• «Мы висим на волоске, причем это не РУСАДА, а спортсмены». Ганус — о последствиях непредоставления данных лаборатории

    Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) было восстановлено в правах при двух условиях: специалисты Всемирного антидопингового агентства (WADA) должны получить доступ к базе данных московской лаборатории до 31 декабря и забрать на перепроверку любые пробы до 30 июня 2019 года. За пять дней до Нового года эксперты так и не получили данные лаборатории. Гендиректор РУСАДА Юрий Ганус рассказал, какие серьезные последствия ждут российский спорт в следующем году.
    «Мы висим на волоске, причем это не РУСАДА, а спортсмены». Ганус — о последствиях непредоставления данных лаборатории

    «Мы используем все возможности, чтобы продавить ситуацию, чтобы до 31 декабря была обеспечена передача базы данных московской лаборатории, которая и так, по моему мнению, уже имеется у WADA. Просто сейчас это нужно сделать технически», — пояснил Ганус в интервью «Матч ТВ».

    Ранее агенство сообщило, что выгрузку данных провести не удалось, поскольку оборудование WADA не было сертифицировано в соответствии с законодательством РФ. «Признаться, я не понимаю тупика, в котором мы оказались. Требования, связанные с сертификацией оборудования, какой-то треш», — отмечает Ганус.

    По его словам, первыми под ударом окажутся спортсмены. «Без пафоса могу сказать, что мы висим на волоске, причем мы — это не РУСАДА, а спортсмены. Когда мы получили статус соответствия, я считал, что это не только наша победа, но и победа российских спортсменов. А теперь главный удар, в случае лишения нас статуса соответствия, окажется нанесен по спортсменам».

    «Со стороны WADA есть общая, объединительная позиция — по отношению к государству Российская Федерация. И государство должно предоставить беспрепятственный доступ в лабораторию, — отметил гендиректор РУСАДА. — А как это будет организовано внутри государства — уже наши проблемы. И если кто-то в России думает, что оказывается в стороне, что он просто наблюдатель, то это не так».

    По его словам, у многих западных представителей антидопингового сообщества возникает вопрос: если Россия не дает доступ к данным лаборатории, значит им есть, что скрывать. И этот вопрос справедливый. «Я убежден, что мы сами должны желать разобраться в том, что было, — выразил мнение Ганус. — Да, мы, возможно, потеряем что-то в медальном зачете Сочи, но это урок, школа, которую мы проходим. И такую школу прошли многие. Кроме того, не нужно забывать, что открытие доступа к пробам позволит оправдаться тем невиновным спортсменам, которых опорочил Родченков».

    Спортсмены чаще подают неверные данные о нахождении

    Ганус рассказал, что РУСАДА не была задействована при подготовке списков потенциальных участников Олимпиады-2018. Тогда в связи с приостановлением членства Олимпийского комитета России (ОКР) и имеющихся итогов расследования допинговых нарушений Международных олимпийский комитет (МОК) принял решение пригласить на Игры только чистых спортсменов. Для этого МОК попросил ОКР составить список спортсменов, чтобы проверить их на соответствие критериям.

    «У ОКР было свое видение того, кто должен поехать на Олимпиаду. И так получалось, что мы узнавали о списках, которые ОКР отправил в МОК, из МОК, — рассказал Ганус. — Задаем вопрос ОКР: почему не показали нам список? Мы национальное антидопинговое агентство, у нас есть информация по пробам — а вдруг кому-то из тех, кого вы отправили в МОК, этих проб не хватает? Ситуация была неприятная, одним словом».

    Гендиректор РУСАДА отметил, что в 2018 году количество случаев, когда спортсмен не находился по заявленному адресу, выросло в два раза. В соответствии с антидопинговыми правилами спортсмен должен уведомлять национальное агентство о своем местонахождении, чтобы офицеры РУСАДА смогли найти его для забора допинг-пробы.

    «Наши спортсмены не беспокоятся о том, каким образом обозначать свое местонахождение. Они сами должны обеспечить четкие инструкции, как их найти, с точностью до номера комнаты. Мы отдаем себе отчет, что попытка избежать тестирования может быть возможной формой сокрытия наличия следов допинга», — рассказал Ганус.