facebook_pixel
  • 29 марта 2019, 11:00

    Он был слишком хорошим человеком, чтобы долго тренировать «Спартак». 10 лет без Владимира Федотова

    Колумнист «360» Илья Казаков вспоминает Владимира Федотова, ушедшего из жизни ровно 10 лет назад. Федотов — рекордсмен ЦСКА по числу матчей в чемпионате СССР и тренер «Спартака», которого болельщики красно-белых любили так, как ни одного тренера до Массимо Карреры.

    Он был слишком хорошим человеком, чтобы долго тренировать «Спартак». 10 лет без Владимира Федотова

    Виктор Вотоловский, многолетний менеджер сборной России, о следующем муже своей бывшей жены отзывался исключительно уважительно, что, согласитесь, бывает нечасто.

    Хотя она — Любовь Константиновна, дочь великого Бескова — первый брак вспоминала редко и называла его поступком глупым. Мол, любила одного, а замуж назло ему вышла за другого. Потому что тот, первый, не особенно, как ей казалось, тогда был в нее влюблен.

    Ее второго мужа и главную любовь всей ее жизни звали Владимиром Федотовым. И в этой личной, в общем-то, истории, есть что-то, что отражает судьбу Владимира Григорьевича.

    Вроде бы он часто оказывался вторым.

    Вторым Федотовым в футболе — и естественно, что сравнивали его с гениальным отцом и тень того имени, разумеется, падала на игроцкую карьеру Федотова-младшего.

    Вторым мужчиной в аристокартической семье Бескова — одна история, как зять обыграл тестя уже как тренер в финале Кубка СССР, после чего тот в сердцах отказался сесть с ним за один праздничный стол, чего стоит.

    Да и в «Спартаке» он долго был вторым тренером, пока ему наконец не дали шанс — и то это выглядело тогда чуть ли не отчаянием. В частой тренерской чехарде тех лет и отсутствии результатов на пост рулевого красно-белых мог прийти кто угодно.

    Но вот парадокс: будучи заложником обстоятельств, Владимир Федотов всегда умудрялся делать нечто особенное. А любили его за другое — за то, каким человеком он был. И дело не только в воспитании. Вероятно, это было врожденное качество: удивительная деликатность, умноженная на то самое обаяние советского человека, которое сделало наше старое кино таким теплым и любимым.

    Федотов становился лучшим бомбардиром чемпионата СССР, забил более ста голов за карьеру. Выигрывал со «Спартаком» серебро, и радость красно-белой торсиды от тех медалей была, возможно, наибольшей в построманцевские времена. Владимира Григорьевича любили так, как ни одного тренера до Массимо Карреры. И это была любовь к человеку, который вернул «Спартаку» достоинство. Сделал так, что за команду больше не было стыдно. Второе место в 2006-м воспринималось как чудо — с наполовину юной командой, объединившейся наконец в нечто большее, чем просто спаянный общей целью коллектив.

    Но, к сожалению, он был старомоден. И оказалось, что его методика, его тренерские принципы не работают на длинной дистанции.

    И, что самое важное, он был слишком хорошим человеком, чтобы долго оставаться главным тренером «Спартака». Александр Самедов на днях очень четко сформулировал это: в красно-белом клубе нужно нечто большее, чтобы успешно руководить им не сезон, а сезоны.

    Но зато Федотова помнят. Все те десять лет, что его уже нет с нами, его всегда любили самозабвенно.