facebook_pixel
  • 02 ноября 2016, 17:51

    Бег был для меня обязательной экзекуцией — Николай Валуев

    В последние годы марафоны в России стали очень популярны, в них участвуют все больше людей самых разных профессий и возрастов. Мало кто знает, но бег — это один из самых травмоопасных, а также дорогих видов спорта. Но бегунов не пугают ни вложения, ни перспективы остаться инвалидами. Что заставляет людей ежедневно «наматывать» десятки километров и почему бегать стало модно? Ответы на эти и другие вопросы вы получите в фильме «Беговое рабство», который опубликован на сайте «360».

    А в этом материале вы узнаете, что о беге думает знаменитый российский боксер-профессионал Николай Валуев.


    «Я никогда бег не любил»

    Если честно, я никогда бег не любил. Из-за моей комплекции бег был всегда для меня обязательной экзекуцией. Мне приходилось доводить километраж, который я пробегал, до приличных размеров. У меня в активе есть 36 километров, которые я пробегал. Но это было с моими 150 килограммами очень тяжело. А еще, бывало, тренер давал мне и гантели в руки.

    Я не вспоминаю о беге с ностальгией, поэтому, когда я прихожу в зал, я сажусь на велосипед с большим удовольствием, чем начинаю бегать. Тренер еще давно учил бегать. И, знаете, для правильной нагрузки необходимо развитие определенных мышц. Они тренируются не только во время самого бега. Если человек правильно бежит, эффект может быть положительным, а от неправильного бега — отрицательным. Это может на суставах отражаться, на спине, коленях, голеностопе.

    «Может быть, большие хронометражи вылились в две операции на коленях»

    Те самые большие хронометражи, которые я наматывал, так как мой тренер по боксу считал, что это необходимо, возможно, вылились в две операции на двух коленях. Мне пришлось на менисках делать операции, все же идет истирание определенное. С моей массой нельзя было столько бегать, а тренер считал, что это надо. Потому что это формирует характер — надо терпеть.

    Терпеть я научился, но, в итоге, бегать в 2007-м перестал. Одна за другой были операции на менисках. Было больно, и мой второй тренер (когда я проиграл бой, я заменил наставника) Александр Васильевич Зимин просто сказал: «Слушай, с твоим весом-то бегать. Боксер должен боксировать, а бегун — бегать».

    «Я вспоминаю эти 36 километров. Я пробежал их не раз. Но я помню, как мои колени просто горели»

    И он придумал методику без бега, которая спокойно мне позволяла, не набегая этот безумный километраж, выступать, иметь замечательную выносливость на все 12 раундов. И, оказывается, для этого не нужно было бегать. Я так обрадовался этому на самом деле.

    Я вспоминаю эти 36 километров. Я пробежал их не раз. Но я помню, как мои колени просто горели. Я лед прикладывал, чтобы уменьшить боль. Видимо, там действительно натирало сустав. Это уже было на грани воспаления.