контроль: „Ты с работы, где задержалась на 15 минут“? Всю зарплату — маме», — вспоминает Диляра.

    Тогда Дина оправдывала строгость тем, что старшая дочь родилась от нелюбимого мужчины. А вот на других детей она даже голоса никогда не повышала. Уехав, Диляра слышала смех брата и сестер, их шутливые разговоры с Диной во время телефонных бесед. Она считала, что в семье все хорошо.

    «Все о ней были хорошего мнения. Она была опрятной талантливой женщиной. Всегда за правду, всегда за справедливость», — говорит Диляра.

    Женщина второй раз замужем, и старший ребенок, как было с ней самой, от первого брака. В телефонных беседах мать нередко напоминала, что детей нужно воспитывать лаской, не повышать голос и следить, чтобы муж их не обижал.

    Раздвоенное помешательство

    11 лет внутри тоталитарной семьи | Изображение 1
    Источник фото: телеканал «360»

    Диляра до сих пор не может понять, что после ее отъезда из дома произошло с матерью. Когда узнала о побеге и издевательствах, кинулась искать машину, чтобы ехать в Усть-Катав и требовать госпитализации матери в психиатрическую клинику. А полицейских просила искать детей, поясняя, что мать ведет себя неадекватно.

    «Я не знаю, что это за факт такой. Раздвоение личности, помешательство…» — недоумевает она.

    Но домой Диляра не успела. Осознав, что ей грозит, мать подожгла дом, надеясь уничтожить улику — царящую в нем помойку. А затем повесилась в сарае.

    «По логике, получилось бы как: она повесилась с горя, потому что убежали дети. Если бы дом сгорел и этого хлама не было бы видно. Не дом, а помойка. Столько лет она держала марку перед людьми — и все выяснилось бы», — поясняет она.

    Перед смертью женщина отправила старшей дочери сообщение с просьбой простить ее. Но сделать это у женщины не получается.

    «Похоронила ее по-человечески, долг исполнила, а понять и простить не могу. Нельзя так. Зачем рожать детей, чтобы потом над ними так вот издеваться… Отдай в детдом, позвони мне, скажи забрать», — сетует женщина.

    Молчаливая отдушина

    Приходящим представителям местной власти Дина рассказывала, что дети учатся то в Самаре, то у старшей сестры в Татарстане. Факты не проверяли, каждый раз веря на слово. Все это очень возмущает Диляру. Равно как и то, что был минимум один человек, знавший правду о семье Азизовых.

    11 лет внутри тоталитарной семьи | Изображение 2
    Источник фото: телеканал «360»

    «Меня возмущает, что были люди, которые знали эти обстоятельства. Как выяснилось, у Дарины не один год был парень. Он приходил на задний двор, для такой девочки в такой ситуации это была отдушина», — сказала она.

    Молодому человеку около 30 лет. У него, утверждает Диляра, были фотографии и он знал о происходящем в доме. Непонятно, почему ухажер не взял телефон старшей сестры и не связался с ней.

    Нищета при деньгах

    За годы отдельной жизни мать лишь четыре раза приезжала к Диляре. Всегда выглядела опрятно и ухоженно. В гостях не забывала о младших детях: вместе с дочерью искала по магазинам «какие-то необычные ластики для Дианочки», переживала, что денег немного и подарков особо не купишь.

    Дочь уточняет, что мать не работала. Второй ее супруг уже два года трудится на севере. Он ежемесячно посылал ей порядка 20-25 тысяч. Диляра переводила еще больше: мать часто обманывала ее, рассказывая о тяжелой болезни сердца или сложном переломе руки. Но дочь никогда не отказывала. В детстве из-за строгости она чувствовала себя изгоем. Ей было приятно быть нужной, помогать матери и слышать от нее ласковые слова благодарности.

    «Она многим так говорила. То онкология у нее, то нужна операция. Для всех разные вариации были ее болезней», — пояснила она.

    Но, несмотря на наличие денег, детей мать кормила раз в три дня. В основном пустой картошкой. В остальное время заставляла пить воду, говоря, что она «сытная и полезная». Сейчас Дарина и младшие находятся в больнице.

    Диляра занимается благотворительностью и проблемы трудных подростков знает не понаслышке. В ее ближайших планах — собрать документы и забрать брата и сестер к себе в новый дом, где над ними никогда больше не будут издеваться.

    «У меня там есть реабилитационный центр. За меня поручится председатель нашей общественной палаты. Со временем я их вытяну», — подчеркивает она.