• «Палыч сделал из нас одну большую семью». Как «Локомотив» стал самой кубковой командой России

    В среду «Локомотив» и «Урал» сыграют в финале Кубка России и в случае победы «Локо» станет восьмикратным обладателем трофея — самой титулованной командой в истории турнира. Игроки «Локомотива» второй половины 90-х рассказали «360» о становлении команды, за которой закрепилось звание кубковой, роли президента клуба Валерия Филатова, а также о том, как главному тренеру Юрию Семину удается выигрывать и четверть века спустя.
    «Палыч сделал из нас одну большую семью». Как «Локомотив» стал самой кубковой командой России

    1996 год. Победа над «Спартаком» и первый Кубок

    Юрий Дроздов (защитник «Локомотива» в 1993–2003 годах, четырехкратный обладатель Кубка России): Движение «Локомотива» вперед началось с 96-го года, когда мы выиграли первый значимый трофей. Была очень сильная эйфория. Тем более выиграли у «Спартака». Тот Кубок надолго запомнился.

    Игорь Чугайнов (защитник «Локомотива» в 1994–2001 годах, четырехкратный обладатель Кубка России в составе «Локо»): В 96-м году финал — это уже значимое событие. Конечно, очень хотелось выиграть. Финал, на мой взгляд, был очень зрелищный — 3:2 со «Спартаком». Конечно, эмоции, эмоции, все-таки это первый кубок для команды. Следующие тоже были радостные, безусловно, но для клуба, который тогда только начинал свое становление как топовой команды, это был очень значимый успех. Тем более это был день рождения Юрия Палыча.

    Дроздов: Перед тем финалом Семин нас вообще отпустил в город. Обычно заезжали на базу на два дня, а тут мы заехали, погода была очень теплая, 10 мая было, а он нас отпустил, и мы спокойно гуляли. Никакого напряжения, ничего такого не было. С его стороны никаких запретов. То есть дал полностью раскрепоститься перед игрой.

    «Палыч сделал из нас одну большую семью». Как «Локомотив» стал самой кубковой командой России | Изображение 1
    1996 год. Футболисты «Локомотива» после победы в финале Кубка России. Источник фото: РИА «Новости»

    Андрей Соломатин (полузащитник «Локомотива» в 1995–2001 годах, четырехкратный обладатель Кубка России в составе «Локо»): Мы в Парке Горького с тарзанки прыгали. Поехали туда компанией, человек пять, после завтрака, вечером была тренировка. Погуляли, мысленно расслабились. Кстати, встретили болельщиков «Спартака», они посмеялись: «Вон футболисты готовятся к завтрашней игре». Мы сказали им все на следующий день.

    «Локомотив» тогда был одной большой семьей. Жили друг за друга и играли так же. Отдыхали вместе и бились вместе. Конечно, радости от победы не было предела. Вообще, все победы вспоминаются с теплотой в душе.

    Дроздов: В то время у нас костяк команды уже третий год вместе играл. А Юрий Палыч игроков всегда очень точечно подбирал. Мы хорошо друг друга знали, и семьями дружили многие. Обстановка была очень непринужденная, семейная.

    Причем перед финалом не было каких-то громких слов. Все как обычно. Провел установку, назвал состав и все — поехали. Просто на тот период «Спартак» был непобедим. Матч проходил еще на старом «Динамо», пришли 30 тысяч болельщиков — и все красно-белые. Семин сказал, что было бы приятно обыграть «Спартак» при 30 тысячах их болельщиков.

    В конце, когда забили за пять минут до конца, все уже было понятно. Даже Андрей Пятницкий — капитан «Спартака» тогда — давал интервью возле бровки и сказал, что все, они уже не выиграют.

    Уже потом пошли победы, но таких эмоций не было. Мы попадали регулярно в тройку призеров, выигрывали Кубки, но уже по накатанной. Выиграли, поздравили друг друга — и опять тренировки, игры, выезды.

    Кубковая команда

    Чугайнов: «Локомотив» в период с 1996 до 2001 год одержал четыре победы в Кубке России. Тогда и родилось «„Локомотив“ — кубковая команда». Конечно, а как ее еще называть? В чемпионатах не выигрывали, а в Кубке четыре победы. Так и прикрепилось это название.

