• «Так из Советского Союза бежал только Барышников». Буре, Кинэн и Малахов — о Могильном в день его 50‐летия

    В понедельник 50-летний юбилей отмечает Александр Могильный, один из самых ярких игроков в истории российского хоккея. «360» поговорил о Могильном с его бывшими партнерами Павлом Буре и Владимиром Малаховым, а также с экс-тренером Майком Кинэном.
    «Так из Советского Союза бежал только Барышников». Буре, Кинэн и Малахов — о Могильном в день его 50‐летия

    П​обег

    Могильный к 20 годам добился максимума по меркам советского хоккея. Он уже был на ведущих ролях в ЦСКА, играя в знаменитой тройке с Павлом Буре и Сергеем Федоровым, со сборной выиграл и чемпионаты мира — молодежный и взрослый, и Олимпиаду.

    После победы на чемпионате мира 1989 года Могильный все бросил и прямо из Стокгольма отправился в НХЛ.

    Малахов: Мы знакомы лет с 18-ти, когда я перешел в ЦСКА. Если сейчас посчитать, то да — получается, что мы действительно знакомы с раннего возраста. Естественно, уже тогда он уже играл прилично, в ЦСКА просто не брали тех, кто играть не умел.

    Конечно, надо было иметь характер, чтобы уехать в то время. Наверное, этот шаг можно сравнить с тем, как из страны уезжал Михаил Барышников.

    А вообще он не уехал, он сбежал. На него ведь и уголовное дело заводили, он же был военнослужащим. Я потом все это анализировал — у меня не хватило бы смелости совершить что-то подобное. А у него хватило, нужно отдать ему должное. Он понимал, что уезжает с концами, в эту страну уже не вернется и не увидит родителей. Возможность появилась только после распада Советского Союза, но тогда об этом никто не мог знать.

    Хоккеисты его отъезд восприняли нормально — уехал и уехал. Никто в команде не считал его предателем. Он выбрал другую лигу, а других вариантов уехать в НХЛ тогда не было.

    Кинэн: Могильный был одним из первых русских, кто приехал в НХЛ. И они сделали лигу лучше. Федоров и Могильный, Крутов и Фетисов — это великолепные исполнители, они подняли уровень мастерства всей НХЛ. Я работал со многими русскими игроками — Буре, Ковалевом, Зубовым, Кравчуком. Великолепные мастера! На смену им пришли игроки нового поколения — Овечкин, Малкин, теперь Кучеров. Но одним из первых был Могильный.

    7​6 шайб

    Могильный дебютировал в НХЛ настолько ярко, насколько это было возможно. 5 октября 1989 года в матче с «Квебеком» Могильный забросил шайбу в первой же смене уже на 20-й секунде встречи.

    Впрочем, адаптация в лиге проходила не так уж и просто. Новый уклад жизни давался непросто, много проблем добавила внезапно обнаружившаяся аэрофобия. Уже во втором сезоне Могильный вышел на показатель «очко за игру», а затем и превзошел эту отметку, набрав 84 очка в третьем сезоне.

    Настоящим прорывом стал сезон-1992/93, в котором Могильный забросил 76 шайб в 77 матчах. Но лучшим снайпером он не стал — столько же забил финн-новичок из «Виннипега» Теему Селянне. 76 шайб и 127 очков — это рекорд результативности для россиян в одном сезоне.

    Буре: Это был легендарный сезон у Александра. Думаю, при любом поколении 76 шайб — это очень впечатляющая цифра. Он это сделал, и я был очень рад за него. Чтобы сейчас хотя бы приблизиться к такой цифре, звезды должны сложиться. Очень много нюансов.

    Кинэн: Я очень сомневаюсь, что сегодня реально забить столько же. Мы видим, что Овечкин каждый год играет на максимуме, много забивает, но сегодня другой хоккей. Изменилась сама структура игры, вратари стали играть лучше.

    Малахов: Я уезжал, когда уже страна развалилась, и никому уже ничего не нужно было. Могильный тогда уже был звездой НХЛ. Конечно, тяжело было играть против Могильного. У него была советская школа хоккея, он очень выделялся. Это сейчас лига развилась очень прилично, и играют все четыре звена, а тогда на том урвоне Сашка смотрелся очень прилично, он очень выделялся.

