• «Лучшая защита — это нападение». Как сборная России по хоккею использует эту тактику на льду и за его пределами

    Сборная России под руководством Ильи Воробьева в среду вышла на лед московской «ЦСКА-Арены» и провела открытую для СМИ тренировку в преддверии старта Кубка Первого канала. Корреспондент «360» Александр Бокулев побывал в гостях у национальной команды и убедился, что главный хоккейный коллектив страны по-прежнему не может существовать без критических стрел в свой адрес.
    «Лучшая защита — это нападение». Как сборная России по хоккею использует эту тактику на льду и за его пределами

    К​онечно, адекватная критика помогает развитию, но только если делать из нее определенные выводы и переубеждать критикующих. Сборную России по хоккею по-прежнему упрекают в существенной закрытости от игроков всех клубов Континентальной хоккейной лиги, за исключением СКА и ЦСКА. Этот вопрос-претензия возникает при каждом разговоре руководства национальной команды и журналистов и надоедает не меньше вопроса об армейском каркасе сборной.

    Так случилось и в среду. Острые и ироничные вопросы представителей СМИ против стандартных и порой раздраженных ответов. В первую очередь от первого вице-президента Федерации хоккея России Романа Ротенберга, который привычно отвел основное внимание от Воробьева и вдобавок старался тактично и тактически дополнить почти каждый ответ главного тренера.

    «Лучшая защита — это нападение». Как сборная России по хоккею использует эту тактику на льду и за его пределами | Изображение 1
    Илья Воробьев (слева) и Роман Ротенберг. Источник фото: РИА «Новости»

    «Мы исходим из принципа „лучшая защита — это нападение“, играем в тотальный хоккей с воротами, — сказал Ротенберг об игровой стратегии сборной России. — У нас нет так называемых сдерживающих звеньев. В каждой игре роли могут меняться, как и сценарий матча. У нас все звенья и игроки равные, всегда могут быть внесены любые коррективы в состав».

    Помимо таких утверждений, функционер иногда не обходился и без сарказма со своей стороны, в целом стараясь выглядеть максимально убедительно. Например, при недовольстве от очередных замечаний по теме СКА и ЦСКА Ротенберг сетовал на «тонкий юмор» и субъективность журналистов.

    Так что указанный в заголовке принцип теперь проявляется не только на льду, но порой и в ответах на вопросы о единении СКА, ЦСКА и сборной. Российская команда продолжает сомнительно маскировать главную кадровую особенность и пытается каждый раз напористо сглаживать этот угол. Перед Кубком Первого канала в Сети было немало рассуждений и материалов а-ля «ладно, в этот раз вроде все сильнейшие, да и турнир домашний, надо побеждать». Но после тренировки российских хоккеистов оперативно завелась привычная шарманка на мотив работавших игровых сочетаний — только три игрока не из СКА и ЦСКА в первых трех предварительных звеньях.

    Представители сборной свели обсуждение этого нюанса к очередным опорным тезисам: «мы идем от игры к игре», и «каждый игрок — лидер в команде». Наверняка частью этой устоявшейся стратегии стало появление в микст-зоне сразу двух хоккеистов не из армейских клубов — Игоря Бобкова («Авангард») и Алексея Василевского («Автомобилист»). Другие игроки, пообщавшиеся с журналистами, представляли ЦСКА: Никита Нестеров и Артем Блажиевский.

    Н​есмотря на определенные попытки, тема СКА и ЦСКА в микст-зоне не разгорелась. Некоторые были неудовлетворены отсутствием игроков петербуржской команды, ведь именно вокруг армейского клуба из Северной столицы ходит больше всего критических разговоров на соответствующую тему. Только вряд ли хоккеисты СКА стали бы более охотно говорить о противоречивой ситуации вокруг сборной.

    И​ в этом спортсменов нельзя упрекнуть. Если честно, самым раздражающим звеном данной цепочки как раз является то, что в жизни национальной сборной совершенно невозможно абстрагироваться от клубной принадлежности. А это в главной команде страны может и должно отходить на далекий план и возвращаться только при возобновлении матчей Континентальной хоккейной лиги. Но в нынешней системе такой сценарий невозможен. Она даже не способна создавать вокруг сборной России новые элементы информационного поля, вдохновляющие на рассуждение.

    П​отому и спорят до сих пор, настоящей ли была победа на Олимпиаде в Пхенчхане. Да настоящей, конечно. Но это не отменяет того факта, что развитие российского хоккея идет по крайне спорному пути, который уж точно не позволяет приблизиться к известному заокеанскому аналогу.

    М​нение автора может не совпадать с позицией редакции.