    Дмитрий Булыкин (нападающий «Локомотива» в 1997–2001 годах, трехкратный обладатель Кубка России): Сначала «Локомотив» считали кубковой командой, потому что первые серьезные победы были в Кубке, но за счет них, сплоченности коллектива и Юрия Палыча «Локомотив» уже стал добывать успех в чемпионате. Победы явно прибавили уверенности в себе, и «Локомотив» сумел приблизиться к борьбе за чемпионство.

    Чугайнов: Специфика кубковых матчей и матчей чемпионата немного разная. В Кубке ты понимаешь, что каждый матч может оказаться последним, а чемпионат — это более длительная дистанция, там есть возможность что-то исправить. Кубок скоротечен. Здесь на первый план выходит мобилизация всей команды. В этом плане «Локомотив» в те годы отличался от других команд. Могли собраться в самый нужный момент

    Руслан Нигматуллин (вратарь «Локомотива» в 1998–2001 годах, двукратный обладатель Кубка России): Конечно, все кубковые успехи связаны с Семиным. Именно он главный кубковый боец. Заряжал команду боевым духом. Игроки менялись, а результат оставался. С разным составом, в разное время Семин выигрывал.

    Булыкин: Юрий Палыч очень хорошо чувствовал команду, внимательно относился к опытным футболистам, к лидерам команды, все время с ними советовался. Даже помню случай, когда он собирался заменить меня в финале Кубка России в 2000-м году, но наш капитан Игорь Чугайнов сказал: «Дайте ему еще немного». В итоге я забил ЦСКА — и это надолго запомнилось.

    Чугайнов: Тренер всегда является мотиватором, без него невозможно было представить победы. У нас всегда была нормальная рабочая атмосфера. Не было заоблачных контрактов, у всех была приблизительно одинаковая зарплата. Кто лучший в команде, определялось на футбольном поле. Сейчас «Локо» вошел в топ самых обеспеченных клубов при поддержке такой серьезной организации, как РЖД. У нас, наверное, было больше романтики.

    Нигматуллин: По иронии судьбы в 96-м я был в составе «Спартака», в запасе. Выигрывал я кубок уже за «Локо» чуть позже. Наверное, больше запомнился финал с ЦСКА в 2000-м. Когда мне Семак забивал, я очень сильно прикусил язык, он практически болтался. Поэтому из кубка попить шампанского не получилось. Запомнилось этим разочарованием. Невозможно было разговаривать. Мы проигрывали 0:1, а я был такой молчаливый вратарь. К счастью, мы победили, а язык быстро зажил.

    В 2001-м мы проигрывали «Анжи» и благодаря голу Зазы Джанашии перевели игру в серию пенальти. Тоже запоминающаяся победа. Определенная лотерея, но нужный сейв я тогда сделал.

    «Палыч сделал из нас одну большую семью». Как «Локомотив» стал самой кубковой командой России | Изображение 2
    2000 год. Андрей Соломатин (слева) и Сергей Семак в финале Кубка России. Источник фото: РИА «Новости»

    Булыкин: После таких побед все много говорили, радовались, пили из кубка, а потом еще пару дней отмечали. Это нормально, победу нужно отметить. Это тоже сплачивает коллектив, происходит единение команды и большой эмоциональный подъем. Тренеры это знают и, как правило, дают пару дней на отдых, чтоб ребята это хорошенько отметили. Понятно, что если есть рядом игры, то празднование переносится на конец сезона, в отпуске же можно позволить себе чуть больше, чем в сезоне. Но если есть перерывчик, дают попраздновать.

    Дроздов: Потом были полуфиналы в Кубке кубков. Больше всего запомнилось то, как мы не прошли «Лацио» в 99-м. Дома вничью сыграли, и итальянцы прошли только за счет забитого на чужом поле мяча. Силы у нас были. Уже в тот период мы подбирались к европейской команде хорошего уровня.

    Чугайнов: Наверное, это был тот шаг, когда команда уже и на европейском уровне смотрелась хорошо. «Лацио» тогда был очень серьезной командой. Но «Локомотив» им не уступил — это был значимый шаг в становлении клуба.