    У Могильного была сумасшедшая техника, обводка, взрывная скорость, он очень хорошо владел корпусом. Против него сложно было играть один в один, он мог легко тебе «ноги завязать». И чувство гола у него всегда было. Недаром в тот сезон он забил 76.

    Связка Буре — Могильный в «Ванкувере»

    В июне 1995 года Могильного обменяли в «Ванкувер», где блистал Павел Буре. Вместе они провели в «Кэнакс» три сезона, хотя в первом Буре из-за травмы отыграл лишь 15 матчей. И это был самый успешный сезон Могильного в «Ванкувере» — 73 очка. В двух последующих он не проводил и 60 игр и набрал по 45 очков. Два сезона (1997-99) «Ванкувер» возглавлял Кинэн.

    Буре: Конечно, со мной тогда советовались по поводу обмена Могильного. Мягко говоря. Есть определенные отношения между руководством клуба и основными игроками, везде они разные. У нас тогда были свои отношения. Естественно, я был рад, что тогда появилась такая возможность, и Александр попал в «Ванкувер».

    50 шайб я с ним забросил, а это считается суперрезультатом. Он помогал мне столько забивать, поэтому не могу сказать, что что-то не получилось.

    Кинэн: Я был доволен тем, как работала связка Буре — Могильный, в то время они, безусловно, были на ведущих ролях в лиге. Их взаимопонимание никуда не делось.

    Кубок Стэнли в «Нью-Джерси»

    Весной 2000-го генеральный менеджер «Нью-Джерси», в то время ежегодного претендента на Кубок Стэнли, Лу Ламорелло удивил многих, выменяв у «Ванкувера» 31-летнего Могильного. В команде на тот момент уже были Сергей Брылин и Сергей Немчинов, а вместе с Могильным в команду той весной пришел Владимир Малахов.

    Малахов: Меня поменяли в «Нью-Джерси» из «Монреаля». Я был после травмы, сезон практически не играл. У Ламорелло, когда он делал этот обмен, были какие-то задумки на будущее. Он же за несколько дней до окончания «регулярки» поменял тренера, хотя команда шла на первом месте. Это был очень серьезный шаг для генменеджера, и он угадал — в том году мы выиграли Кубок Стэнли. В тренерском штабе у нас был Слава Фетисов, он нам помогал, все-таки хорошо, когда есть русскоговорящий. Звезды сошлись, и мы вместе оказались в нужное время в нужном месте.

    К тому времени мы с Могильным уже выигрывали Олимпиаду и чемпионат мира, поэтому после победы в Кубке Стэнли мы стали членами «Тройного золотого клуба». Хотя тогда его как такового еще не было, организовали его позже (IIHF формализовала его в 2007 году — прим. «360»).

    Возвращение на Дальний Восток

    После победы в Кубке Стэнли Могильный провел три сезона в «Торонто» и за столь короткое время заслужил место в списке 100 лучших игроков в вековой истории клуба. После локаута сезона-2004/05 Могильный вернулся в «Нью-Джерси», где и завершил карьеру в 2006 году.

    Могильный вернулся на Дальний Восток. Два года он занимал пост президента «Адмирала», а летом 2015-го года перешел на аналогичную должность в «Амур» из родного Хабаровска. И, естественно, поигрывает за ветеранов, где его можно увидеть в той самой тройке с Буре и Федоровым.

    Буре: Сейчас мы достаточно часто встречаемся в Москве. У нас есть определенные тренировки, мы вместе занимаемся физкультурой — в хоккей играем. О его нынешней профессиональной деятельности я никогда не говорил. Но я знаю, что ему Дальний Восток всегда нравился, он сам оттуда. Он себя там чувствует очень комфортно. Очевидно, что ему нравится работать и в клубе. Иначе вряд ли бы он этим занимался, если бы ему не нравилось.

    Кинэн: Я работал в КХЛ и могу сказать, что сегодня Могильный — это пример трудолюбия. И он живой пример для молодых игроков как «Амура», так и других команд. Здорово, когда столь значимое имя для хоккея остается в игре.