    Семин + Филатов

    Чугайнов: Если говорить о становлении клуба, то упомянуть только тренерский штаб неправильно. Нужно упомянуть и руководство. Без Филатова, который на самом деле футбольный человек, невозможно представить успехи «Локомотива». Он присутствовал столько, сколько нужно было президенту. Когда были какие-то вопросы, которые находились в его компетенции, Филатов появлялся. В тренировочные процессы, конечно, были на тренерском штабе. Да, Филатов, как бывший футболист, конечно, мог свое мнение высказать, но не переходил черту. Хотя он тренером был достаточно неплохим. Он открыл братьев Савичевых. Дмитрия Аленичева тоже открыл Филатов, знаете? У него был вкус на игроков.

    Дроздов: Николаич как президент сделал очень много. Он сам футбольный человек, все понимал. Очень много зависело от него: инфраструктура, финансовая составляющая. Филатов был такой президент, который выполнял все, о чем он говорил. И по-человечески Николаич все делал. Мог подойти, переговорить. Всех знал, даже жен и детей. Когда дети приходили на базу, он всегда какие-то сувениры дарил. Николаич был очень большой фигурой для команды. От него такая энергетика шла, что сразу хотелось воплощать тренерские задачи ради таких людей, которые создали такую команду.

    Булыкин: Связка Семин — Филатов очень хорошо себя зарекомендовала. Филатов все время присутствовал в команде. И многим они доказали, что можно успешно руководить клубом и достигать высоких результатов. Эта связка была тогда очень продуктивна.

    Нигматуллин: Я пришел в «Локомотив» уже тогда, когда Семиным и Филатовым была создана семейная атмосфера. И в моменты поражения мы были вместе, и в моменты триумфа. У Филатова и Семина было четкое разделение. Семин отвечал за спортивную составляющую, Филатов — за организационные моменты, финансовые вопросы. Никто не лез друг к другу. Команда получала большую поддержку от Филатова. Он всегда был желанный гость на базе. Игроки ему доверяли. Зачастую контракты подписывали не читая, доверяли словам президента.

    Соломатин: В «Локомотиве» все всегда выполнялось от и до. Ни на копейку не обманывали и всегда все делали для футболистов. А мы думали только о том, как играть и выигрывать.

    Чугайнов: Идея руководства была проста: сделать команду не на один день. Хотели, чтобы клуб постоянно развивался, и важной составляющей прогресса были победы. Но для меня самое большая победа в 90-е годы — это то, что за команду стало престижно болеть. Да, стадион построили; да, новая база, но главное, что «Локомотив» стал тем клубом, за который было престижно болеть. Я просто начинал в 90-м году, тогда сидели несколько человек на трибунах, а «Локомотив» называли пятым колесом московской телеги. А уходил я из клуба, который имел за своей спиной победы в кубках, полуфиналы европейских кубков. Согласитесь, это тоже значимые успехи.

    О предстоящем финале

    Дроздов: 50 на 50, будет интересно посмотреть.

    Булыкин: В этом году у «Локомотива» хорошие шансы на победу. Два года назад был уже такой финал, поэтому это тоже должно быть на стороне «Локомотива» чисто психологически. Понятно, что у «Урала» будут реваншистские настроения, но я считаю, что «Локомотив» может взять еще один трофей. Зная Юрия Палыча, уверен, что он сможет настроить правильно команду на этот финал, а как он пройдет, это, конечно, никому не известно.

    Нигматуллин: Мне кажется, что матч, который был несколько дней назад в Екатеринбурге, уже задал градус противостоянию. И скандалы, и судейские споры, мне кажется, перейдут в финал. Гладко и ровно не будет точно. Вспоминается матч двухлетней давности, когда закончился поединок дракой. Правда, сейчас нет ни Ари, ни Павлюченко, но думаю, что будет матч с большим накалом, а мы будем наслаждаться игрой.

    Соломатин: Если и буду смотреть этот финал, то абсолютно спокойно. Не будет у меня никаких внутренних переживаний. Наверное, буду болеть за «Локомотив». Если «Локомотив» завтра выиграет, то мы сможем заслужено назвать его самой титулованной кубковой командой.